Каэр-Морхен на Асхане

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Каэр-Морхен на Асхане » Ур-Сафир » Каэр-Морхен


Каэр-Морхен

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

http://s3.uploads.ru/t/0Zht1.jpg
http://s3.uploads.ru/t/j5CPo.jpg


Среди остроконечных горных вершин, на границе Ур-Сафира и Ур-Талона, никем не замеченный, притаился замок Каэр-Морхен, "крепость недремлющей стихии". Затерянный в снегах, белоснежный и неприступный, отчасти он напоминает древние дворцы Ироллана, но выполнен в более строгом и холодном стиле - стиле, когда то распространённом в древней империи Шантири. Попасть сюда можно только на крыльях. Покинуть тоже - или спрыгнуть в пропасть. В нём с комфортом могут разместиться как человек, так и архангел или даже дракон.
Замок обслуживают элементали воздуха. Каэр-Морхен - родовое гнездо серебряных драконов рода Амон'Cулат, и сейчас его хозяин - Дрейкорд.

0

2

Теллурис, йевенна. заброшенное святилище---------------->

8 июня 55 года ИУШ, 17:45.
Теллурис с облегчением приземлился во дворе замка Каэр-Морхэн.
- Проснись Йевенна, - ангел слегка встряхнул лежащую на его руках эльфийку. -  Мы прибыли.
Открыв глаза, Йевенна встала на землю, после чего её хранитель смог размять затекшие и уставшие руки, изредка с опаской поглядывая на стражей-элементалей замка. Эльфийка залезла в мешочек и, достав оттуда «ключ», протянула его одному из стражей.
Внимательно изучив кристалл, привратник  учтиво поклонился гостям.
- Добро пожаловать в Каэр-Морхен, Крепость Недремлющей Стихии. Позвольте проводить вас в гостевые покои.
Йевенна кивнула, а Теллурис, которому было явно не по себе в этом замке, сделался почти прозрачным и молча последовал за привратником.
-Я прошу прощения, дорогие гости, - элементаль раскрыл ворота в жилую часть замка двумя руками, открывая глазам ангела эльфийки просторный коридор, освещённый магическими светильниками. – Хозяин не сказал вам, когда вернётся, когда давал вам ключ?
- Нет, он этого не сказал, - учтиво ответила эльфийка.
- Жаль. Вечно он попадает в неприятности... а мне потом его лечить, - пробормотал управитель замка. - Да, вы можете звать меня Горный Ветер, - добавил он, открывая дверь в небольшую залу, раскрашенную в серебристо-синие цвета.
Взору гостей открылась небольшая комната с большим количеством шкафов, полок и сундучков. Места чтобы развернуться бело не особо много, но достаточно, чтобы там смогли жить трое. Один из углов комнаты был пуст. Хранитель Йевенны хмыкнул: «Прям как знал об этом». 
-Чувствуйте себя, как дома, - поклонился ещё раз элементаль.
Кивнув ещё раз и поблагодарив, Йевенна закрыла дверь. Теллурис тут же метнулся в угол и замер там. Эльфийка рассмеялась.
- А ты всё так же по углам прячешься? – веселилась эльфийка.
- Мне неуютно в этом замке, - тихо протянул хранитель. - Это всё-таки замок Дрейкардоса.
Йевенна пожала плечами.
- Я передам хозяину о вашем беспокойстве, когда он вернётся, милорд ангел. Уверен, он что-нибудь придумает, - послышался за дверью ехидный голос  управляющего, а затем - удаляющийся шум ветра.
Услышав слова элементаля, хранитель громко скрипнул зубами, мысленно ища причину покинуть  этот замок.
- Нет причин беспокоится, - утешала ангела эльфийка.
- Как это нет? Это замок Дрейкардоса Амон’Сулата. Этот замок огромен, и только один его хозяин знает, что тут может произойти, - всё тише и мрачнее говорил Теллурис, окончательно сворачиваясь в комок из перьев.
- Ты думаешь, что он хочет тебя убить? Зачем ты ему? – смеялась Йевенна.
- Нет, убивать он меня не хочет, но вот поиздеваться – возможно, - бурчал ком.
- Он тебе ничего не сделает, - улыбалась эльфийка. – Ему это не зачем.
Хранитель ничего не ответил, только приоткрыл одно крыло, оглянулся по сторонам и снова свернулся в ком, бормоча всё что помнит про Дрейкорда и его вендетту к Драконам.

0

3

9 июня 55 года ИУШ, 20:33

Дрейкорд, Джайран, Сандро, Дианель, Дейдара, Раиз. Ур-Ниброс---->

- Почти добрались, - голос дракона лучился весельем. Дрейкорд шепнул несколько слов, создавших  кратковременную брешь в маскировочном барьере. Через несколько мгновений взорам летящих предстали точёные башни Каэр-Морхена.

Пусть сгорает судьба в ритуальных кострах,
Пусть у мира меняется суть,
Но я вернусь домой, в старый замок в горах,
Когда будет окончен мой путь.
Но я вернусь домой, в старый замок в горах,
Когда будет окончен мой путь!

Пропел Амон’Cулат несколько строчек из песни, сочинённой им в далёкие дни юности.
Этот замок выстоял во время Войн Древних и первой Огненной войны, пережил все затмения и Падение Асхана… Пока он стоит – дракону есть, куда отступать и за что сражаться. Дом, последний рубеж обороны, за который Дрейк  будет драться до последнего.
Джайран восхищённо разглядывала представшее перед ней здание. Нет, не "здание" и не "строение"! Эти слова были слишком кощунственными и пошлыми, чтобы применять их для описания настоящего произведения искуства. Волшебница с восторгом представила, каков замок внутри, как она будет ходить по его коридорам и рассматривать древнюю архитектуру, разгадывать его тайны и загадки... Эти мысли наполняли душу чародейки искренней радостью.
У Дианели перехватило дыхание от красоты замка. Башни были настолько высоки, что взгляд невольно не мог от них оторваться. От неожиданности она чуть ослабила крепко сжатые и усталые пальцы, так что чуть не слетела с дракона. Внутри все замерло, и она вновь крепко схватилась за шип. Дианель улыбнулась строчкам, которые пропел Дрейкорд. От них словно дышало древностью скал и волей воздуха. Раскрыв глаза, девушка просто подставила лицо ветру и рассматривала прекраснейшие шпили башен...
Джайран, державшаяся за плечи эльфийки, испуганно почувствовала, как та покачнулась на спине дракона, и потом еле-еле успела ухватиться за шип. Волшебница страшно перепугалась, а затем, когда тревога прошла, прошипела:
- Дианель! Куда ты сссмотришшшь, эльфийка! Ты чуть было не!.. - чародейка мотнула головой и поджала губы, устало уставившись вдаль. Трудно поверить, но... никогда в жизни она ещё не испытывала такого страха.
- Не бойся, Джай. Ничего со мной не будет - я привык цепляться. Привыкла, то есть. Да и дракон не даст мне упасть, - девушка подставила лицо ветру, - Дрейкорд, это прекрасно! - восхищенно выдохнула она.
- Дианель, осторожней, - Дрейк обеспокоенно повернул голову назад, но, увидив, что всё обошлось, продолжил полёт. - Следуйте за мной, - дракон заложил вираж, снижаясь кругами. Миновав заслон на горной тропе и внешнее кольцо стен, ящер приземлился на мощёный камнем внутренний двор крепости.
- С прибытием, господин! – Горный Ветер уже поджидал его. – Дрейкардос, твои гости уже прибыли. Полуэльфийка и нёсший её ангел…
- Рад, что вам нравится, - усмехнулся дракон, помогая слезть своим всадницам. - Значит, Йевенна уже здесь? Превосходно. Ангел? - Амон'Cулат задумчиво посмотрел на элементаля. - И как он?
-До смерти боится тебя, хозяин, - хмыкнул управитель.
-Надо же… Ладно, проведём разъяснительную беседу. Распорядись на счёт ужина и ночлега для гостей, а я ознакомлю их с замком. Да, и будь добр, позови Йевенну.
Птицы Дейдары аккуратно приземлились во внутренний двор. Хоть подрывник и недолюбливал дракона, но даже его зачаровала красота замка. Казалось, что это был маленький уголочек свободы и вольности, где можно делать то, что душе угодно… все-таки между Воздухом и Хаосом много общего.
- Н-да, вот бы взорвать этот замок… - не удержался Дейдара.
- Именно поэтому я даже не стал спорить с драконом по поводу твоего арсенала, - ехидно вставил слово Сандро.
- Такое тихое, умиротворенное место… - молвил Раиз. – И не верится, что оно реально.
- Хватит уже любоваться красотами драконьего жилища. Слезайте, скоро будем проводить воспитательную беседу с нашими «новобранцами»…
После того, как Дианель так беспечно отозвалась о своей жизни, волшебница вдруг почувствовала, как в ней закипает ярость. Джайран решила переждать до посадки и, если неожиданная злость утихнет, просто извиниться за своё поведение... но нет. Чародейка давно так не злилась!
"Что-то сегодняшний день слишком богат на эмоции," - промелькнула в её сознании отстранённая мысль.
Спрыгнув с драконьей спины вслед за эльфийкой, странствующая волшебница встала перед Дианель и положила руки на её плечи, неосознанно пустив неопасный, но болезненный электрический разряд - так, что эльфийку-барда ощутимо встряхнуло. Внимательно посмотрев той в глаза, волшебница тихо, едва слышно проговорила:
- Не смей. Никогда больше, - и отпустила девушку.
- Дожили, меня еще и магией бьют. Ну и денек, — хихикнула эльфийка. Короткое движение — и эльфийка вырвалась из рук Джайран, мгновенно пропав из поля зрения. — Успокойся, я бывал и не в таких передрягах. Бывала. Черт, трудно привыкнуть говорить о себе как о девушке, — хмыкнула Дианель, обняв волшебницу за талию сзади.
Йевенна тихонько вышла во двор, опасаясь привлечь внимание. За ней неизменно следовал Теллурис, чьи перья и волосы сейчас торчали, как у испуганного кота шерсть. Эльфийка и её хранитель не привыкли к большому количеству людей и потому с опаской смотрели на попутчиков Сандро и Дрейкорда. Йевенна взяла ангела за руку, немного отходя за его спину. Хранитель же немного замирал на каждом шаге.
- Рад тебя видеть, - успевший принять человеческий облик Дрейкардос кивнул, улыбнувшись. Затем, повернувшись к ангелу, он прищурился, всматриваясь в его лицо. – Позволь, позволь… Баа, Теллурис? Как же, как же, помню! Ты был секундантом во время моей дуэли с Уриэлем. Вместе с Однокрылым, кстати. Не ожидал тебя здесь увидеть. Ну да ладно. Знакомьтесь: Дейдара, величайший из подрывников. Раиз, легендарный Убийца Королей… ну, Сандро вы оба знаете. А это – Джайран и Дианель, прошу любить и жаловать.
Представив всех всем, дракон продолжил:
-Что ж… пока готовится ужин, я предлагаю вам осмотреть замок. Уверен, вы все сочтёте эту экскурсию интересной, - добавил он, лукаво подмигнув.
После речи дракона Джайран вздрогнула и вырвалась из рук эльфийки, странно и растерянно на неё посмотрев, отвернулась и направилась за остальными, которых куда-то вёл дракон. На Дианель она больше не смотрела, занятая своими мыслями.

-Обратите ваше внимание на фрески под потолком. Как можно заметить, они изображают начало Войны Древних, - Дрейкорд подвёл «экскурсию» к тяжёлым резным дверям. -  А теперь раскройте глаза по шире, - улыбнулся дракон, распахивая створки. Взорам гостей открылся огромный зал. По краям до самого потолка были прикреплены полки, до конца заполненные книгами.
- Гордость Каэр-Морхена, его библиотека! Собрание  книг, многие из которых видели ещё Империю Шантири. На сегодняшний день – наиболее полное собрание сочинений в Асхане, исключая, конечно же, Незримую библиотеку безликих. Кстати, не обязательно искать нужную книгу самому. Служащий здесь элементаль сам найдёт требуемый фолиант…
Глаза волшебницы восторженно сияли. Девушка никогда в своей жизни не видела столько книг, даже библиотеки Ур-Сафира не были такими большими. А разве может быть большей радостью для мага что-то, чем книги? Чародейка поняла, что и за десятки лет всё это не прочитает... Но будет очень стараться!
- Наверное, здесь присутствуют даже самые древние магические книги... - не обращаясь ни к кому конкретно, сказала волшебница.
Йевенна застыла, словно громом пораженная. Всё, что она такими усилиями пыталась отыскать в старых руинах, было здесь. На секунду у неё даже остановилась дыхание. Хранитель, забеспокоившись, мягко коснулся её плеча и спросил:
- Всё в порядке?
Но эльфийка не ответила. Она всё ещё смотрела на книги так, словно видит их в самый последний раз. Наконец, опустив взгляд, она вздохнула и улыбнулась.
- Йевенна, - окликнул её Теллурис. Но, снова не услышав ответа, сказал: - Эта библиотека действительно прекрасна, я даже чуть не позабыл, в чьём замке сейчас нахожусь. Я думаю, ты ещё вернёшься сюда.
Йевенна, пару раз хлопнув ресницами,  взглянула на своего хранителя и кивнула.
На просьбу раскрыть глаза пошире Дианель не отреагировала никак, ибо они и так были распахнуты шире некуда.
- Волшебно... - выдохнула девушка, мягко улыбнувшись. Она старалась держаться поближе к Дракону и подальше от психованной сегодня, как ей казалось, Джайран. Дотронувшись до плеча Дракона, она спросила:
- В твоем замке ведь есть тренировочный зал? В нем есть приспособления, чтобы тренироваться с воздухом? Я эльф, а мы любим лазать по деревьям и качаться на ветвях, - она неловко отступила от дракона на шаг и продолжила любоваться томами.
- Разумеется. Кстати, это наш следующий пункт назначения, - Амон’Cулат повёл компанию на другой этаж.
Зал для тренировок  находился через стену с арсеналом крепости – в любой момент можно было сменить деревянное оружие на настоящее. Зал не был таким огромным, как библиотечный, но, тем не менее, в нём было где развернуться целому отряду. Была здесь и система канатов со страховочной сеткой под потолком, и иллюзионный «симулятор противников», позволяющий моделировать почти реальные боевые ситуации прямо в зале.

-Идём дальше, дамы и господа… Перед вами – пещера для медитаций. Во время строительства замка естественные углубления в скалах расширили,  соединили с коридором и утеплили магическим путём. В результате получилось прекрасное место для отдыха и размышлений с отличным видом на горы, но при этом здесь тепло и сухо. Кстати, как вы могли заметить, здесь может разместиться несколько драконов в истинном облике сразу.
- Значит ли это то, что история этого замка тесно связана с драконами? - чародейка во все глаза разглядывала новое помещение. Всё в доме Дрейкорда было таким величественным и потрясающим воображение... Наверное, это укрепление строили на века. - А в замке есть сеть потайных ходов?
- Этот замок строился драконами и для драконов, - хмыкнул Амон'Cулат. - Что же до  ходов... до следующего места я проведу вас одним из них.
Проведя гостей по всем значимым местам замка гостей, дракон напоследок показал им подземелья и пыточные камеры.
- К сожалению, иногда без этого не обойтись, - поморщился Дрейк. – Хотя, например, Сандро я бы тут подержал недельку другую... Как вы видите, здесь собрана как «классика», так и орудия магической пытки. В том числе помогающие обратить силу мага против него самого…
Только увидев пыточные, Теллурис остановился. Зрачки в глазах сузились до размера песчинок, а сердце заколотилось в совершенно бешеном темпе. Больше всего в жизни хранитель ненавидел пыточные, ненавидел смотреть на мучения. Он застыл так, словно его всего разом охватила одна судорога. Перед глазами пролетели все самые ужасные события, что довелось увидеть ангелу. И одна картина виднелась ярче всего: огромные рваные и кровоточащие раны на груди Уриэля. Теллурис, казалось, даже зашипел. Йевенна обняла его.
- Всё хорошо, Теллурис, всё хорошо, - она говорила дрожащим голосом, потому что никогда ещё не видела своего хранителя таким напуганным.  – Почему ты так побледнел?
- Всё нормально, - бормотал ангел. – Я больше не увижу этого. Всё хорошо.
Теллурис, вновь окинув пыточную взглядом, упокоился и замолчал, похоже на весь оставшийся день.
-Что ж... пожалуй, вы увидели всё значимое, - Дрейкорд прислонился к стене, скрестив руки на груди. - Если возникнут какие-то вопросы - обращайтесь ко мне или к элементалям. А теперь прошу в обеденный зал. Ужин наверняка уже готов.
"Рога и копыта, куда я попал?" - Дианель с трудом подбирала нужные слова, чтобы охарактеризовать все, что она видела. Красота воздушных помещений и архитектура замка резко контрастировала с жуткой, пугающей атмосферой пыточных. Здесь все давило на нее, заставляло нервничать, резало глаза, которые чуть ли не слезились от увиденного. На мгновение устало прикрыв глаза руками, эльфийка тихо простонала в ладони, но быстро пришла в себя и уставилась на Дрейкорда, с интересом ожидая, каким будет обеденный зал.
Джайран буквально влюбилась в этот замок, от парадных залов до пыточных... которые, кстати, не произвели на неё должного впечатления - в своих странствиях она не раз видела вещи куда хуже простых железок или магических приспособлений. А ещё волшебница очень хотела изучить обиталище Дрейкорда от верхушки до основания, со всеми потайными ходами и тёмными уголками - даже, пожалуй, больше, чем рыться в библиотеке. И где взять на всё время?..
"Так, интересно, а обеденный зал тоже будет потрясающим воображение? Поскорее бы!"
- Пойдёмте, - дракон, заметив, что с Дианель что-то не так, быстро оказался рядом, галантно поддержав девушку. - Надеюсь, уют обеденного зала поднимет вам всем настроение, - улыбнулся он краем рта, указывая дорогу.

- Сколько мне еще ждать эту блестящую чешуйчатую тушу… - в отсутствие дракона Сандро дал волю своему скверному и ворчливому характеру – результату бытия немощным призраком. Вдруг посеребренная дверь обеденной отворилась, и Амон’Сулат пригласил своих гостей к ужину, рассаживая их. Раиз встал и учтиво поклонился хозяину замка; несмотря на возраст, он не забыл правила этикета. Наконец, когда все заняли свои места, Дрейкорд приказал слуге зажечь огонь в камине и присел во главе стола, наполнив свой бокал вином.
Ужин шёл плавно. Дрейкорд старался от души, поддерживая лёгкий разговор.
Дианель на протяжении всей трапезы сидела тихо и задумчиво, маленькими кусочками отрезая истекающее соком красное мясо. Широко распахнув глаза, она пыталась впитать в себя всю красоту этого замка, который невольно ее притягивал, словно приглашая в себе остаться. Что ее больше всего радовало - это воздух и ветер, которые нежным светом словно пронизали все в здании.
Вообще, все ее состояние было подавленным. Она чувствовала, что ей необходимо переварить все, что она увидела. Прикрыв глаза, Дианель попыталась уйти в себя и успокоить бушевавшиеся эмоции. Но не получилось. Что ж, сегодня ночью она сможет прийти в себя и привести свой разум в порядок. Более того, она, кажется даже знает, как. Пригубив красного вина, эльфийка хитро посмотрела на Дрейкорда уголками глаз, вспоминая все, что он показывал. Точно! Покопавшись в памяти, девушка нашла искомое...
Йевенна, привыкшая к довольно скудной походной пище, скромно, маленькими кусочками, ела птицу. Пожалуй, здешняя кухня превосходила даже мамин рецепт приготовления дичи. Эльфийка улыбалась, за всего один день она столько вспомнила о прошлом (и так хорошо поела), что просто не могла не радоваться. Она смотрела на Дрейкорда и улыбалась, той улыбкой, которой улыбалась лишь своему хранителю и изваяниям Эльрата. А вот Теллурис даже не прикоснулся к еде. Находясь словно в оцепенении, он размышлял о чём-то известном только ему и эти мысли его угнетали.
Джайран присела на краешек стула, разглядывая выставленные перед ней яства - да это настоящий пир! А девушка так давно нормально не ела, даже в таверне не особо удалось из-за недостатка средств, а у Литы успела только чаю хлебнуть... Волшебница, тем не менее, сглотнула слюну и подавила желание взять "во-он тот тортик, мороженое, бисквиты и свиной окорочок", - всё равно столько не съест - наложила себе в тарелку чуть-чуть салата, риса и жареного мяса, налила в фарфоровую чашку чай, хотя очень хотелось вина, чтобы забыть все нервные стрессы. А по количеству съеденного и вовсе примерно сравнялась с Теллурисом. Аппетит сильно заглушало любопытство - чародейке ещё в начале путешествия обещали рассказать всё об отце, а теперь молчат! Поэтому Джайран буравила взглядом Сандро.
- Минуточку внимания, - прокряхтел призрак, и не садившийся за стол. С саркастическим смешком он продолжил, - простите, что прерываю сей ужин, но вы наверняка догадались, что вас пригласили сюда не для того, чтобы отужинать. Для начала я должен попросить одну «лишнюю» особу покинуть нас… на время.
Глаза дракона превратились в две узкие щёлочки.
- Cандро, позволь напомнить тебе одну важную вещь, - было видно, что хозяин Каэр-Морхена старался говорить вежливо, но его выдавал тон – в голосе сейчас бы хватило бы льда на целый айсберг. – Ты сейчас находишься в моём замке. И правила здесь устанавливаю я. Дианель – такая же моя гостья, как и остальные, как и ты, кстати. Она приняла моё предложение и сейчас является полноправной... кандидаткой, так же, как Джайран и Йевенна.
- Дрейкорд, она не входит в мой план…
- А ты не в курсе, что все планы существуют только до первого боя? Потом их неизбежно приходится менять, - пожал плечами Амон'Cулат. - в общем и целом, продолжай.
Дианель хмуро смотрела на дракона и лича, спорящего про нее. Вот так всегда. Вечно за нее решают… эх… в борделе за нее решили, сейчас решают. Вот только из борделя она сбежала, а здесь. Рога и копыта, что же лич ей сделает? Рога и копыта… хотя Дрейкорд вроде на ее стороне. Дианель набрала воздуха в грудь и внутренне дрожа, тихо произнесла:
- Дрейкорд меня сам пригласил в Каэр-Морхен… И поэтому ему решать, буду я здесь или нет.
- Ладно… смотри, не пожалей, - зловеще молвил призрак. – Думаю, всем здесь известно, ради чего мы собрались. Если коротко, то пора покончить с правлением демонов в Асхане. Думаю, все согласны. И вы весьма удачливы, ведь вам попался именно тот призрак, который способен это сделать! Точнее, придумать, как это сделать. Вы же осуществите мои замыслы в жизнь. Но… вы не готовы. Вы слишком слабы, чтобы выполнить те задачи, перед которыми я вас поставлю. Вам надо… тренироваться. В искусстве, которого боятся и маги, и некроманты, и Свет, и Тьма, да что уж там… сами Драконы.
- Сандро, ты не посмеешь! Это уже переходит все рамки!
– прошипела мумия. – У тебя нет права лишать их судьбы!
- Успокойся, Раиз… дело идет совсем не о том, о чем ты подумал. Просто их надо сделать опытными – и относительно быстро. Мой друг дракон конечно может сделать из них первоклассных воинов, но это займет время – роскошь, которую мы себе не можем позволить.
- Я вижу тебя насквозь, лич… ты же мечтаешь о воссоздании своего ордена и возвращении могущества… строишь новую армию, да? Я не позволю жертве Вейна пасть напрасной!
- Никто не говорит об армии, Раиз… из двух человек,
- ворчливый призрак никак не хотел признать ни ангела, ни новую гостью Дрейкорда. – Клянусь, что я верну им их прежние жизни, когда все закончится.
- Интересно как, если ты собрался помирать?
– подловил призрака ассасин.
- Перед своей смертью, - огрызнулся Сандро. – Итак, дамы, вы уже догадались, о чем я говорю? О да, о силах Пустоты, из которой и появились сами Драконы. Первородная и самая чистая материя… хотя, скорее, анти-материя. Вы даже не представляете, на что способен один никтомант… а если их будет несколько? Целый орден? Они могли бы покорить и весь мир… - поймав гневно-спокойный взгляд Раиза, призрак остановился. – Но, конечно же, это лишь одна сторона монеты. Признаюсь, я бы никогда вам не сказал об опасностях, которые подстерегает Пустота, но дракон убил бы на месте за такую подлость. Никтомант становится невероятно могущественным магом… но обладание силой Пустоты предполагает также и постоянную борьбу с ней. У нее нет своего разума; она не может помочь, ей нельзя молиться, просить, упрашивать; ею движет лишь одно – стремление поглотить в себя все. Абсолютно все – все Творение. Включая того, кто использует ее. Только посмотрите на меня. Я – единственный, кто сумел сохранить разум, став назгулом, стражем Пустоты. Думаю, вы знаете, что смерть – это лишь самое малое, что грозит вам в вашем будущем приключении, - Сандро говорил так, будто был уверен, что они согласятся. – Вы рискуете… своим существованием. Самой памятью о себе. И… своими собственными воспоминаниями. Решайтесь, мои дорогие. Выбор ваш – и ничей больше.
- Разумеется,  контроль Пустоты - отнюдь не всё, чему вас будет обучать в Каэр-Морхене...  При условии, если вы согласитесь на обучение, - продолжил за призрака Дрейкардос. - Как бы Сандро не старался язвить на эту тему... даже первоклассному ниткоманту не помешает умение владеть клинком, - дракон усмехнулся. - Одна из причин постоянных поражений повстанцев в том, что они не уделяют должного внимания подготовке новобранцев. В то время, как противостоят им закалённые в тысячах битв матёрые убийцы. Мы не собираемся допускать этой ошибки. Помимо уроков Сандро, в этом замке вы будете обучаться фехтованию (Да, призрак. Я могу обучить их быстро!), обычной магии, а так же искусству трансформации.  Кроме того, если мне удастся уговорить Раиза и Дейдару, - ещё одна усмешка. - вас обучат делу ассасина... и подрывника. После обучения вы сможете на равных противостоять лучшим гвардейцам Кха-Белеха. Небольшой, но прекрасно подготовленный и сплочённый отряд сможет достать все необходимые артефакты, а затем явиться к Властелину на чай, и, что немаловажно, остаться при этом в живых.
Дракон щёлкнул пальцами. В тот же миг в зале появился Горный Ветер, держа в руках два серебряных кубка. Один из них был наполнен тёмно-синей, другой – огненно-красной жидкостью.
- Решайте, - Амон’Сулат скрестил руки на груди. – выберете синий эликсир – история закончится. Вы уснёте, а очнётесь в том месте, где вам будет угодно. Ваши воспоминания не пострадают. Кроме одного – вы навсегда забудете дорогу в Каэр-Морхен. Я не могу рисковать своим замком. Выпьете красный – познаете все тайны кроличьей норы. Эликсир Драконьих рыцарей  поможет вам раскрыть свой потенциал полностью. Для начала – ваша сопротивляемость враждебной магии сильно увеличится. Кроме того, мы всегда сможем найти вас, в случае, если вы, скажем попадёте в плен. Но помните – дороги обратно уже не будет.
Дрейк благоразумно умолчал, что красный эликсир приготовлен на основе драконьей крови. Его собственной, кстати говоря. А Сандро не стал говорить, что зелье забвения – плод его алхимических трудов.
- Ну вот, напугал детишек, - усмехнулся Сандро. Конечно же, это был сарказм. Его-то слова о «прекращении существования» наверняка выглядели куда страшнее. – Дрейкорд, я не сомневаюсь в твоих методах, но… мы могли бы еще сильнее ускорить их тренировку, - и опять призрак даже не дождался выбора гостей.
- Не слушай его, дракон! – вмешался Раиз. – Он обезумел от надежды вернуть былую мощь.
- Сандро, давай не будем делить шкуру неубитого демона, - примирительно предложил Дрейк. - Поговорим об этом потом.
Сандро промолчал. Он знал, что если будет настаивать здесь и сейчас, то рискует не только этой идеей, но и своей жизнью – никтомант ни на минуту не забывал про Раиза. Казалось, что лишь присутствие в доме дракона сдерживало мумию.
- Сандро, ты забыл о главном. О своём обещании, - чародейка сузила глаза, глядя на призрака. - Или как прикажешь тебе верить, если ты не в состоянии выполнить даже этого?
- А, обещание… скажем так, твой отец был очень уважаемым человеком… в определенных кругах. Я бы даже сказал, великим… и он знал меня лично. Этого достаточно?
- Сандро, ты заключил сделку. Будь добр, выполни её условия до конца, - Амон'Сулат улыбнулся краем губ.
- Говори прямо! - Джайран понимала, что такое неучтивое обхождение с... хм, работодателем может в будущем стоить ей многого, но сдержаться не могла - слишком разнервничалась.
- Маркел, - только и сказал призрак. Прямо и четко, как его и просили.
Колдунья подумала, что ослышалась. Маркел? Да не может такого быть! С другой стороны, этим объяснялось напряжённое отношение к ней в семье и многие другие недосказанности...
Чародейка переводила недоверчивый взгляд с дракона на призрака, гадая, а знал ли Дрейкорд о её... втором родителе. Раньше она многое бы отдала за это знание, а теперь - да лучше бы никто вообще ничего не говорил!
- Вы... вы это серьёзно? - голос казался безжизненным и потерянным.
"Ничего себе..." - Дракон изумлённо переводил взгляд с призрака на чародейку и обратно.
- Нет, я пошутил, - ответил Сандро и делал мысленные ставки, поверит или не поверит.
- Такими вещами не шутят, призрак! - сейчас чародейке больше всего хотелось удушить мерзкого лича. Но, выходит, ещё есть надежда, что это просто неудачное проявление отсутствующего чувства юмора...
- Он не умеет шутить,  колдунья, - Дрейкардос флегматично подлил себе вина.
«Я убью тебя, дракон!» - мысленно выругался призрак.
Чародейка, успевшая чуть-чуть привстать за время диалога, опустилась обратно на стул и перестала обращать внимание на собеседников.
«Да, у меня теперь будет, о чём подумать...»
Лишь услышав слово Маркел, Йевенна крепко сжала в руке серебряный нож.
«О, мой прекрасный Ироллан. О, Величайший из лесов! Клянусь своей памятью, сильнее Маркела, я ненавижу лишь демонов. Во что он превратила дивную Сайрис Талла? Всюду, всюду, где он проходил, деревья гнулись и чахли, люди и звери умирали, превращаясь в жутких, отвратительных монстров. Я тоже некромант, но разве я приносила такой вред?»
Эльфийка затряслась от невыразимого гнева. Теллурис, попытавшись вытащить нож из руки Йевенны, порезался. Тёмная капля крови скатилась и упала на серебряно-серую скатерть, слившись с её тёмным узором. Ангел накрыл рану ладонью. Пожалуй, сейчас, Йевенна и её хранитель выглядели мрачнее и страшнее самых измученных узников Шио.
«И эти крылья. Эти прекрасные белоснежные крылья, – думала эльфийка. - Какая жестокость по отношению к мёртвым. Он отрубил их лишь одному ангелу, или он вырезал им всем крылья, подбирая более красивые или более мощные?»
Наверное, сегодня за обедом Йевенна улыбнулась в последний раз. Ангел открыл одно крыло, стараясь обхватить эльфийку и стул, на котором она сидела. Наклонившись к её уху, хранитель произнёс:
- В каждой бочке мёда найдётся хотя бы одна мёртвая муха.
- Я знаю,
- тихо ответила Йевенна, леча пораненную ладонь Теллуриса.
Маркел? Рога и копыта. Дианель стала наглядным изображением выражения «отпала челюсть». Впрочем, эльфийка вернула на место челюсть и попыталась вернуть на место мысли. Не получилось. Маркел… это Маркел. Обаятельная сволочь и прохвост. Будучи эльфийкой, Дианель его ненавидела, будучи бродяжкой и уличной крысой, понимала, уважала и восхищалась. Он просто не хотел жить, как жил, и использовал любую возможность. На взгляд Дианель, это было достойно восхищения. Будь у нее такой отец, она была бы рада.
- Ажиотаж прошел? – усмехнулся Сандро. – Тогда перестаньте пить то, что у вас в бокалах, и выбирайте кубок. Дрейкорд, твоя ставка?
"Сначала ты»- обратился дракон к призраку по мысленному каналу.
«Йевенна и Джайран останутся, бард уйдет. Ах да, ставить мне нечего. Прости, даже дома нет».
«Дианель и Джайран останутся. Теллурис улетит вместе с Йев».
«Посмотрим, чья возьмет…»
Дианель смотрела на два кубка. Она уже все решила. Красная жидкость! Целью повстанцев было свергнуть его рогачество, но они не преуспели. Дианель тоже мечтала. Тогда она сможет петь что хочет, танцевать, где хочет и поехать к нагам. В море. И в Ироллане не будут шастать мерзкие рожи. Но повстанцы проигрывали. А вот у этих типов есть все шансы. А Дианель всегда, всегда на стороне сильнейшего. Бросив косой взгляд на ровно сидевшего Дрейкорда, Дианель потянулась к кубку с красным эликсиром, благо названия она уже не помнила.
«Один-ноль в мою пользу, лич» - дракон ободряюще кивнул менестрелю.
«У меня еще есть шанс выровнять счет».
Чародейка сильно колебалась. Она была уверена, что положительный ответ на предложение станет самой большой ошибкой в её жизни, и вряд ли ей удастся выбраться из этой переделки живой и невредимой. В конце концов, она с лёгкостью могла бы отсидеться в одном из тихих и безлюдных уголков Асхана, пережидая бурю. Может быть, гроза прошла бы стороной и даже не тронула волшебницу. Да, так намного безопаснее… Джайран с не отрываясь смотрела на кубок с синей жидкостью, но чёртова жажда находиться в центре событий, получать опыт и знания пересилила – всё ещё не отрывая взгляда от синего напитка, волшебница взяла другой кубок и смело отпила, тут же закашлявшись. Выпитое ею по вкусу напоминало крепкое вино с непривычным чуть сладковатым вкусом, почему-то отдающим кровью.
«Дороги назад нет. Какая же ты… неумная девушка, волшебница».
Йевенна молчаливо посмотрела на кубок с синей жидкостью.
«Если я выпью синее варево, то я вернусь к прежней жизни. Забуду Каэр-Морхэн, Дрейкорда, Сандро.…  Буду вновь искать упоминания о Эльрате, вновь буду улыбаться даже самому слову Эльрат в каком-нибудь клочке сырого или сожженного пергамента.
И буду вечно бежать. Бежать, бежать, бежать. Сама не зная от чего. Наверное, от счастья».

Эльфийка перекинула взгляд на кубок с красной жидкостью.
«Но если я выпью красное варево. Я обрету иную жизнь, я перестану бежать, у меня появится Воля. Но, - Йевенна взглянула на Теллуриса. – Он наверняка уйдёт».
Ангел, зная, о чём думает Йевенна, незаметно для прочих дотронулся до кубка с кранным варевом и полушепотом произнёс:
- Я останусь с тобой в любом случае. Я всегда был рядом, буду рядом и теперь. И никто, ни Сандро, ни Дрейкорд не помешают мне, ведь я – все, что у тебя осталось.
Йевенна кивнула и тихонько отпила красного варева, которое оставило после себя горечь во рту, но не в душе.
«Ничья, - улыбнулся Сандро. – А теперь попроси своего раба принести мой посох. Надо спешить».
«Повежливей. Этот "раб" вырастил меня и моего брата с сестрой. Не тебе его называть "рабом"», - мысленно процедил Дрейк и попросил Горного Ветра принести посох.
Сандро взял в руки свой старый посох. Он так давно не держал его… так давно не прикасался к вещи, к которой другие даже боялись подойти. Его старый посох силы. Он был таковым для всех. Символ могущества. Для него же – лишь кусок металла. Но то, что было внутри… это было бесценно. Сандро раскрыл корпус посоха и вынул оттуда длинную деревянную дощечку, испещренную ячейками. Ухмыляясь, он взял оттуда три кристалла и положил их на стол, чтобы все видели. Золотой, серебристый и зеленовато-черный.
- Я предлагаю вам сделать еще один выбор, дорогие мои. Я могу существенно ускорить ваше обучение, поделившись опытом не одного поколения великих героев… Я, знаете ли, коллекционер в душе. Эти кристаллы называются кристаллами памяти. В них заключены воспоминания… полезные мне воспоминания. Я могу поделиться ими с вами. Ваше тело будет знать и уметь все то, что знали и умели хозяева этих кристаллов. Сейчас, когда вы приняли красный эликсир, процесс передачи памяти пройдет легче, чем обычно. А вот когда жидкость… «привыкнет» к вашему организму, будет уже слишком поздно. Я предлагаю вам уникальную возможность пережить то, что пережили ваши предки… или знакомые. Ваш боевой потенциал возрастет в разы. Но, как обычно… выбор за вами. Конечно же, есть и опасность – можно свихнуться от совмещения в себе отрывков жизни другого существа. Но, думаю, вы справитесь и усмирите «чужие» воспоминания. Итак, ваш выбор?
«Интересно, чья память в этих кристаллах,» - подумала Джайран, заворожённо следя за ними. От зеленовато-чёрного камня исходила потрясающая манящая аура силы, мощи, страха и власти. Чародейке, пожалуй, было уже всё равно, чьи это воспоминания и сколько они для неё будут стоить. Она хотела узнать, что за знания могут скрываться в гипнотизирующем её кристале - здесь, немедленно, сейчас!
Йевенна, уже готовая ко всему, с интересом смотрела на кристаллы. Больше всего ей нравился золотой. Он  напоминал ей яркие лучи солнца. Когда она смотрела на него, в голове мелькал радостный детский смех. И Свет. Там было много света. Сердце Йевенны словно отзывалось этому кристаллу.
Эльфийка не могла оторвать глаз.
Так, пробовать новое, конечно, хорошо, но в ограниченных количествах. Дианель смотрела на кристаллы и понимала, что от каждого исходит какая-то аура. От золотого что-то светлое и радостное, от зеленого - мрачное и давящее.... А серебряный вообще не поддавался описанию. Переливчатый, от него исходила загадка и опасность... Он притягивал.
- Так, хорошего понемногу. Одну непонятную вареву, - Дианель нарочно исказила слово, - я выпила. Теперь еще и непонятный камушек. Чьи воспоминания?

- Ах да, как я мог забыть. Золотой принадлежит молодой девушке-ангелу, которая лично знала самого Раилага. Судьба ее была несколько печальна, но не будем о грустном… Автором черненького является сам отец Джайран, не буду называть его имени. А вот серебряный…
- Сандро... какого дьявола? - глаза дракона неотрывно смотрели на серебристый кристалл. Кажется, он догадывался, чьи воспоминания выставил на всеобщие обозрения наглый призрак.
- … принадлежат почтеннейшему дракону Амон’Сулату. Думаю, не надо говорить, кому какой кристалл предназначен, - Сандро незаметно взглянул на барда.
- Довольно, Сандро! – воскликнул Раиз и протянул вперед руки.
- Раиз, я их не принуждаю. Это их выбор. Думаю, я сделаю хорошую вещь, показав девочке отца, которого она никогда не знала! Успокойся и предоставь им право выбирать.
«Ставлю на то, что Йевенна и Дианель согласятся», - призрак впервые назвал ее по имени.
«Дианель, это твой шанс!» - узнать, что творилось со спасшим ее драконом Дианель хотела, да и понимала, что так она намного быстрее всему обучится. Она не боялась, что с ней что-то случится, просто потому что к магии она не очень чувствительна. Эльфийка сжала виски руками, пытаясь сделать выбор... А вдруг не стоит? Хотя... Ну а вдруг? В голове словно все вскипало, в висках больно пульсировали мысли. А потом она бросила взгляд на дракона. И решилась. На ватных шагах подойдя к кристаллам, она робко потянула пальцы к серебристому.
- Сандро, заткнись. Прежде, чем ритуал начнётся, я должен знать, какие воспоминания ты собрался показывать, - в голосе Дрекорда опять зазвучал лёд . Он даже не заметил, что говорит в слух, а не по мыслеречи.  Увидев, что эльфийка протянула руку к серебристому кристаллу, он  помрачнел.
«Эм, ты сказал это вслух, - в голосе Сандро звучала нотка ехидной радости. – Не бойся, там нет постельных и грубых сцен, вроде твоего полета по Ироллану или дуэли с Уриэлем».
«А что там ЕСТЬ?»
«Думаешь, я помню наизусть твою память? Но точно есть побои от Каламита и знаменитое Третье Затмение».

Дракон едва заметно побледнел и судорожно схватился правой рукой за покалеченную левую. Пальцы непроизвольно сжались в кулак.
Он помнил. Помнил кровавую резню первой Огненной войны. Он, старший, глава рода Амон’Сулат, вёл в бой брата и сестру. Серебристая чешуя блистала в свете звёзд, а драконий клич разносился по полям битвы, ввергая ужас в сердца неустрашимых демонов… Но войну пережили  только двое. Тогда, в бою с легендарным Каламитом, Аватаром Ургаша, Дрейк отделался повреждённой левой лапой. В отличии от младшего брата, чьи останки теперь покоятся в родовом склепе.
Ну а Третье Затмение… да, дракон помнил и его. Первая война Однокрылого на стороне демонов. И первый крупный «трофей» - жизнь последнего родича Дрейкардоса.
«Я не уберёг их, Сандро. Ты это понимаешь?! – взорвался Дрейкорд. – Я отдал бы правую руку, чтобы это забыть… Да я скорее убью тебя, чем дам показать эту память!»
«Ну, убей. И передавай привет Властелину. В любом случае, ты стал противоречить самому себе. А как же свободный выбор? Как же учения Ветра и Вольности?»
«Какой, к дьяволу, свободный выбор?! Какого дьявола ты вообще достал мою память?»
«Амон'Cулат, ты вот что учти. От качества  памяти зависит, насколько хорошо они смогут подготовиться. Твоя память - одна из лучших. Нет, ты, конечно можешь отказаться... Но потом сам будешь винить себя в том, что "не уберёг" ещё кого-то». 

«ВРАТА ШИО! Нет, я его не возьму... даже не притронусь... нет!» - тем не менее, чародейка просто физически не могла даже взгляд отвести от зеленовато-чёрного кристалла. От желания взять его в руки сводило с ума, и Джайран, прокусив губу до крови, еле удержалась от того, чтобы вскочить, приблизиться к кристаллу, прикоснуться... дотронуться... – «Никогда этому не бывать! Чтобы я... во мне были ЕГО воспоминания?!»
Чародейка знала, что битва была проиграна, ещё не начавшись. Поэтому, сделав над собой неимоверное усилие, обернулась к личу, думая, что с этого момента ненавидит его ещё больше, хрипло сказала:
- Я возьму, - и потянулась к камню. Чем больше приближались к нему её пальцы, тем сильней пьянил аромат смерти и власти...
Воспоминания ангела. Йевенна задумалась.
«Ей, наверное, одиноко в этом камне. Если я возьму её воспоминания, они будут жить во мне. Хоть какая-то часть этой девушки будет жить. Какая бы трагическая судьба не постигла её, я сохраню её воспоминания, и, может быть, даже запишу их на бумаге. Я уберегу её».
Эльфийка всё ещё влюблено смотрела на камень. Теллурис же наоборот, смотрел несколько опечаленно. Прежде чем протянуть руку к кристаллу, эльфийка посмотрела на хранителя. Он кивнул, и Йевенна коснулась камня.
Раиз нервно сложил руки вместе. У него было плохое предчувствие…
- Отлично. Все согласились. Тогда не будем тянуть время. Идемте в пещеры под замком, там начнем ритуал… - и про себя добавил: «Проиграл».
«Сандро, - ты мразь», - Амон'Cулат не удержался от гадости в адрес призрака, сующего свой нос во все дела, - «Но в чём-то ты прав...» Дрейк задумался. Эта память всегда была для него персональной головной болью, слабостью, как для Однокрылого - его воспоминания об учителе. Показать кому-то своё слабое место... Проклятие. Но, с другой стороны, Сандро прав. Воспоминания об Огенной Войне - ценнейший опыт, который может помочь выжить.
-Действуйте, - в голосе дракона не ощущалось ничего необычного для него. – Мы с Раизом подождём тут. Нам есть, о чём поговорить.

отыграно с Сандро, Дианель, Джайран, Йевенной

0

4

- Знаешь, Убийца Королей, - Дрейкардос задумчиво проводил ушедших взглядом, а затем подлил в свой бокал вина. – Когда эта заварушка закончится, я с огромным удовольствием воткну что-нибудь острое в глаз этой заразе…
Чёртовы воспоминания разбередили душу.
«Всё это давно в прошлом. Их души нашли покой в крепости Каэр-Морхена, рядом с предками», - попытался успокоить взволновавшийся разум Амон’Сулат.
- Когда вся эта заварушка закончится, он будет либо повелителем мира, либо мертвецом – окончательно и бесповоротно, - сурово ответил Раиз.
-Кто знает... В этой жизни многое зависит от простого стечения обстоятельств,
- хмыкнул дракон, а затем спросил уже серьёзно. - Ты можешь обучить девушек своему мастерству ассасина? О большем я не прошу.
- Зачем ты задаешь вопрос, на который уже знаешь ответ? Ни одна из них не верует в Богиню Теней.
-Раиз... Уж от кого, а от тебя я не ожидал подобных предрассудков.
- Уж от кого, а от дракона я не ожидал безверия,
- сухо ответил убийца. – Ты говоришь, как чародей Семи Городов.
- Я говорю, как человек, прошедший вторую Огненную Войну от начала до конца, - Дракон мрачно усмехнулся. - Можешь ли ты подобное сказать о себе? - Амон'Сулат выдержал паузу и продолжил. - Ты слышал о Сером Легионе? Последний осколок объединённой асханской армии. Когда другие рассеялись по лесам, начав партизанско-повстанческие действия, а другие сдались на милость победителя, эти молодцы отступили на последний рубеж обороны. «Морские ворота» Ироллана, Эревелл. Славное было время. Демоны семь недель пытались взять нас штурмом. Кха-Белеху пришлось бросить в бой сразу двух легендарных полководцев - Однокрылого и Аграила. Позже сами рогатые объявили этот город проклятым местом и снесли до основания... Но это не важно. Серый Легион был уничтожен практически полностью. Последние несколько десятков я и ещё два выживших в бойне дракона спасли на собственных спинах. - Дрейк посмотрел ассасину в глаза. - Члены Легиона знали,  что будут уничтожены. Но они сражались до конца. Сражались за уже убитых собратьев по оружию, за родичей. За Асхан. В то время, как боги предпочли вновь отсидеться в Мире Духов. Я преклоняюсь перед павшими под Эревеллом, но не перед богами. Вмешайся они, даже на самом последнем этапе войны - они могли спасти наш мир от того, что творится сегодня, - закончил с горечью.
- Пути Драконьи неисповедимы. И почему меня должно заботить будущее этого мира, если я уже мертв? Все, что я хочу – это отойти к Асхе. И, к моему величайшему проклятью, единственный, кто может мне в этом помочь – Сандро.
-Возможно, потому что когда-то и ты был живым. А возможно, потому, что если Кха-Белеха не остановить, тебе уже не к кому будет отходить.  Чисто теоретически.
- Слишком много «возможно». Я предпочитаю быть реалистом. Мы оба знаем, что Кха-Белех не обрадуется возвращению Ургаша, обладающего большей властью, чем он сам. И если кто и хочет свергнуть Драконов в небытие, так это тот, кому ты так беспамятно помогаешь.
-Не спорю... Хотя, признаюсь, я с большим удовольствием увидел бы головы Силата и остальных как украшение своего замка. Но поговорим о насущных проблемах. А именно - о подготовке борьбы с Кха-Белехом. Мне позарез нужен учитель-ассасин для этих трёх девушек. Я вижу, тебя впечатлил Каэр-Морхен,
- Дрейк хмыкнул. - Поступай ко мне на службу. Цену можешь назвать сам. Если уж тебе не терпится уйти к Асхе... Я "уговорю" Сандро освободить тебя перед его гибелью.

- Дракон, позволь задать вопрос?
-Задавай.
- Где ты научился так искусно врать?
-У меня была обширная практика
, - Амон'Cулат пожал плечами.  - За две тысячи лет чему только не научишься.
- Мы оба прекрасно знаем, что Сандро скорее душу продаст, чем умрет. Но я не чувствую лжи. Это можно объяснить вашим холодным спокойствием. Так вот: что же планирует лич? Если хочешь заручиться моей поддержкой, то поделись со мной своей правдой.
-Фокус,
- Дрейк открыл новую бутылку. - Ритуал, в ходе которого он погибнет, высвободив энергию пустоты, что ударит по Кха-Белеху. Но... - дракон помолчал, вспоминая обьяснения призрака. – Погибнет не до конца. Вторая часть ритуала, в которой будут задействованы те песочные часики, которые мы из библиотеки спёрли, помогут ему остановить время на несколько мгновений, которых должно хватить, чтобы удержать дух никтоманта и вернуть его в полноценном виде.
- Благодарю тебя за то, что был со мной откровенен. Я раскрою тебе и свои планы: убить Сандро, как только он возродится. Для меня он – большее зло, чем Властелин. Да, я обреку себя на вечное скитание по миру, но зато буду уверен, что этот мир будет. Тем не менее, я сдержу слово. Я постараюсь обучить их искусству ассасина, хотя уже знаю, что никому не удастся им овладеть. Разговор окончен,
- резко оборвал диалог убийца и растворился в воздухе…
- Спасибо и на этом. Во время своих вечных скитаний можешь заглядывать ко мне, сюда. Буду рад, - Дрейк отсалютовал Раизу бокалом. Разговор прошёл куда удачнее, чем планировалось.
Амон’Cулат взглянул на часы. Две минуты первого. Ритуал уже должен был закончиться. Интересно, как  там подопечные?
Словно в ответ на его мысленный вопрос послышался звук открывающейся двери.

отыграно с мастером-игротехником

0

5

Смотреть чужие воспоминания, это завораживающе, признавала Дианель. Она видела счастливых драконов: братьев, одним из которых был Дрейкорд, и сестру. Картина того, как они росли, напоминала картину ее счастливого детства, и Дианель умильно улыбнулась. Хотя тех, счастливых и светлых, было мало. Вот они вместе издеваются над воздушным элементалем и весело хихикают, когда тот пытается их отчитывать. Счастье! Но оно было коротким. На Смену ему пришла кровавая баня. Столько крови Дианель еще не видела. Мечта вампира, черт возьми. Дианель чувствовала то, что испытывал Дрейкорд, , казалось, что ее сейчас разорвет от эмоций. Чувствовалось какое-то разочарование... Дрейкорд дрался с демонами и чувствовал, что обманулся в чем-то? Сложив два и два, Дианель похолодела. Неужели он поклонялся Ургашу? Рога и копыта… Эльфийка чувствовала мощь, силу, неистовый порыв, которые завладели драконом... А потом - хруст, рев брата, и волна горечи и боли. Как от потери любимого человека, от потери родного. А Дианель еще гадала, что случилось с братом… значит, и сестра тоже? Видимо, да… и как он живет с ЭТИМ? Внутри что-то скрутило, и Дианель похолодела, а по лбу пробежала капелька пота. Стоять было все труднее. А потом воспоминания сменились. Нещадные тренировки над собой, стремление забыть все и достичь идеала силы и мощи, тренировки наравне с сестрой, которую он поклялся защищать до последнего. Дианель чувствовала, как тело становится сильнее, а ум острее, чувствовала горечь, но совсем иеаче, вместе с Драконом смотрела на вещи. В личной трагедии ей открывались тайны тактики и стратегии, а в изнурительной боли — практическое пособие по тому, как бороться со своими эмоциями. Тело болело, но и ему открывалось новое: неожиданно показалось, что выполнить раньше невыполнимые акробатические движения с мечом — раз плюнуть. А еще она неожиданно поняла, что если  если разбудить ее среди ночи, она прекрасно вспомнит про магию то, о чем раньше и не думала. Теорию, по крайней мере. Неожиданно она ощутила легкость во всем теле, когда увидела, что Дракон в воспоминаниях взлетел, словно она взлетела вместе с ним. Она понимала, как двигать крыльями, которых у нее не было никогда. Зато они были у дракона. Словно в Дианели поселился кто-то и шепнул: "Я здесь навсегда. Привыкай. И слушай." А потом погибла сестра. Тут Дианель впервые обратила внимание на Однокрылого. Вернее, видела она его и раньше, но теперь он был с демонами. Эта смерть, оставила невероятную пустоту в драконе. Словно туда плеснули едкой некромансткой жидкостью. Да, в принципе, так оно и было! Одиночество, опустошение, вина, любовь, боль. Эти эмоции смешались в тугой комок, который норовил вылиться в слезах, но пока вылился лишь в одну, — Дианель старалась сдерживаться.   Поэтому она открыла глаза, не рискуя сделать ни шагу, потому что просто упала бы от этого тугого и жуткого комка в груди. «Ты артистка, вот и играй», — шикнула эльфийка на тебя. «Ему твои сожаления как рыбе свечка. Терпи» и Дианель даже нашла в себе силы выдавить улыбку. Едва не упав, она направилась в зал, где был Дрейкорд. Что ей двигало? Желание снова увидеть его лицо и понять, наконец, как он может жить со всем ЭТИМ.

0

6

Дианель шатало, но она честно шла к дверям, расстояние до которых казалось пыткой. Девушка проделала немного шагов, но, обессилевшая, уже вся вспотела и еле держалась на ногах. Дрейкорд, на которого она стала смотреть совсем по-другому, казалось, не сдвинулся с места за всё время ритуала – так и просидел в своём кресле с бокалом алой жидкости. Девушке показалось, или он с нетерпением ждал их возвращение? Кто знает…  Эльфийка неожиданно поняла, что не может даже шагу сделать. Вот ирония: получила опыт и силы, а сама настолько ослабела, что и не двигается! Даже не может слова сказать, чтобы отблагодарить за помощь и заступничество. Чисто, от сердца отблагодарить. Девушка чуть не упала, но уцепилась за стену и осталась на ногах. На большее особо не хватало. Но она понимала, что дракону ее истерики нужны как рыбе свечка и просто попыталась улыбнулся, смотря на Дрейкорда.
Дракон повернул голову на звук открывшейся двери.
«Дьявол… да она вымотана!», - увидев, что вошедшая едва держится на ногах, он отрывисто кивнул парящему у камина элементалю. Тот, во мгновение ока оказавшись рядом, бережно подхватил эльфийку и плавно оттранспортировал до ближайшего стула.
-Что-то случилось? – Амон’Cулат придвинул смертельно бледной Дианели кубок вина. – Я попросил Горного Ветра, чтобы после ритуала вас троих проводили в комнаты. После такого… насыщенного дня просто необходимо отдохнуть.
-Дрейкорд,
— голос, как назло, слабый, но в нем появилась красивая и любимая Дианелью хрипотца, а вот улыбка внешне напоминала оскал. — Спасибо, что заступился за меня перед Сандро.  Уйдя, я потеряла бы многое.
«Что ты несешь, дура?! Как, по-твоему, он это поймет?» — шикнул внутренний голос, но Дианель знала, что он поймет как надо.  Менестрель взяла кубок дрожащими пальцами, едва коснувшись казавшихся горячими по сравнению с ее ледяной рукой пальцами дракона. Рука дрожала, но эльфийка боролась, пытаясь выпить вина, надеясь, что это успокоит. Храбрясь, она улыбнулась, вернее оскалилась, еще раз, борясь с собственной бесившей в тот момент конечностью. Хотелось броситься дракону на шею и сказать, что она все понимает, а потом зареветь, вымывая свои эмоции, его эмоции из памяти и свои эмоции на него. Но вместо этого она просто закусила губу. Потом наплачется.
- Сандро - чёртов у... кхем, прошу прощения, - Дрейк прикусил язык, хотя наружу рвались ругательства на трёх языках сразу. - Не за что, Дианель. Ты - моя гостья. - Амон'Cулат видел, что менестрель дрожит сейчас крупной дрожью, и похоже, не столько от физического перенапряжения, сколько от нервного.  Проклятие, призрака убить мало за подобные ритуалы. Вживлять кому-то чужую память, тем более не самые приятные воспомиания… Гад. Сейчас она была вынуждена  смотреть на воспоминания крови и смерти, и что хуже, частично воспринимать их, как свои собственные.  - Ты дрожишь. Ритуал слишком сильно измотал тебя. Нужно отдохнуть, - дракон наставительно посмотрел на девушку.
Дианель хихикнула.
-При мне ругательства можно не сдерживать. Я за жизнь столько всего наслушалась, что страшно представить, причем в свой адрес,
— Дианель все же доборолась с собой и отпила вина. А вот путь руки назад увенчался упавшим кубком и разлитым по полу вином.
-Черт. Да, согласна. Нужно, — Дианель хрипела все больше. Опершись на руку Дрейкорда, она встала и даже смогла пойти, хоть и не хотела.
- Ладно. Я пойду. Где в обморок по дороге упаду — там меня и ищите, — пытаясь совладать с бесившим телом, улыбнулась она и облизнула губы. На языке остался привкус крови. Проклятье, неужели до крови раскусала?
- Владыки бездны, - проворчал дракон.    - Нет, я точно убью его. Ты на ногах не стоишь...
Амон’Cулат, не мудрствуя лукаво, подхватил эльфийку и, и ворча про себя проклятия в адрес призрака, быстрым шагом направился к гостевым покоям. Левая рука предательски заныла.
«Может, бесцеремонно, за то эффективно. А то ещё бы упала от перенапряжения где-нибудь по дороге», - отметил про себя Амон’Cулат. Сама же девушка, похоже, слишком вымоталась, что протестовать против такого средства передвижения.
Дойдя до дверей, Дрейк вернул гостью в вертикальное положение.
- Горячая ванна и тёплая постель тебе сейчас будут очень кстати, - Дрейкорд помолчал немного, а после добавил. -  Ложись и постарайся заснуть. Забудь на время о том, что ты видела в кристалле. Это не твоя боль.  Всё это – дела далёкого прошлого. Что было, то быльём поросло.  Доброй ночи, - дракон учтиво поклонился и,  развернувшись, направился обратно.
- Спасибо еще раз, — произнесла вслед  Амон’Cулату  эльфийка. — и не надо Сандро  убивать. Он хотел как лучше. Немного покалечить — да, а убивать не надо. Он еще пригодится, — хихикнула Дианель. И совсем тихо добавила, не зная, услышал ее дракон или нет, — Надеюсь, ты увидишь не только, как я дрожу, но и как я танцую. И я станцую. Тебе,— девушка  ушла в комнату, неплотно прикрыв дверь, а потом сползла по стенке и, дав волю чувствам, зарыдала, вымывая весь этот плотный комок эмоций, который она не могла сдерживать вечно.
«Шесть Наместников Ургаша, - дракон  невесело усмехнулся, открывая дверь в зал. – Мда. Теперь вот эта девочка знает обо мне больше, чем кто-либо другой. Исключая, конечно, Горного Ветра и, возможно, Сандро…»
Мысли ящера переключились на события сегодняшнего дня, затем перетекли на разговор с Раизом. Что-то подсказывало дракону, что сегодня он сумел завоевать немного уважения этого молчаливого ассасина… и что это ему ещё пригодится в будущем. А потом размышления вернулись к сегодняшним гостьям. Джайран, дочь знаменитого некроманта, жаждущая силы и знаний. Йевенна, полная её противоположность, подруга старого знакомого – Теллуриса. И Дианель. Амон’Cулат вспомнил полёт до Каэр-Морхена. Он буквально чешуёй чувствовал её  тогдашнее восхищение.
«Прямо как восхищался я сам во время первого полёта, - хмыкнул дракон. – Чёрт, что тебя сегодня на воспоминания-то потянуло? Стареешь, Дрейк».
- Я отвёл двоих девушек в их комнаты, - к хозяину замка подошёл с докладом управляющий. – А вот на счёт третьей…
- Она уже у себя, успокойся. Пожалуйста, приготовь для них тренировочные костюмы. Где сейчас Сандро?
-Летает по замку. Что-то ты неважно выглядишь,
- Горный Ветер с беспокойством посмотрел на бывшего воспитанника.
-Устал, дружище. Дико устал.  Если встретишь призрака – передай ему, что ещё один подобный ритуал – и я его Раизу отдам. Честное драконье. Девушки после него на ногах не стояли.
-Как скажешь. Пойдёшь пролетаешься?
-Да, а потом спать. Доброй ночи…

Дрейк вздохнул полной грудью и направился к выходу на внутренний двор.

Отыграно с Дрейкордом.

Отредактировано Соколенок Дианель (2013-03-06 16:58:57)

+1

7

Сколько времени Дианель провела, прижавшись к стенке, притянув колени к груди и отчаянно рыдая? Она не знала. Она даже не помнила, когда ревела так в последний раз… Наверное, когда узнала, что ее единственный друг из «двора чудес», обучивший воровать, умер. Хотя, наверное, и тогда не так. Собравшись с силами, девушка подошла с огромному окну и распахнула его, сквозь слезы смотря на ночное небо. Рыдания скрутили ее, и она упала рядом с подоконником. Рядом было кресло, но эльфйика не могла в него забраться. Вместо этого она схватила с него подушку и уткнулась в нее, чуть ли не кусая, силясь скрыть всхлипы. Рога и копыта, как же Дрейкорд с ЭТИМ живет? Постепенно узел словно растворялся, исчезая в слезах. Дианель словно топила его.  А когда же он развязался и исчез окончательно, девушка и не заметила, как уснула.
Проснувшись в расстроенных чувствах спустя три часа, Дианель поняла, что единственный способ успокоить нервы – это полетать. Порывшись в сумке, она нашла фиолетовую юбку чуть ниже колена, специально сшитую эльфийкой для тренировок, которую она всегда носила с собой, равно как и все свои вещи. Привычка, привитая после жизни в «дворе чудес». Носи все с собой, а то утащат. Быстро переодевшись в юбку и свободную белую блузу, девушка вышла из комнаты, направляясь в зал для тренировок.
А вот и зал! Дианель вошла в это огромное помещение, широко распахнув глаза. Вообще, зал и библиотека наиболее завлекали эльфийку, хотя Дианель и понимала, что в знаниях ей далеко до Джай или Йевенны. Дианель весьма противоречиво относилась к ее новым знакомым: Дрейкорд вызывал в ней чувство неимоверной благодарности и полного к нему доверия, особенно после того, как узнала его жизнь, Сандро - полного отчуждения и неприязни, Йевенну Дианель вряд ли смогла бы понять. А Джайран... И за что волшебница так взъелась на барда? Дианель была уверена, что ветер никогда не позволит ей упасть, ведь она и ветер как одно целое! Вся ее семья была танцующими с ветром или друидами, и эльфийками с молоком матери впитала песни ветра!
А канаты и перекладины здесь хорошие! Дианель одним взглядом уже определила, что они выдержат, какие бы воздушные кульбиты девушка на них ни вытворяла. Быстро взобравшись на стенку перед первой перекладиной, девушка прынула, ухватившись за эту холодную сталь. Юбка взвилась, зачерпывая воздух, а девушка стремительно полетела вперед. Отпустила пальцы, схватилась за вторую перекладину, полетела дальше, сделала круг под потолком и взлетела еще раз, схватившись за третью перекладину. Свобода! Подтянувшись на руках, Дианель просунула ноги на перекладину и начала качаться на одних только коленях, расставив руки, словно крылья и счастливо зажмурив глаза. Напрягшись, девушка схватилась за только прилетевшую вторую перекладину и расслабила ноги, взлетев снова.
Девушка летала и чувствовала, как все тревоги покидают ее разум, как мысли перестают метаться, укладываясь в голове в стройные ряды, как все ее существо замирает и успокаивается. Как мало ей нужно для душевного равновесия! Всего лишь взлететь! Весело рассмеявшись, девушка сделала круг на руках, после чего перепорхнула следующую перекладину...  Ей хотелось распахнуть крылья, чтобы ощутить то, что чувствовал Дрейкорд, но она не могла. Пока не могла.
Сколько Дианель летала? Она не могла ответить... Остановилась она только когда почувствовала, что глаза ее постепенно слипаются, а сама она слабеет. Одна ее рука сорвалась от усталости, и Дианель полетела вниз, сделав сальто. Упав на спружинившую сетку, девушка, свернулась в клубочек, замерла и не заметила, как упала в объятия сна.

0

8

10 июня 55 года ИУШ, 00:30.

После ритуала Йевенна почувствовала себя плохо. Ноги подкосились, голова закружилась, а в глазах потемнело. Теллурис подхватил эльфийку на руки и унёс в её комнату. Он уложил её на кровать и раз пять проклял себя за то, что разрешил ей коснуться того золотого камня. Хранитель вздохнул, проведя рукой по голове Йевенны. Когда-то давно, он точно также сидел рядом и берёг её сон от ночных шорохов. Только раньше рядом с Йевенной была её мать, Йарвайенн. Кто знает, где она сейчас? Теллурис опасался худшего. Ему невольно вспомнились слова Йарвайенн, которые она говорила своей дочери, когда та плакала.
"Чем больше слёз ты прольёшь сейчас, тем больше будешь смеяться потом", – говорила мать Йевенны.
Ангел же горько улыбнулся.
«Выходит, всё наоборот? – мысленно спрашивал себя хранитель. – Всё было так хорошо, а теперь пришло время для слёз?»
Он смотрел на спящее лицо Йевенны и думал, что сейчас её жизнь зависит от него. Пожалуй, жизнь Теллуриса тоже зависит от этой юной эльфийки. Что с ним будет, если она умрёт? Куда он пойдёт, если она умрёт? А будет ли у него смысл жить, если она умрёт? Он не знает, и узнать это он точно не хотел бы. Хранитель, кстати говоря, тоже устал. Психически устал. Сначала Сандро и Дрейкардос, потом этот замок, пыточные, этот треклятый кристалл и прочее, прочее, прочее. Ангел подошел к огромному окну и попытался отвлечь себя от мрачных мыслей, смотря на прекрасный пейзаж Каэр-Морхэна.
Йевенна же спала довольно беспокойно. И во сне постоянно размышляла: то, что она видит – её сон или воспоминания того ангела? Внешне казалось, что эльфийка спит самым сладким сном, но внутри неё росла тревога, а вокруг неё сгущались тени комнаты.
Йевенна никак не могла понять, где плод её фантазии, а где реальная жизнь другого существа. Та картина, которую она видела, была похожа на конец осени. Поле, где уже собрали урожай, было чистым. Оно слегка побелело от снега, который падал с серых небес. Йевенна оглядывалась по сторонам, ища какой-нибудь ориентир в этом позабытом  пугающем месте. Но не нашла ничего более приметного чем старый сад, где яблони уже давно погибли от мороза и засохли. Когда эльфийка приблизилась к ним, то заметила под почерневшими ветвями ангела. Девушка лежала на земле. Подойдя ближе, Йевенна дотронулась до неё. Её кожа была холоднее льда и бледнее снега, лежавшего на земле. Глаза были раскрыты, она смотрела в небо и улыбалась. Смотря в эти, уже ставшие пустыми, глаза, Йевенна невольно приближалась к её лицу. Неожиданно, мёртвая девушка схватила эльфийку за плечо и потянула к себе. Однако Йевенна упала не на неё, а словно бы провалилась внутрь этой девушки.
Пролетев сквозь мрак, эльфийка очутилась в маленькой комнатке, освященной лишь тлеющей свечой.  Ангел, чьими глазами Йевенна видела происходящее, что-то очень быстро записывала, с ужасом оглядываясь на любой шорох. Её взгляд вновь метнулся на текст.
«Я не смогла их победить, и, кажется, они скоро решат мою судьбу. Но мне нечего бояться, им не под силу изменить меня, они не смогут отобрать у меня Свет. Найдите меня потом. И на моём примере вы поймёте, что я пыталась донести до ваших глухих ушей, жестоких сердец и пустых голов».
«Правители
, - писала она. – Вы до сих  пор не выросли из детского возраста, когда мальчишки бегают с мечами друг за другом. Какая досада, что теперь вам лень играть самим. Вы лишь сидите на троне, смотря, как люди убивают друг друга, обеспечивая вам спектакль, где на карту поставлена жизнь сотни мужей, женщин и даже детей. Какая досада, когда эти живые игрушки не хотят участвовать в ваших играх. Тогда вы бросаете их на плаху? А видели ли вы, как эти люди умирают? Пытались ли когда-нибудь что-либо восстановить? Любая дурашка умеет разрушать и убивать. А сколько людей умеет лечить? Я много лет задавалась этим вопросом. И для себя давно решила, что уничтожать  – легче, чем созидать. Я долго наблюдала за тем, как люди поклоняются Эльрату. К несчастью, лишь немногие понимают, что такое Свет. Люди бездумно подчиняются Церкви, даже если она практикует пытки, даже если она показывает лишь жестокость. Я пыталась сказать об этом священникам, я пыталась сказать об этом дворянам, но меня лишь гнали, называя одержимой. А когда пришли Мор и Война, их голоса стихли. Никто не стал их лечить, никто не хотел им помогать.  И хотя я считаю это справедливым, в глубине души, мне очень жаль их. Но ещё больше мне жаль детей. Война их до них добралась. Я до сих пор вижу перед глазами эти маленькие гробы и холодные бледные личики мёртвых  малышей в них. Кто вернёт их матерям? А ведь всё это время, кто-то отсиживался на троне, пил вина и знать не хотел про страдания своего народа. Сейчас  этот кто-то хочет меня убить. За что? За правду? Но я не беспокоюсь, Драконы рассудят, кто был прав, а кто – виноват. Вы сами это увидите….»
За ангелом появилось шесть огромных огненных силуэтов, и всё, что видела эльфийка, охватило пламя.
Йевенна резко вскочила с постели, тяжело дыша. Теллурис моментально оказался рядом. Он коснулся лба эльфийки. Казалось, что у неё был жар, но через пару минут температура спала. Хранитель ещё пару раз мысленно проклял злосчастный кристалл и обнял Йевенну. Однако эльфийка не была напугана. Скорее, она вскочила с кровати от неожиданности, чем от страха. Ночные тени, ранее пугавшие её, уже не казались такими ужасающими. Из сердца ушли все сомнения, а разум был спокоен. Свет наполнил её и укоренился в ней, проникая до самой души, укрепляя веру и силы. В голове проносились мысли, воспоминания, ставшие уже «своими». И Йевенна вздохнув, попросила:
- Теллурис, можно мне прогуляться?
- Думаю, немного свежего воздуха тебе не помешает, - сказал хранитель.

0

9

Чародейка не помнила, как дошла до своей комнаты, не помнила, провожал её кто-то или нет, сколько плутала по коридорам – тоже. Всё было как в тумане. Дождавшись, пока по её просьбе наполнят купальню, – помнится, волшебница очень удивилась богатству обстановки, даже купальня своя есть! – Джайран быстро скинула с себя всю одежду и нырнула под воду. По правде сказать, купальня больше напоминала маленький неглубокий бассейн. Если встать в полный рост, с головой под воду не уйдёшь, конечно, но уровень воды будет примерно по грудь или чуть ниже – при желании вполне можно даже поплавать.
Вода была горячей, а купаться было приятно, но волшебница нуждалась совсем не в этом. Ей казалось, что стало бы гораздо лучше, если бы вода оказалась настолько холодной, чтобы тело сводило судорогой. Так, по крайней мере, можно было бы начать мыслить адекватно.
Вынырнув, девушка потёрла руками глаза и помассировала виски, а потом прислонилась к бортику и подняла глаза к потолку, ещё раз прокручивая в уме события сегодняшнего дня, начиная от прибытия в город глубокой ночью и заканчивая ритуалом, во время которого Джайран приняла в себя память и умения Маркела. Вернее, это лич уверял, что все воспоминания некроманта теперь принадлежат девушке, но сама волшебница не ощущала ничего необычного. Впрочем, у неё и без этого есть о чём поразмыслить.
Например, почему она так ненавидит некромантов? Этому есть хорошие объяснения. Джору, мать Литы, убили некроманты во время повстанческой вылазки. Удивительно, но даже в столь сложные времена маги и слуги Асхи продолжают враждовать… Но Джайран понимает теперь, почему. Эти демоновы отродья, рабы Паучихи, они отняли у чародейки самого дорогого человека, что у неё был. Джайран не могла вернуть Джору обратно. Вернее, могла, но это была бы не жизнь, и подруга вряд ли поблагодарила бы волшебницу за это. Зато колдунья могла мстить, и видела смысл в этой мести – какого бы некроманта она не взяла, все они, бесспорно, будут одобрять убийство магов, считать это достойным похвалы деянием. А значит, все они виновны.
«Кстати, как там Лита?» - Джайран никогда не простит себе, если вдруг что-то случиться с дочерью Джоры. К тому же, Лита успела стать для странницы ещё одним другом, которым чародейка очень дорожила.
Правда, больше всего сейчас Джайран занимало, как смириться с тем, что её отец был некромантом. А теперь, когда она взяла тот злополучный кристалл, когда уже слишком поздно о чём-то жалеть, в ней проснулись муки… совести? Нет, скорее даже стыд за собственноручно созданные и нарушенный идеалы и установки.
В этот момент чародейка почувствовала – что-то не так. Всё тело скрутила боль, она колола кожу тысячью игл, а с сознанием творилось что-то непонятное – Джайран как будто… переставала быть собой. Мгновение – и вот уже на девушку нахлынул поток воспоминаний, чужих, чужеродных, в которых волшебница смотрела на мир глазами кое-кого другого. Маркела.
Пальцы Джайран изо всех сил вцепились в бортик. Она не могла дышать, ей не хватало воздуха, и больше всего девушке хотелось кричать, хотя она просто физически не могла исторгнуть из себя ни звука. Но на самом деле чародейка не могла даже осознать свои желания – они принадлежали только телу, в то время как мысли Джайран были совершенно в другом месте.
Цветовая гамма воспоминаний была странной. Вроде бы и чёрно-белые очертания предметов, людей, фигур, плывущий перед глазами нечёткий мир, но то и дело глаз выхватывал из общей массы незначительные мелкие детали, позволяя полностью погрузиться и составить в уме картину окружающего мира.
Чародейка увидела своего отца. Черноволосый, красивый, статный, от него веяло угрозой и властью. На руке было кольцо с выгравированным символом – перечёркнутым стрелой полумесяцем… Как знакомо, ведь на виске у волшебницы точно такой же знак. Что бы он мог означать?..
Другие видения показали мать, какой та была в молодости. Красивейшая, прекраснейшая женщина с глазами сапфирового оттенка – единственным, что в точности повторялось в облике Джайран. Джай мало что унаследовала от красоты обоих родителей – гены смешались и дали нечто среднее, не выбивающееся из толпы других таких же. Но то, какими были её родители… один их внешний вид внушал уважение и желание поклоняться. Всё детство юная волшебница считала, что нет и не может быть никого с обликом более величественным и королевским, чем её мать – выходит, что ошибалась, может. И этим «кто-то» является её же мать, но в молодости.
Джайран обрывочными видениями смотрела за Шестым Затмением, наблюдала ритуалы некромантов и искусство тёмной магии. И всё больше и больше понимала, что это искусство ей действительно близко. Память её отца не убила в чародейке ненависть к некромантам и некромантии, но поневоле заставила влюбиться, восхищаться этим. Джайран с содроганием подумала, что теперь ей предстоит балансировать между ненавистью и готовностью обожествлять тёмную магию – почти что ходить по острию ножа.
«Лучше не думать, как…» - мысль чародейки потонула в новом круговороте хаотичных видений. Маркел помнил многое и многое повидал – всё это увидела сейчас Джайран. Он многое умел, и волшебница почувствовала в себе способности овладеть этими умениями.
А ещё Маркел никак не мог больше быть для неё объектом для ненависти. Он оказался живым, чувствующим. Внушал уважение, страх, причинял боль и вызывал печаль, но только не ненависть… не теперь. Не после того, что колдунья увидела в зеркале памяти.
У её отца была тяжёлая судьба, он был великим человеком... только не оценённым по достоинству.
Девушка вынырнула из омута памяти, судорожно вдохнув. Прошло не больше секунды, но перед глазами Джайран пронеслась целая жизнь, и сейчас девушка растерянно осматривалась вокруг, не в силах до конца осознать, кто она, откуда и зачем нужна здесь. Что делать с новообретёнными знаниями? Ответ чародейка собиралась потребовать позже… а возможно и ещё кое-что.

Джайран не могла уснуть. Надо сказать, волшебница довольно часто мучилась бессонницей - иногда из-за интуиции или чувства опасности, иногда просто так. Но сегодня бессонницу вызывали беспокойные мысли. Во-первых, девушка разгадала тайну отца, которая мучила чародейку всю жизнь, и какова оказалась разгадка - кто угодно не заснёт! К тому же, этот чёртов кристалл, который она взяла… Колдунья корила себя за поступление своими принципами, но в душе не могла не признать, что растеряла всю ненависть, которую питала к отцу. Или, может, её и вовсе никогда не было?.. Расплетая этот клубок эмоций, Джайран не нашла ответов, только больше запуталась сама. Зато могла сказать, что ощущения, испытанные ей во время прикосновения к кристаллу, ей понравились – и это пугало волшебницу больше всего.
А во-вторых, Джайран не давала покоя бушующая внутри злость на Дианель, причём девушка и сама не могла понять, почему реагирует так сильно, ведь никогда прежде с ней ничего подобного не происходило.
Поняв, что заснуть сегодня не получится, колдунья встала, оделась, кое-как привела себя в порядок и отправилась в зал медитаций, чтобы вернуть эмоции под контроль. По пути она рассматривала архитектуру дворца, великолепные, со вкусом обставленные коридоры и залы, надолго задерживалась у окон, любуясь видами. В общем, путь до пещеры был долгим и приятным, и, только достигнув искомого места, волшебница почти поборола собственную ярость. Посидев для порядка в середине пещеры с прикрытыми глазами (надо же, это место и правда отлично подходит для медитаций!), Джайран успокоила нервы окончательно и, после некоторых размышлений, устыдилась своего поведения. Колдунья поняла, что ей срочно нужно извиниться перед Дианель! И вправду, такой внезапный и бурный эмоциональный порыв смотрелся грубо и наверняка обидел эльфийку...
Волшебница вздохнула и встала с каменного пола, полная решимости принести свои извинения барду при первой же возможности. Поняв, что всё равно не сможет заснуть этой ночью, Джайран решила пойти в библиотеку и покопаться среди книг - она не сомневалась, что где-нибудь обязательно найдутся запрещённые экземпляры магических фолиантов... А по дороге туда можно ещё раз осмотреть все залы замка - может, при свете луны откроются ещё какие-нибудь тайны?
Коридоры привели волшебницу в зал для тренировок - он располагался как раз на пути в библиотеку, а значит, чародейка шла правильно. Джайран приостановилась и обернулась по сторонам, рассматривая его повнимательней. Он был простым и неизысканным, в нём не было ничего лишнего - самое то для помещений такого типа, ведь, оттачивая боевые навыки, можно повредить что-нибудь. А так и ломать не жалко...
Волшебница подняла взгляд, изучая потолок и страховочную сетку. И поняла, что не одна находится в зале - здесь был кто-то ещё! И этот кто-то мирно спал, свернувшись уютным клубочком - так, по крайней мере, ей виделось издалека. Джайран забралась наверх, чтобы рассмотреть человека поближе, и поблагодарила всех Драконов за то, что её "кочевой" костюм позволял с удобством проделывать различные физические упражнения, вплоть до лазания по отвесным поверхностям. Стенка была специализированной, имитирующей скалистый склон, так что цепляться было за что, а чародейка поднялась легко и быстро - навыки и данные позволяли. Пролевитировав небольшое расстояние над сеткой, чтобы не потревожить спящего, Джайран постаралась аккуратно присесть и рассмотреть этого человека... но, к сожалению, пользуясь ночным зрением, было затруднительно узнать лицо, а в темноте волшебница, как и любой человек, видела плохо. Зато было понятно, что спящий - девушка, ведь на ней была длинная свободная юбка. И чародейка решила, что перед ней Йевенна - странная тихая эльфийка, которую обычно сопровождал ангел, и безбоязненно потрясла её за плечо:
- Йевенна!

0

10

Дианель снились птицы и драконы. Она шла вдоль небольшого водопада, когда у нее самой выросли крылья, и она полетела ввысь. Там, в вышине, среди заснеженных куполов, резвились драконы, мудро смотревшие на нее, столь маленькую по сравнению с ними, принимавшие ее к себе. В полет.
Очнулась она когда кто-то потряс ее за плечо.

- Йевенна? - знакомый голос... Дианель открыла глаза, убрав мешавшуюся челку. Перед ней была Джайран, показавшаяся эльфийке взволнованной. Эльфийка хотела было сказать волшебнице, что та несколько обозналась, когда на лице Джайран отразилось искреннее удивление и непонимание. Недоуменно тряхнув волосами, девушка спросила:
- Джайран? Что?
Волшебница сидела и несколько глупо хлопала глазами.
"Да-а, я и не думала, что мироздание решит предоставить, что возможность принести извинения мне следует предоставить так скоро."
- Я... А-а-а... Ты что здесь делаешь? - "Врата Шио! Умнее вопроса ты придумать не смогла, а, многомудрая чародейка?"
Вопрос был не более глупым, чем ответ:
- Сплю, - хихикнула эльфийка.
Джайран хмыкнула, а потом широко улыбнулась абсурдности ситуации:
- Ну да, стоило догадаться... Я, вообще, мимо шла, в библиотеку, - волшебница сделала паузу, будто собираясь с духом. - Но, раз уж представился такой удобный случай... - Джайран поймала сонный взгляд эльфийки. - Я хотела бы извиниться за вчерашнее. Не знаю, правда не знаю, что на меня нашло. Я не должна была так реагировать, просто... слишком испугалась. Извини.
Дианель фыркнула:
- Ой, успокойся. Я не обиделся. Лась. Трудно привыкнуть, что я "она", а не "он", - хихикнула Дианель. - Да и вообще, мои кульбиты далеко не всем по нраву. Я даже тебе спасибо долж...на сказать за то, что ты довольно сдержанно отреагировала на мой пол. Один раз меня девица чуть не убила, когда узнала. Это было весело. Даже очень. Как тебе сидеть на верхотуре?
Колдунья счастливо рассмеялась и легла на спину, вытянув перед собой руку и стараясь рассмотреть ладонь в темноте:
- Как-нибудь обязательно попрошу тебя рассказать мне эту историю... А высоту я люблю. Если не холодно, конечно - полёт на драконе для меня был испытанием. Думала, ледышкой стану.
Дианель упала рядом с чародейкой.
- Все просто. Ее угораздило влюбиться в Валентина. А тут такой обман! - улыбнулась девушка, слушая красивый смех Джайран.
Внезапно в голову Дианель пришла идея, заставившая ее глаза весело сверкнуть:
- Не хочешь полетать со мной на канатах? Это не холодно! Обещаю! Заодно и согреешься, - Дианель подмигнула, дотронувшись до прохладной ладошки чародейки.
- Вот уж и правда... угораздило же! - чародейка перевернулась на бок и подпёрла голову рукой. - А я бы с удовольствием полетала... только ничего не вижу в темноте. "Ночное зрение" - не слишком приятная штука, всё теряет очертания, только дорогу найти или силуэты рассмотреть сгодится. Если для полётов не нужно видеть - я вся твоя!
Джайран переплела пальцы своей руки с пальцами эльфийки... её ладонь была нежной и тёплой.
- Не особо. Да и перекладины блестят, так что лучше убери ночное зрение, - улыбнулась эльфийка, вставая и утягивая за собой чародейку. Взобравшись с ней на маленькую платформу, она оставила Джайран на платформе и прыгнула. Ухватившись за перекладину, она перевернулась и уцепилась за перекладину коленями, протягивая руки к Джайран.
- Прыгай! Я поймаю!
- Как скажешь! - волшебница шевельнула пальцами, убирая магический эффект, затем помассировала виски. С непривычки после этого заклинания иногда совсем слепнешь...
Проморгавшись и снова оказавшись в состоянии видеть хоть что-нибудь, Джайран мягко оттолкнулась от сетки и прыгнула к Дианель.
Поймав чародейку за за руки, Дианель начала раскачиваться на перекладине, смотря, как встречный воздух обдувает лицо Джайран. В неясном лунном свете она была особенно красива...
- Джай, я немного подтянусь, а ты цепляйся за перекладину и забирайся на нее, как на качели, - улыбнулась Дианель.
Волшебница весело улыбнулась, а потом засмеялась. У неё не было слов, с чем сравнить это ощущение, она тоже не знала - смесь адреналина с возбуждением, счастьем даже. Упасть было не страшно, ведь колдунья знала, что под ними сетка, а Дианель... Дианель её не отпустит.
- Хорошо! - волшебница забралась на перекладину, ожидая дальнейших указаний эльфийки.
Дианель забралась вслед за Джайран и тоже села, как на качели:
- Лучшую скорость можно развить, если просто раскачиваться, — улыбнулась девушка, накрывая пальцы чародейки своими. - Давай! Вместе! Тебе понравится!
Джайран сжала ладонь эльфийки и принялась раскачиваться, как и сказала Дианель, стараясь двигаться синхронно с подругой. И, кажется, поняла, почему она так любит ветер...
Дианель  и Джайран еще долго летали. Сначала эльфийка просто позволяла чародейке раскачиваться, ожидая, когда та привыкнет к воздуху. Потом, ухватившись за перекладину и сказав Джайран делать, как она, Дианель прыгнула к следующей, ухватившись за нее пальцами. Выждав нужный момент, эльфийка сказала со смехом:
- Давай, — и Джайран тоже прыгнула, и тем снова стали раскачиваться. Весело подмигнув волшебнице, эльфийка прыгнула обратно, зацепившись коленями и жестом позвала волшебницу, не заставившую себя ждать. После чего,  сделав лихой поворот, Дианель «закинула» не успевшую отреагировать от удивления Джайран вновь на перекладину, как на качели, а затем забралась сама, приобняв Джайран за талию. И снова они стали раскачиваться.

- Честно говоря, Джай, я за сегодня безумно устал, — нежившаяся в ветре эльфийка не заметила, как снова перешла на «он». — Ты не хочешь спать?
- Хочу... - чародейка с трудом подавила зевок, а голос был сонным. - Это незабываемо! И луна в окно светит... волшебно! Я бы вечно так летала, если бы мне позволили... - от усталости Джайран уже мало соображала, что именно говорит.
- Я могу тебя научить, если хочешь. Это нетрудно, — Дианель убрала прядь волос с лица Джайран, - А спрыгивают просто, — и, наглядно показывая как, Дианель наклонилась назад и, сделав сальто, упала на сетку.
- Хочу... Хочу, конечно! - волшебница проводила взглядом изящный прыжок Дианель и подумала, что столь же грациозный спуск ей ни за что не сделать. Отыскав в себе силы, обратилась к магической энергии и плавно слевитировала к эльфийке... попыталась, вернее - не долетела какой-то метр, прежде чем силы кончились, а заклинание развеялось. Джайран упала рядом с эльфийкой и повернула к ней голову, рассматривая лицо Дианель уже привыкшими к темноте глазами.
"Она очень красивая... Странно, как я могла принять Ди за мужчину? Почему не догадалась? Ведь это так очевидно... у мужчины не может быть таких тонких черт, даже у эльфа."
Дианель улыбнулась. На лице Джайран было написано такое блаженство, что оно передавалось и ей самой. В лунном свете Джайран казалась загадочной, но в то же время и очень хрупкой, как котенок. Ее хотелось защищать и оберегать.
— Спокойной ночи, — ласково шепнула эльфийка, приобняв волшебницу и согревая ее своим теплом. Объятия сна поджидали их.
Джайран переполняла энергия, хотелось что-то делать, говорить, но язык заплетался, а тело не слушалось - сказалась накопившаяся усталость и ночные полёты. Поэтому девушка только благодарно обняла эльфийку, не чувствуя рядом с ней холода, и провалилась в сон сразу же, как только закрыла глаза.
"Вот весело будет утром, когда вся дружная компания будет искать нас по замку и найдёт... вот в таком виде!" - мысленно хихикнула чародейка, и эта была последняя связная мысль, успевшая промелькнуть у неё в сознании перед тем, как сон захватил его.

Отыграно с Соколёнок Дианель

Отредактировано Джайран (2013-03-10 01:42:38)

0

11

10 июня 55 года ИУШ, 9:13.

Дракон лениво приоткрыл левый глаз, затем правый. Каменные своды «спальной» пещеры, в которой он лежал, свернувшись огромным серебристым клубком, освещало взошедшее солнце. Дрейкорд потянулся, затем выгнул спину, урча и разминаясь. Пару раз махнув расправленными крыльями, он принял человеческий облик, и, выйдя из пещеры, нырнул в ближайшую ванную комнату с бассейном.
«Хорошо быть дома», - улыбнулся дракон, фыркая и ныряя.
Минут через двадцать Амон’Cулат вышел  в коридор посвежевший и переодевшийся в свободную серую рубашку, тёмные штаны и мягкие полу сапоги.
-Доброе утро, - навстречу Дрейку уже спешил элементаль.
-Доброе, - Дрейкардос на ходу создал поток тёплого ветра, чтобы просушить волосы.
-Завтрак уже почти готов. Тренировочные залы и остальные помещения готовы. Костюмы тоже.
-А как наши гости? – дракон накинул на плечи лёгкую серебристо-серую накидку.
- Сандро в библиотеке. Раиз в пещере медитаций, ему там нравится. Дейдара с ночи сидит в алхимических лабораториях, - Горный Ветер подал воспитаннику перчатки.
-Почему-то я не удивлён, - хмыкнул Дрейк. – А прекрасная половина?
-Йевенна уже встала. Джайран и Дианель сейчас в тренировочном зале. Спят…
-Вот как? – Амон’Cулат выгнул бровь. – Ладно, сам разбужу…
Он в самом деле обнаружил девушек в тренировочной. Дианель и Джайран спали, обнявшись, лёжа в страховочной сетке между потолком и полом.
Дракон усмехнулся и нажал на рычаг, спускающий сеть вниз. Те даже не шелохнулись, продолжая размеренно дышать.
Дрейкорд улыбнулся, вспоминая. Когда-то, тысячу лет назад, вот так же вместе засыпали в сетке его младшие брат и сестра. Пустота, как же давно это было…
Хитро улыбнувшись, Амон’Cулат сложил пальцы в особую фигуру, что-то шепнув. Поток ветра откликнулся практически мгновенно -  через пару мгновений над девушками возникла небольшая тучка. Ещё щелчок пальцев  и тонкие струи холодной воды полились на спящих.
Дианель проснулась от воды. Холодно же! Черт возьми! Резко открыв глаза, эльфийка вскочила и начала озираться. Что же произошло, что кто-то к ней смог подобраться? Во дворе чудес этот смельчак тут же по губам получил. Кинжалом. А, Дрейкорд.
- Дракон, ты с ума сошел! — следующая фраза состояла из полностью непечатных выражений. — Сколько времени?!
- Половина десятого утра, - пожал плечами Дрейк. Крепкие выражения - отнюдь не то, чем можно было его смутить. - Все уже на ногах.
Эльфийка застонала и театрально упала на сетку, взмахнув юбкой.
- Дракон, что ты со мной сделал? Я всегда с рассветом вставала!
- Во первых, у меня есть имя, - фыркнул Амон'Cулат, откровенно забавляясь. Неожиданно он поймал себя на том, что любуется красивым лицом и гибкой фигурой эльфийки. - Во-вторых, хороший сон - залог успехов тренировок. В третьих - пора вставать, умываться и завтракать.
- Хах.. Где-то я уже слышала про хороший сон. Человек, который мне это говорил, спать давал три часа в день. Вееесело, — Дианель играла фиолетовой тканью. Забавно, еще вчера узнала про все эти ужасы, а сегодня смотрит на дракона и вообще ничего! Эльфийка сама поражалась своей  эмоциональной отходчивости. — Что после завтрака будет?
-Сперва - первая тренировка по фехтованию... подберём вам троим оптимальное оружие. Кстати, твой костюм ждёт тебя в комнате.
- Мне сразу можно давать кинжал, — Дианель сдула челку, лукаво смотря на среброволосого. А Джай все дрыхла. — Джай, подъем. Пришел драконий узурпатор! — Дианель краем глаза смотрела на дракона, весело ожидая его реакцию.
На самом деле Джайран проснулась ещё вместе с Дианелью, когда на них вылился поток ледяной воды, но не подавала виду. Девушке было интересно, чем всё обернётся, и она притворялась спящей. Вообще, чародейка вряд ли была в состоянии разговаривать – голова раскалывалась, а всё тело болело просто невыносимо. Она думала, что хуже, чем вчера, себя ощущать не сможет, и ожидания не оправдались - сейчас волшебница ещё лучше помнила все подробности воспоминаний, открывшихся ей прошлой ночью. А ещё, что совсем не хорошо, ощущала себя не так, как раньше. Как будто что-то изменилось, и однозначно не в лучшую сторону.
Джайран распахнула глаза и стала рассматривать спорящих, дожидаясь, пока головная боль утихнет.
- Яйца курицу не учат, - философски заметил Дрейк, тихо смеясь, - Всё, дамы. Подъём! - в такт его словам тучка выплеснула последнюю воду и растаяла.
-  А я кроме кинжалов особо ничем, — Дианель перевернулась на живот, изучая дракона. — Не, могу еще лютней по голове… Эй! — Дианель завопила, когда на ее пролилась еще вода. — Я ЖЕ УЖЕ ПРОСНУЛАСЬ!
-Для профилактики, - хмыкнул дракон. - Ну, если Сандро не соврал, то после вчерашнего ты сможешь махать чем-то подлиннее кинжала.
Дианель подошла к нему и бросила на Дракона печальный взгляд:
-  Ой, не напоминай, — после чего вприпрыжку пошла к выходу из зала, напевая: «Проверь, друг, надежны ли шпоры»
- Извини, - Дрейк поморщился, и, удостоверившись, что Джайран проснулась, направился к обеденному залу.
Дианель дракона и не замечала. Несколько раз покосившись, она рассмеялась, и напевая песенку, пошла в свою комнату.
"Чёрт побери, - Дрейкорд только покачал головой, поражаясь грациозности своей гостьи. - Как же давно в замке не раздавалось искреннего смеха... Парадокс, но за это стоит поблагодарить Сандро" - дракон фыркнул, идя по коридору.

отыграно с Джайран и Дианель.

0

12

10 июня 55 года ИУШ, 7:05.

Забрезжил рассвет. Золотистые лучи просыпающегося солнца мягко коснулись ветвей вековых деревьев, согревая едва ощутимым теплом. Йевенна, слегка улыбаясь, смотрела на солнце.
«Здесь так тихо. И не скажешь, что где-то там, за горами простирается зло демонов, Ур-Шантири. Каэр-Морхэн отличается от всего, что есть на свете и во тьме. Жалею ли я о прошлой жизни? Нет. От неё ничего не осталось. Лишь постоянное присутствие Теллуриса, служит самым нежным воспоминанием о далеком, давно ушедшем мире. Пусть я прожила в нем целый век, мои воспоминания о нем блекнут, теряются в череде новых событий, прекрасных и чарующих, как и Каэр-Морхэн. Здесь можно одновременно и забыть всё, и вспомнить всё. Словом, здесь можно  очистить разум. Этот воздух так лёгок, он хранит аромат хвои».
Эльфийка аккуратно коснулась ствола голубой ели. Дерево было высоким и древним, как вся эта роща.
«Воспоминания о доме меркнут и, в то же время, они загораются с новой силой. Стоит прикоснуться к дереву, и я чувствую, что оно живет, что оно чувствует. Я долго училась этому у матери, хотя и не придавала этому значения, ведь в Эрише мне эти знания не пригодились бы, там деревья мертвы и они уже ничего не смогут сказать».
Йевенна развернулась и пошла по направлению врат в Каэр-Морхэн.
«Светает, а все ещё не в своей комнате. Теллурис будет переживать», - думала эльфийка. Она обернулась, а за ней уже стоял ангел.
- Лёгок на помине, - удивилась Йевенна.
- Эмм, нет. Скорее, я просто очень тихо следовал за тобой, - виновато улыбнулся хранитель.
- Но ты же обещал, что я пойду совсем одна!
- Ну и каким хранителем бы я был, если бы не проследил за тобой? А если бы что-нибудь случилось?
- Ну ладно, ладно, – примиряющее протянула Йевенна.
Даже не спрашивая, Теллурис подхватил её на руки и, взмахнув крыльями, понесся к окну её комнаты. Йевенна всегда смеялась над тем, что для Теллуриса дверей в этом мире просто не существует. Даже если, иногда, в дверь войти удобней, он упрямо будет влетать через окно. Вообще её хранитель имел целый ряд странных привычек. Он сворачивается в комок, прячется по углам, влетает исключительно в окна. Йевенна сравнивала его с воробьём. Такой же обеспокоенный, взъерошенный, миловидный. Быстрый, пугливый и заботливый. А ещё мягкий и пушистый. Вот уж что-что, а его крылья с самого детства гипнотизировали Йевенну. Тогда для неё главной задачей дня было вырвать хотя бы одно пёрышко, что, к счастью хранителя, удавалось сделать очень редко. Сейчас она уже не рвётся ощипывать своего ангела, знает, что эти крылья и так всегда обнимут и защитят.
- Пожалуй, стоит позавтракать, да? – спросила Йевенна.
- Учитывая, сколько ты гуляла по лесу, я бы тебя спать отправил. Но ты уже большая девочка, и, кстати говоря, тяжелая. Наверное, ты сама решишь, что для тебя лучше, - усадив Йевенну на подоконник, сказал Теллурис.
Кивнув, эльфийка соскочила на пол, быстро переодела приготовленную одежду и помчалась на завтрак, как обычно сопровождаемая ангелом.

0

13

10 июня 55 года ИУШ, 9:20.

Дианель с упоением смотрела на стол с вкуснятиной. Когда она последний раз ела вдоволь? Давно-давно... Дианель чувствовала, что желудок чуть ли не сводит... А Джай все нет!! Бросив веселый взгляд на Дрейкорда, Дианель хмыкнула.
- Наверное, Джай приходит в себя после сурового подъема.
-Ты предпочла бы, что бы я рявкнул у вас над ухом во всё драконье горло? - ехидно поднял бровь Дрейк.
- И мы остались без слуха. Тебе глухие бойцы нужны? — парировала Дианель. «Что, съел?»Да и голос у тебя красивый, так что…
-Именно потому, что мне не нужны глухие бойцы, я разбудил вас деликатно, тёплой водичкой, - не остался в долгу дракон. Ему  начинала  нравиться эта пикировка.
Джайран спешила в обеденный зал, как могла, думая, что уже, наверное, окончательно опоздала. Когда девушка открыла дверь, то обнаружила, что все уже сидят на своих местах и чего-то ждут. Или кого-то, точнее. Джайран внутренне хихикнула и поспешила занять своё место рядом с Ди.
- Всем привет! – весело поздоровалась волшебница. Она услышала последнюю фразу дракона и не могла не влезть в разговор. – Если ЭТО тёплая водичка, господин дракон, то Кха-Белех - наш друг и союзник.
- Ты точно дракон? — захохотала Дианка. — Или русалка подводная? Они холод любят. Или тебе нужны бойцы-сосульки? Залетим Однокрылому за шиворот — пусть знает!
Дрейк тихо засмеялся и покачал головой.
-Что за ученицы пошли? – весело фыркнул он, наливая себе соку. – Дерзят наставнику, хотя занятия не успели начаться!
В зал Йевенна зашла тихо, учтиво пожелав находящимся там доброго утра. Она аккуратно уселась за стол и стала ждать распоряжений хозяина замка.
Волшебница оглядела присутствующих. Лича она не заметила, чему, впрочем, не была особо удивлена – вряд ли ведь скелет будет питаться обычной пищей, верно? Йевенна тихо ковырялась в тарелке. Дианель весело перешучивалась с Дрейкордом, как-то успевая при этом ещё и есть, а дракон держал в руке стакан сока. Чародейка же решила отыграться за предыдущий вечер. Настроение было не то, чтобы сильно хорошее, зато аппетит – хоть куда. Наполнив тарелку различными кулинарными изысками и налив в стакан сок, Джайран преимущественно жевала и помалкивала, изредка кивая в ответ на чьи-нибудь реплики или вмешиваясь в разговор Дрейкорда с Дианелью.
«А здесь уютно,» - подумала волшебница, оглядывая зал. Теперь, при дневном освещении, можно было лучше рассмотреть детали обстановки. – «И компания собралась хорошая. Только эльфийка с ангелом молчат постоянно. Наверное, просто не привыкли ещё к такому безумному и разномастному сборищу."
-Итак, дамы. На первую половину дня у нас запланирована тренировка по фехтованию, - он откинулся на спинку стула, оглядев учениц. – Возражения есть?
- Нет, - волшебница допила последний глоток сока. – А когда будет тренировка по магии?
-Сначала мне нужно определить ваши задатки. Проверить… в условиях, приближённых к боевым, - Дрейк улыбнулся. – Небольшой спарринг покажет мне ваши наклонности. А там – посмотрим.
Дианель жестоко расправилась с уже вторым яблоком. Скорее, даже не жестоко, а зверски. Бедное яблоко.
- Хорошо. Можно мы по-быстрому доедим и пойдем? — голодным взглядом эльфийка окинула все вкусности на столе и намазала то ли булочку, то ли печенье, то ли вафлю вареньем. — Или новый метод — воевать и заниматься лучше впроголодь? — подмигнула девушка дракону.
-Доедайте. Голодное брюхо к учению глухо, - милостиво кивнул Амон’Сулат.
Завтрак должен быть лёгким. Йевенна не стала есть ничего кроме простого салатика. Укладывая в тарелку ещё пару овощей, она внезапно вспомнила ту рощу, в которой провела ночь, и спросила:
- Дрейкорд, а у той хвойной рощи около замка есть какая-нибудь история?
-Нет, если не считать того, что она старше Каэр-Морхена, - усмехнулся дракон.
-Это чувствуется, - ответила Йевенна. – А как возник Каэр-Морхэн?
-Это древняя и долгая история. Если я начну её рассказывать сейчас, мы останемся тут до ужина, - фыркнул Дрейк. – Но я расскажу. Потом.
Йевенна кивнула и вновь принялась за салат.
Джайран заинтересованно обернулась к Дрейкорду. Она бы и сама не отказалась послушать эту историю... Хотя, было ещё кое-что, волновавшее девушку ещё больше:
- А где Сандро? Хотелось бы задать ему пару вопросов.
- В библиотеке. Вряд ли его стоит сейчас беспокоить. К обеду, думаю, появится.
Волшебница кивнула. Дожевав остатки своей трапезы, девушка снова обратилась к дракону:
- Когда будешь рассказывать историю замка... позови меня, хорошо? Я бы послушала с удовольствием.
Дианель быстро проглотила хлеб с вареньем и хитро посмотрела на Дракона. Интересно, какой из него учитель?
Я все, — Дианель немного помялась. — на губах варенье не осталось?
-Осталось, но немного, - рассеянно ответил Дрейкорд, поднимаясь, видя, что уже все поели. – По коням, дамы.

0

14

10 июня 55 года ИУШ, 9:40.

-Итак, дамы… Спортсменки, бунтарки и просто красавицы, - Дракон стоял, прислонившись к стене, и изучающе разглядывал трёх учениц. – Сейчас мы с вами проведём небольшой тест. – Дрейк кивнул им на стойку с деревянным оружием, стоявшую неподалёку. – Как я уже говорил за завтраком, мне нужно посмотреть, каковы ваши задатки. Память памятью, но природные наклонности знать необходимо. Разбирайте инвентарь.
За годы жизни в Эрише  Йевенна совсем отвыкла от оружия, растеряв даже навыки стрельбы из лука. Что поделать, некромантия увлекала юную эльфийку больше, чем охота и фехтование. Правда, иногда она просила Теллуриса показать ей пару приёмов обращения с мечом. Эльфийка радовалась.
«Всё-таки, что бы я делала без своего хранителя?»
Йевенна выбрала короткий меч. Больше ей ничего не нужно. Лук неудобен, щит тоже, длинный меч слишком велик, кинжал бесполезен, а про булаву или палицу и не речи быть не может.
Джайран обвела кислым взглядом стойку с оружием, на которой, как ни странно, находились только мечи. Волшебница вообще не разбиралась в холодном оружии, а управляться умела только с кинжалом и посохом. Посохи Джайран не носила почти никогда, потому что они были слишком неудобны для путешествий и часто мешались, а в моменты, когда надо действовать скрытно, их использовать нельзя…  Зато управляться с ними волшебница умела хорошо, это правда – ну, на то она и волшебница.
Но кинжалов здесь не было, и Джайран недоумённо разглядывала клинки,  взяв в итоге тонкий, лёгкий и не очень длинный, больше похожий на рапиру или что-то подобное.
Дианель подошла к стойке, разглядывая мечи разной длины. Немного поколебавшись, взяла не особо длинный. Как-никак, мать — Танцующая с ветром, а если взять нечто среднее между любимыми кинжалами и маминым оружием, получится это. Да и Дрейкорд в воспоминаниях таким хорошо «махал».
- Мечи — это, конечно, прекрасно, — Дианель разглядывала клинок. — Но почему кинжалов нет?
Почему-то девушка  вспомнила, как впервые взяла кинжал у Рыжего лиса.
«Дианель не для двора. Слишком торжественно. Ты теперь Дианка.»
Кинжалом владеть она научилась, и теперь надеялась, что с этим коротким мечом проблем не возникнет.
Дрейк весело выгнул бровь, услышав вопрос эльфийки.
- Во-первых, потому что я, в отличие от Раиза, учу вас фехтованию и боевой магии, а не ассасинскому делу.  Выходить против Однокрылого с кинжалом всё равно,  что выходить с зубочисткой против дракона. Во-вторых, это лишь тест. Мне нужно определить оптимальное оружие для вас. Когда вы вооружены примерно одинаково, это сделать проще.
Дрейк вышел на середину зала, взяв со стойки шпагу.
-А теперь, - он отсалютовал девушкам деревянным клинком, лукаво улыбнувшись,  – Нападайте. Всем, чем можете, мечом и магией.
"Не будем разгоняться в полную силу, иначе всё закончится слишком быстро. Начнём с малого".
Джайран тут же возбуждённо сверкнула глазами. Если разрешили действовать магией, тогда можно включить воображение… хотя, чародейка в любом бою рано или поздно начала бы прибегать к магии, даже если бы запретили. Без этого умения, она, по сути, никто и не выстоит даже против уличного грабителя.
Волшебница сложила пальцы правой руки в замысловатую фигуру, потом изменила их положение, подготавливая два заклятья. Будь свободной вторая рука, Джайран смогла бы колдовать чары посильнее, но оружие пригодится, если нужно будет отбивать такие атаки, которые пропустит защита. По крайней мере, дракон точно не будет причинять им вред, но напрячь силы нужно…
Первым заклинанием волшебница обеспечила себе простенькую защиту от разных видов атак – от убийственного удара такая не спасёт, зато клинок или средней силы заклятье один раз отведёт. Вторым начала «прощупывать» слабые места в его собственном щите, прикидывая, удастся ли сколдовать на дракона её излюбленное «Ослепление», и возымеют ли эти чары хоть какой-нибудь эффект – может, лучше сначала опробовать источники внешнего воздействия?..
Дианель решила не бежать на этого сломя голову. В воспоминаниях Дрейкорд всегда был «открыт» противнику только если знал, что делать. А как бы поступил он сам в обратной ситуации? Ведь против врага лучше всего действовать его же оружием...  А Дрейкорд начал бы обманные атаки или бы просто вывел того из себя... Или бы отвлек чем, чтобы быстро прикончить. В общем, Дианель пока на него не нападала. Просто выжидала время и двигалась, в поиске необходимой позиции.
Видя, что девушки не спешат нападать, Дрейк хмыкнул и скользящими шагами двинулся по дуге. Обманчиво опущенный вниз клинок, плечи расслаблены, глаза насмешливо смотрят на учениц.
-Запомните главное, мои дорогие. Бой – тот же танец. Только цена ошибки и нарушения ритма может быть гораздо более высокой… - Дракон во мгновение ока оказался рядом с девушками. Остриё шпаги молниеносно  взлетело, щёлкнув Дианель по носу, кольнув Джайран в плечо и отвесив Йевенне лёгкий подзатыльник. Мгновение – И Амон’Cулат отступил на прежнюю позицию, фыркнув и поманив учениц левой рукой.
Дианель недоуменно потерла нос. Как бы связаться с Джай мысленно, чтобы та отвлекла дракона своими волшебными штучками, а сама Дианка сможет атаковать Дрейкорда. Она даже знала, куда бить — сонная артерия. Любимое место Дрейка. Тихо выдохнув, она начала аккуратно идти к Джайран, обходя дракона. Если бы за спину. А там по-воровски. Или пусть Дрейкорд нападет. Тогда по его методам. А уж если с Джай договориться...
Чародейка внимательно смотрела за движениями дракона, отступая на несколько шагов назад. Щит отвёл удар, проведя его по касательной. И, кажется, волшебница уже знает, что делать дальше – отвлекать Дрейкорда.
Краем глаза она отметила, что к ней приближается Дианель. А у чародейки появились идеи, как дать эльфийке возможность провести атаку.
«Ослепление» всегда выходило у Джайран довольно хорошо, и редко когда подводило. Поэтому чародейка направила силы на сотворение этих чар. Если задуманное и не увенчается успехом, то хотя бы заставит дракона отвлечься, чтобы отразить магический удар.
Дианель увидела, что Джай применила заклинание и отвлекла дракона, и действовала незамедлительно.
«Хочешь танцевать? Сейчас станцуем!»
Девушка напала почти со спины. Подло, но эффективно. А лучше быть подлой, чем мертвой. Действуя мечом, как кинжалом, она попыталась выбить меч из руки Амон Сулата. А дальше ее разум словно разделился. Дианка бы колола, а Дрейкорд бы ударил. И Дианель прислушалась к Дрейкорду. «Еще чуть-чуть. Давай, давай!»
«Ослепление. Неплохо», - Дрейк принял заклинание на поглощающий щит молний и контратаковал выпадом (который, впрочем, был успешно отбит мечом) но тут на него напали с фланга. Клинок шпаги бросился наперерез, защищая хозяина. Дракон отбил удар, разворачиваясь и, мельком удивившись мастерству руки, нанёсшей его,  провёл контратаку.
Лёгкий подзатыльник вызвал моментальное возмущение и явно оставил синяк. Сжав ладони в кулаки, Йевенна подвигала лопатками, перегоняя целительную силу в место ушиба.
«Сейчас не время для обороны. Вспышка света иди удар? В бок или по конечностям? План прост: заклинание ускорения, затем три поворота чтобы преодолеть расстояние, а потом удар, лучше всего по коленям. План сойдёт», - пролетела в голове Йевенны мысль.
Эльфийка произнесла задуманное заклинание и попыталась претворить замысел в жизнь.
Дракон двигался быстро. Очень. Но Дианка тоже была не лыком шита. Иногда она действовала, как говорил ей опыт двора чудес, а иногда — память Дрейкорда.  Дианель не сопротивлялась, а спокойно ее принимала. И та вела ее. Отбив меч, она попыталась произвести контратаку. Удар, обманный, притягательная сонная артерия на изящной шее дракона, еще один финт. Дианель метила именно туда. Один удар — и, будь это реальный бой, он бы упал. Мертвым. Почти, почти, почти! Но меч вновь встретил меч. Девушка беззвучно выругалась – дракон успел поднять клинок для отражения. Слишком быстр.
Брови Дрейкардоса поползли вверх и он уже на автомате парировал атаку Йевенны, мимоходом отметив в голове её тактику.
«Дьявол…Кончиком меча по сонной артерии! Память памятью, но она нанесла его практически безукоризненно. И попала бы, будь на моём месте менее опытный противник…»
Дракон резко ушёл  в сторону и оказался вне пределов досягаемости всех троих.
-На первый раз достаточно. За мной.
Подзатыльник и такое лёгкое парирование удара уж точно не прибавили Йевенне боевого духа. Потому что в первую очередь, за любую неудачу, эльфийка во всем винила только себя.
«Значит, тактика была не продуманной. Значит, тактика была предсказуемой. Это плохо, - размышляла про себя Йевенна. – Если я хочу выжить, я должна стать непредсказуемой. Или хотя бы иметь в запасе несколько успешных тактик, которые можно применять несколько раз. Пожалуй, над этим стоит поразмыслить сегодня вечером».
Дианель распахнула глаза. Что это он так? Занимались же замечательно и вдруг после этого удара... Нате вам! Отлично. «Ди, молодец! За одно занятие успела взбесить нового учителя. Браво!» А еще у него брови поползли, когда она попыталась ударить по сонной артерии. Отлично, Ди! Тренировка замечательная. Для тебя. Но тренера ты взбесила. МОЛОДЕЦ!
Слова дракона застигли волшебницу в середине плетения очередного заклинания. Она хотела направить на Дрейкорда чары, рассеивающие внимание, - одно из самых мощных заклинаний магии Тьмы. Джайран всегда была особенно сильна именно в этом направлении, но сейчас, после воспоминаний Маркела, она чувствовала Тьму, будто ещё одну конечность, управляла ей, как никогда раньше. И Тьма отзывалась, слушалась каждого жеста, каждого мановения руки… никогда ещё колдунья не ощущала в себе подобной силы и подозревала, что это пока всего лишь зачатки будущего могущества…
Силу от неоконченного заклинания нужно было куда-то направить, и волшебница, прошипев сквозь зубы что-то нелицеприятное и обращённое к дракону на каком-то другом языке, кажется, на оркском, сформировала простенькую волшебную стрелу. Правда, из-за количества уже вложенной силы,  по мощности эта «простенькая волшебная стрела» не уступала иному огненному шару. А Джайран, не особо заботясь, куда попадёт заклинание, спустила его с «поводка». Стрела полетела… в Дрейкорда
-Итак, дамы, - дракон не обратил внимания на волшебную стрелу, машинально встретив её поглощающим щитом из молний. Открыв дверь в боковой стене зала, Дрейк оказался в арсенале крепости. Пробыв там пару минут, он вышел обратно, неся искомые предметы, - После короткого поединка я могу судить о ваших способностях. Признаю, кое-кто из вас сумел меня сильно удивить. – Амон’Сулат бросил короткий взгляд в сторону Дианели. – Теперь я могу сказать, какое оружие вам подойдёт больше всего.
Он хитро улыбнулся.
- Начнём с Джайран, - Дрейкорд повернулся к чародейке. – Оборонительная тактика в оружии и преобладание Тьмы в заклинаниях. Хорошие задатки боевого мага. Думаю, идеальным оружием для тебя будет посох, - он протянул дочери Маркела длинный посох из чёрного дерева. Нижний конец его заканчивался металлическим остриём, верхний венчала золотая драконья лапка, сжимающая тёмный матовый шар. – Невесомый, необыкновенно прочный. Когда-то он принадлежал одному из величайших тёмных магов Асхана. Не могу сказать, что с ним было легко общаться, не могу сказать, что мы были друзьями… Но я многому научился у него и всегда его уважал. У этого посоха много свойств, думаю, будет познавательней, если ты разгадаешь их сама. Самое простое – может освещать тебе путь. Скажи «Ширак!» и шар вспыхнет серебристым светом, «Думак!» - погаснет. И не бойся, что посох украдут – он всегда возвращается к своему хозяину…
Джайран приняла подарок. Дрейкардос взял длинную саблю в украшенных золотом кожаных ножнах и протянул её Йевенне.
-Теперь ты. Золотая середина между «чистыми» магом и воином. В приоритете исцеляющая  магия света. Думаю, это тебе подойдёт.  Эта сабля принадлежала одному из архангелов, герою Войны Древних. Она отлично годится как для атаки, так и для защиты.
-И наконец, Дианель…
Хозяин Каэр-Морхена взглянул на притихшую эльфийку.
-Великолепные задатки фехтовальщика. Давненько меня никто не атаковал моим же любимым приёмом, - Амон’Сулат усмехнулся, подавая девушке шпагу в иссиня-чёрных ножнах, украшенных серебром. Посеребрён был и её эфес, в головку рукоятки был вставлен сапфир.
- Оружие аристократов Шантири. Настоящей Шантири, а не его поганого подобия. Сплав истинного серебра и лучшей шантирийской стали. Идеально для нападения. Лучше не придумаешь для изящного  и быстрого стиля, которым пользуешься ты.
Отдав последнее принесённое оружие, Дрейкорд прислонился к стене и скрестил руки на груди, ожидая реакцию учениц.
Дианель удивленно смотрела на меч. Когда-то Рыжий лис дал ей кинжал. Первый. Свой. А потом она себе сама добыла. Теперь Дрейкардос давал ей шпагу. И даже хвалил! Похвала учителя - радость ученика. И вообще - учитель - это СВЯТОЕ. Если шпага, то у нее должно быть имя? Связанное с учителем. Обоими. Лис - это тень, крадующаяся, ловкая и тихая. А дракон - это пламя, сжигающее, сильное, беснующееся.
"Тень и пламя. Красиво", - Дианка закрыла глаза, касаясь эфеса. И дракон вовсе не рассержен... Дианель блаженно зажмурилась, привалившись к стене и прижимая к себе шпагу. Теперь дорогую, как каждый кинжал. Бесценную, потому что свою. От учителя.
Округлившимися от удивления глазами волшебница рассматривала доставшийся ей посох. Совсем не такой у неё был во время ученичества или даже после выпуска. Шар в драконьей лапке сверкал магическими искорками, в нём, гипнотизируя, двигались маленькие сияющие частички. Однако, шар был тёмным, и огни этих искорок тоже не давали ощутимого света, мерцая несколько тревожно и мрачно. Весь посох производил давящее впечатление, а тёмное дерево словно поглощало свет. Гравировка на древке была столь искусна, что глаз нельзя оторвать. Джайран восторженно приняла новое оружие в свои руки, и почувствовала, как дерево отозвалось на её прикосновение.
- Моя прелесть… - едва слышно прошептала девушка, нежно поглаживая навершие посоха.
Йевенна, дрожащими руками, приняла подарок Дрейкорда. Чувства, которые она ощутила в тот момент, были совершенно разными. Эта были и безмерная благодарность, и желание, и счастье, и печаль одновременно.
«Если эта сабля принадлежала архангелу, а теперь оказалась у меня в руках, значит, её крылатый хозяин мёртв, - подумала эльфийка и прижала оружие к груди. – Эта будет ещё одна память, ещё один кусочек былого мира. Я сохраню эту саблю, а она сохранит меня».
Йевенна не стала разглядывать оружие. У неё будет на это время, сейчас надо попробовать подавить все эмоции, чтобы вернуть дар речи и, кивнув, тихо сказать:
- Спасибо, Дрейкорд.
-Вижу, вам понравилось, - Дрейкардос довольно фыркнул. – Хорошо. Но тренироваться вы будете пока что с деревом, иначе просто поубиваете друг друга. Давайте разберём наш предыдущий бой, - Дрейк начал загибать пальцы. – Во-первых, Джайран, Дианель, очень неплохо – вы пытались действовать сообща, как единое целое.  Хорошо. Позже я научу вас мыслеречи, что позволит сплотить команду на поле боя. Йев, ты начала продумывать тактику. Очень хорошо, хотя лично я предпочитаю импровизировать. Но, если уж ты продумываешь её – думай быстрее. Ты начала думать и отстала от остальных, твоя атака вышла одиночной. В первую очередь вы должны научиться действовать, как единое целое, сообща нападая и прикрывая слабые стороны друг-друга…
Обьяснив остальные ошибки, дракон принёс с другой стойки учебные шпагу, посох и саблю.
- Раз уж мы определились с вооружением, продолжим урок. Потанцуем, леди!
Уж что-что, а танцевать Дианка умела. На поле боя она была Дианкой. Дианель в обычной жизни, но в битве и танце с ней был Лис. Решив, что Джайран будет бить своей магией, а Дианка отвлечет Дрейкорда, девушка кивнула Джай, зная, что та поймет. Эльфийка быстро призвала  элементаля воздуха (иные здесь и не получались), "подбросившего" ее до Дрейкорда. Девушка мгновенно встала в оборонительную стойку, готовясь принять удар.
- Потанцуем, рыцарь. Если вы приграшаете! - издевательски поклонилась Дианка, не отводя глаз ни от Дрейкорда, ни от его меча.
Джайран краем глаза проследила за действиями двух эльфиек и, заметив кивок Дианель, начала плавно отходить за их спины. Затем, перехватив лёгкий учебный посох одной рукой, второй сделала пасс, чтобы сплести заклинание. Для начала волшебница создала простенький фантом Дианели за спиной Дрейкорда, а потом сделала новый жест, начиная колдовать заклинание «Чумы».
Дракон хмыкнул и, не дожидаясь, пока колдунья закончит второе заклинание, атаковал. Шпага хищно рассекла воздух…
Дианка приняла шпагу на шпагу. Потанцуем, господа, потанцуем! Не оглядываясь на Йев и Джай - Дианка и так им верила, точнее, верила Джай - эльфийка полностью отдалась бою. Заметив на спиной Дракона СВОЙ фантом, она весело, и даже немного безрассудно атаковала, смешав свою воровскую часть и память Дрейкорда. Вышло очень странно, но Дрейкорда в ударе было все же больше. Шпага - не кинжал. А что будет делать Джай ее копией? Ну-ка, ну-ка...
Чародейка закончила создание нового заклинания и обратила, наконец, внимание на фантом. Копия Дианели была прозрачнее, чем настоящая, и вооружена вместо рапиры двумя кинжалами. Девушка приказала фантому подстроиться под шаги дракона, чтобы он не сразу заметил чьё-то присутствие за его спиной, и нанести лёгкий укол в спину, в сторону сердца.
Клинки столкнулись. И в этом момент Дрейк ушёл влево, и вовремя! Сзади уже подкрадывался фантом эльфийки, сотворённый колдуньей.
«Неплохо сработались девочки…», - отметил про себя Амон’Сулат, пронзая призраку горло. Фантом растворился в воздухе.
Левая рука пришла в движение и с неё сорвался слабенький серебристый разряд, полетевший в Джайран. «Чуму» чародейки принял на себя верный щит молний. 
"Вот же!" - Дианка посмотрела на умирающую... себя! Зато дракон открылся. Ну-ка, где у нас тут сонная артерия?.. Дианка смотрела на нее с интересом маньяка... Ну, или вампира. Нет, скорее маньяка. Вампиров она не видела, а маньяков - сколько угодно!
Чародейка отреагировала быстро, но не стала действовать, как от неё, возможно, ожидал дракон. Сделав очередной пасс и прошептав пару слов, Джайран переместилась за спину дракона на такое расстояние, чтобы Дрейкорд не смог достать заклинательницу атакой – для этого ему пришлось бы сначала преодолеть разделяющее их пространство. Молния, пущенная драконом, ударила в стену зала и исчезла. Волшебница, мельком проследив за судьбой заклинания, занялась созданием своих чар. Снова прошептав несколько тихих слов и сложив пальцы в очередную фигуру, волшебница создала вокруг себя поглощающий щит на манер того, который окружал дракона.
«Умницы», -  мысленно улыбнулся Дрейкорд, вновь в последний момент уходя от клинка менестреля, на этот раз вправо – он просвистел в паре сантиметров от шеи. Не забывал он и остальных.
«Может, что-нибудь посерьёзнее?» - ехидно ухмыльнулся дракон. Внезапно всех троих девушек разбросал в стороны мощный порыв ветра, разошедшийся от  вскинутой левой руки наставника. Впрочем, никто серьёзно не ударился. Пара синяков максимум.
-Поднимаемся, поднимаемся… Однокрылый вас ждать не будет, в отличие от доброго дракона.
Щит не спас от порыва ветра – это была несколько иная магия, чем та, от которой он защищал. Волшебница обдумывала, как действовать дальше и, чтобы не терять время, ускорила движения Дианель заклинанием.
Йевенна, привыкшая к всевозможным падениям, поднялась уже в следующую секунду, привычным движением плеч распределила целительную силу по местам ушибов и применила на себя заклинание «Каменной кожи» (кто ж  знает, сколько раз за бой, она будет падать). Эльфийка понеслась вперёд, в атаку,  сжимая в одной руке меч, а в другой, готовя заклинание. Ей нужно всего лишь коснуться Дрейкорда, этого бы хватило для ее простенького, но не бессмысленного, приёма. Она пронеслась пару шагов, и попыталась ударить по плечу, но на самом деле, нацеливаясь заклинанием в живот.
Дианка стукнулась о стену головой и сползла вниз, содрав кожу. Не дожидаясь, пока Дракон к ней подойдет, девушка побежала наперерез, держа  шпагу наготове. Когда Джайран ускорила ее движения, Дианка в единый миг достала дракона и атаковала. Ей показалось, или она случайно щелкнула его шпагой по носу? А, неважно, ведь Амон Сулат уже контратаковал.
«Чёрт. Пропустил…» - беззлобно ругнулся про себя Дрейк, проводя серию атак…
«Танцы» продолжались почти до обеда с короткими перерывами на отдых и обьяснения. К концу девушки изрядно подустали.
-Неплохо. Очень неплохо. Так… Час перерыва, потом обед. Советую поплавать  перед едой – улучшает пищеварение, - дракон вытер вспотевший лоб.
— Учитель? — Дианель дотронулась до головы, на которой была содрана кожа. Рыжий лис сам калечил — сам и лечил. Интересно, этот так же?
-Что? - дракон  повернул голову к эльфийке. - Ааа... Иди-ка сюда, - Дрейк вынул из кармана пузырёк с бесцветной жидкостью. Судя по тому, что он не разбился во время «танцев», стекло было не простым – Повернись.
Смазав царапину средством, ускоряющим регенерацию, Дрейкорд убрал пузырёк обратно.
-Через пару минут заживёт.
- Спасибо, учитель, — Дианель опустила глаза. Голова еще немного саднила, но жить было можно. Да и вообще она себя прекрасно чувствовала. Дианель невольно сравнивала Дрейкорда и Рыжего лиса. Они были похожи. Но Дрейкорд был изящнее, галантнее. Хотя нет… они очень похожи. Очень.
Джайран прислонилась к стене, стараясь отдышаться. Когда посреди боя чародейка почувствовала, что у неё кончается мана, ей пришлось основательно побегать, чтобы уклониться от дрейкордовых атак, не прибегая лишний раз к магии, а заодно подождать, пока резерв не восстановится хотя бы отчасти. Впредь она пообещала себе быть предусмотрительнее в трате драгоценной энергии, ведь, как уже сказал «добрый дракон», в настоящем бою Однокрылый их жалеть не будет…  Ах да – ещё нужно попросить Дрейкорда показать, как грамотно взламывать такие щиты, как у него. Чародейка пробовала преодолеть щит разными способами несколько раз за бой, но не особо преуспела в этом.
Облизнув губы, Джайран помассировала виски – голова снова нещадно болела. А надо ещё как-то до комнаты дойти… Собрав силы и кляня внезапно возникнувшую слабость, девушка спросила:
- Дрейкорд, ты сможешь обучить меня вскрывать и ставить магические щиты? Поле такой мощности, как твоё, силой не пробить, а те приёмы, которые я пробовала, не помогли. И вряд ли помогут при встрече с врагом, равным тебе по силе.
- Разумеется, Джайран. Немного позже я назначу каждой из вас индивидуальные занятия… по профилю, так сказать.
Дрейк незаметно наблюдал за девушками.
«Джайран и Дианель хорошо работают вместе, Йевенна пока что держится в стороне. Впрочем, рано делать выводы. Они только один день знакомы…»
Дианель хотелось посидеть здесь с Дрейкордом, чтобы еще показал, как правильно «танцевать», но Джай чуть не валилась, и это было видно. Подойдя к ней, Дианка улыбнулась.
- Тебя до комнаты довести, а, экспериментатор магический?
Чародейка кивнула Дрейкорду и Йевенне, благодарно улыбнулась Дианель:
- Да, было бы неплохо. Что-то я совсем расклеилась, - девушка вздохнула с притворной горечью. – Неужели старею, а? Вроде рано ещё.
И, стараясь касаться стены хотя бы кончиками пальцев, двинулась к выходу из зала, заодно прихватив с собой посох. Что-то чужеродное опять на сознание накатывало… кажется, её скоро ждёт очередная порция воспоминаний Маркела.
- Рановато, Джай, — хихикнула Дианель. — Пойдем уж, горе луковое, — эльфийка подхватила волшебницу под руку, весело придерживая. Кто как, а Дианка планирует в ванную. И чтобы с головой под воду! И чтобы никто не трогал!
Йевенна, конечно, очень устала, но была счастлива. Мышцы ныли, голова кружилась, зато на душе было легко. Эльфийка уже придумала, чем будет занята вечером и, кроме того, она давно не бралась за перо. Самое время делать заметки. Правда, сейчас лучше отправится мыться.
Проводив троих взглядами, дракон убрал фехтовальный инвентарь и направился в свои покои. Тренировка преподнесла ему несколько приятных сюрпризов. Можно сказать, он был доволен.

отыграно с Джай, Йев и Ди

0

15

10 июня 55 года ИУШ, 14:42.

После урока фехтования, Йевенна долгое время провела в ванной, размышляя, как назвать саблю, которую она получила в дар от Дрейкорда, но не могла придумать хорошего имени.
«Ангел. Это ключевое слово для имени этой сабли. Но каким будет её имя?», - размышляла эльфийка. – «Дрейкорд сказал, что её удобно и защищаться и атаковать. Крылья. Перья. Ангел».
Слова никак не хотели складываться в единое целое. Когда Йевенна вылезла из воды и оделась, она решила, что сможет найти ответ в пещере медитаций. Там проще всего собрать все мысли. Теллурис, вежливо постучавшись в окно, с разрешения, влетел в комнату. Дверь для него вещь ненужная.
- Как теперь проведёшь день? – спросил он.
- Отправлюсь в пещеру медитаций. Нужно многое обдумать и найти имя для сабли, - ответила Йевенна.
Вновь не спросив, хранитель подхватил эльфийку на руки и понёсся в пещеру, не слушая возмущений Йевенны о том, что она и сама могла бы дойти.
Дианель бесшумно вошла в пещеру, радуясь, что помнит, где эта чертова пещера. Немного болели руки. Девушка невольно улыбнулась, вспомнив, как плескалась в ванной, погрузившись с головой и закрыв глаза, представив, что она в море. Было так уютно и хорошо. Она даже обед пропустила бы с радотью, лишь бы еще побыть в сладостной полудреме. Но нет же. А еще она сочинила песню. И едва успела набросать ее на лютне, но пока не выходило... Лучше всего пишется ночью, а не когда устал. И Дианель с радостью валялась в ванной, под водой с головой. Никого рядом. Никто не мешает. Никто не говорит... Только вода.
Дианель выдохнула, тряхнув влажными кудрями, едва достающими до ткани свободной рубашки. Что, если дракона у нее нет вообще? Никакого! Собирай вещички и брысь, кошка драная? Уж лич то точно скажет... Да еще и поиздевается в меру... Эльфийка глубоко вдохнула еще раз, входя в пещеру.
Джайран зашла в пещеру и тихо подошла к неподвижно стоящей эльфийке, встав радом с той. Рассматривая пещеру, отметила высокие потолки и необычайную просторность зала. Да уж, эта пещера поместит целых десять драконов, что там какие-то три! Девушка с нетерпением ожидала начала ритуала. Ей было действительно интересно, каким он будет, её второй облик… В том, что он будет, чародейка была уверена, даже не позволяла себе сомневаться.
Ради разнообразия волшебница распустила длинные тёмные волосы и пришла в свободном платье-тунике с поясом и своих обычных шароварах, но совсем босая. Камни приятно холодили ступни – чародейке нужен был хоть какой-нибудь физический контакт с окружающим миром, чтобы почувствовать – он материален, существует. Ощущая прохладу пола, колдунья чувствовала себя гораздо увереннее.
Воспоминания отца снова решили проявить себя во время купания. Сейчас Джайран казалось, что, ослабь она хоть чуть-чуть контроль над своим сознанием, и страшные картины окончательной смерти Маркела снова нагрянут… Нет уж, лучше вовсе об этом не думать.
Дракон и призрак вошли в пещеры последними.
- Приветствую всех, - Дрейк учтиво кивнул девушкам. В руке он держал фляжку с эликсиром и чёрный матовый шар размером с голову Сандро. – Хорошо отдохнули? Прекрасно.
Передав инвентарь «партнёру», Дрейкорд присел на камень недалеко от девушек, скрестив ноги.
- Устраивайтесь поудобнее, а я расскажу вам, чем нам сейчас предстоит заниматься. Итак, для того, чтобы обучить искусству трансформации, прежде всего нужно понять, каким является твой «внутренний дракон», - произнёс Амон’Сулат и тут же пояснил. – Не думайте, что это значит, будто внутри вас есть какая-то иная сущность. Нет, «внутренний дракон» - это вы сами. Ваше отражение в немного искривлённом зеркале. Ваша собственная сущность, ваш характер, тип мышления и душа…
- Хватит болтать, дракон. Все равно «глюки» пойдут, - девушки не знали, шутил ли призрак или нет. – Ах да, фляжку забыл. Хлебните. Тавтология, но все равно «глюки» пойдут…
И Дианель выпила. На запах - шипуче, со странным привкусом. На вкус - тоже. На вид - Дианель не знала.  Пока не было ни "глюков", ни движущихся картинок, ни драконьего рыка. Вообще ничего не было. Только немного мутило, как будто подташнивало. Неужели скоро начнется? Ой-ей. Эльфийка пыталась сфокусировать взгляд на чем-то. Получилось на Дрейкорде. Подойдя к дракону, она оперлась на его плечо и плюхнулась рядом.
- Что-то нехорошо... И когда "глюки" пойдут?
- Скоро, - не промедлил с ответом лич.
Джайран взяла флягу после Ди и смело сделала глоток. Напиток сначала показался обычной водой, но затем обжёг огнём похуже знаменитого самогона подгорных жителей. Чародейка закашлялась и шумно втянула носом воздух, но неприятное ощущение схлынуло так же внезапно, как и появилось. Вытерев невольно выступившие слёзы, волшебница задумчиво посмотрела на Ди – та явно ничего такого не ощутила…  Переведя взгляд на лича, чародейка прислушалась к себе.
«Нда, двойная доза глюков… мало мне отцовских воспоминаний, видимо».
Йевенна выпила из фляги последней. Она сделала всего один глоток, а показалось, что - четыре банки сиропа. По крайней мере, противное приторное послевкусие явно осталось надолго. И из-за него, даже слюни казались не в меру сладкими. Приторными. Противными. От этой странной жидкости, от её вкуса заболели зубы. Йевенна прикрыла рот рукой, размышляя, лечится ли это.
- Всё не так страшно, - дракон подождал, пока все рассядутся. - Мне самому приходилось проходить эту процедуру... Лишь с тем различием, что я это делал "наоборот" - Дрейк хмыкнул. - Искал "внутреннего смертного". Итак... расслабьтесь. А затем - сосредоточьтесь, и... загляните в себя, - Дрейкорд начал тихо петь стихотворное заклинание на древнешантирийском. Шар о его ног мягко засветился.
- Пари, партнер? – по заблестевшим глазам дракона призрак уже понял, что Дрейкорд не откажется.
- На щелчки, партнёр, - Амон'Сулат хищно улыбнулся.
- Ставка?
- Сначала ты.
- У нас будет водяной, солнечный и серебряный драконы. Бард, эльфийка и чародейка соответственно. Это лишь основной цвет. Из-за чужой памяти будет и примесь.
-Ты не был на сегодняшней тренировке, Сандро, - дракон задумался. - Джайран - Чёрный дракон. Что до Йевенны, здесь я согласен с тобой. Дианель... Да, пожалуй. В ней есть мудрость, но есть и некоторая бесшабошность. Скорее, это будет нечто среднее между синим и серебряным драконом. Ставлю пять щелчков.
- Она хочет быть черным, но не станет им. Даже сумеречная форма – не ее. Десять щелчков, Дрейкорд. Повышаешь?
- Пятнадцать. Она чувствует себя совершенно спокойно с магией тьмы. И её признал посох Рейстлина, - Дрейк прищурился, смотря в шар.
- Двадцать, - Сандро пристально посмотрел на Дрейкорда.
- По рукам.
- А на дополнительные цвета поспорим?
Дрейкорд отрицательно покачал головой.
- Ну и ладненько. Ждем-с…
Дианель мутило. И мутило конкретно. Сильно. Даже очень сильно. "Вырвет же... Закрой глаза, дура!" - и Дианель закрыла. И то, что она увидела... Такого она не видела еще никогда! Синее небо, море, причем непонятно, где что начиналось и где что заканчивалось. Легкие дуновения постепенно превращались в сильный ветер, и Дианель его чувствовала... А потом из ветра сплелся, как из нитей, дракон. Казалось, что он почти слился со стихиями - синевой волн и легкостью небес. Маленькие серебряные прожилки в чешуе и заметны особо не были, но создавали впечатление, что дракон отливает серебром. Но если смотреть под определенным уклоном, казалось, что это всего лишь серебро на фоне волн и неба. И он был свободен. От всего. Он летел, он пел, он парил, он порхал! Он жил. Он был свободен...
Йевенна стояла посреди прекрасного зелёного луга. Солнце было в зените и светило так ярко, что казалось, будто здесь совсем нет тени. Перед глазами эльфийки пролетели блики, и вот, пред ней стоит прекрасный золотой дракон. Мерцая сияющей чешуёй он, раскрыл огромные крылья, покрытые белоснежными перьями. Дракон был изящен, великолепен. И лишь темные коготки говорили о том, что он прикасался к мёртвой земле, лишь печальные глаза говорили, что он видел смерть. Дракон посмотрел на Йевенну, учтиво склонил голову и кончиком хвоста аккуратно провел по её щеке. Эльфийка сердцем почувствовала, он спешит куда-то, он беспокоится о ком-то, он стремится помочь. Он бы остался рядом с Йевенной, но зов о помощи, глас Света, становился всё сильней. Не желая сопротивляться этому порыву, дракон взмахнул крыльями и взлетел ввысь, слившись с лучами Солнца.
Джайран не заметила, как отключилась от материального мира, а её подхватил поток расплывчатых видений, которые вдруг стали чёткими и больно режущими глаз. Этот переход был столь внезапен, что на миг ослепил девушку… а потом она увидела ЕЁ.
Перед чародейкой был длинный и тёмный каменный коридор, слева и справа которого находились тёмные проёмы, а около них витали расплывчатые силуэты-призраки, а у первой двери… стояла мать волшебницы, облачённая в тёмную, расписанную странными, резкими узорами галабейю. Как и в последний раз, когда юная чародейка видела её, на матери было изящное шейное украшение, представляющее собой тонкую цепь из драгоценного металла – золота. Украшение в несколько рядов обвивало шею матери, спускалось ниже и два раза обвивало бёдра старшей чародейки, а на конце его сверкал кровавым цветом камень… рубин. Странно, Джайран запомнила одежду матери светлой, с ненавязчивой мягкой вязью символов, цепь - серебряной, а камень, венчающий её, синим, словно глаза матери. Подняв взгляд к её лицу, Джайран отшатнулась в сторону. На неё смотрели красные глаза, лишённые зрачков и устрашающе сияющие, словно демоническая пентаграмма. Расширенными от ужаса глазами чародейка сделала несколько шагов спиной к коридору, а женщина, воспитавшая юную колдунью, проводила девушку своими отвратительными глазами, но… осталась на месте.
Не веря своему счастью, Джайран прошла мимо второго входа… ну, по крайней мере, он должен был оказаться входом, но на деле был закрыт мощной дверью, над которой чародейка заметила фреску с изображением паука. Силуэта здесь не было, но… слышался смех лича. Уж голос Сандро Джайран ни с чем иным не спутает.
Повернувшись к существу в теле матери спиной, чародейка продолжила свой путь. Чем ближе она подходила к странным силуэтам, тем чётче они были видны. Вот стоит Йевенна, из глаз которой струится золотой свет, а за спиной – открытый проход. А вот Ди – её карие обычно глаза позеленели, стали цвета свежей весенней зелени. Дрейкорд был следующим – серебро волос, глаз, сияние и ветер… но Джайран прошла мимо, даже не обернувшись в его сторону.
За ним стояла Джора. Её лицо было спокойным, а взгляд – оттенок радужки был синим, кстати – будто пронизывал идущую по коридору чародейку насквозь…
Сколько уже? Лет двадцать минуло, наверное, с тех пор, как подруги, названные сёстры виделись в последний раз. Джайран с восторгом рассматривала знакомые черты – ей постоянно казалось, что она постепенно забывает, как Джора выглядела, и от этого ужас пробирал всю сущность колдуньи… теперь же, вот она, стоит перед ней, приглашающе улыбается и кивает головой на дверь позади себя…
«Прости меня, сестрица…» - и Джайран прошла мимо умершей подруги, стараясь не оборачиваться – чародейка сердцем чувствовала, что путь, который предлагает Джора, для неё чужд, инороден, неправилен… Лишь бы не сорваться, не оглянуться, о Тьма, пожалуйста!
Там, где должен был быть следующий проём, стена представляла собой всего лишь голую каменную кладку. Но рядом стояла Лита в своём обычном одеянии магов Аль-Сафира… нет, Лиги Серебряных городов! Дочь Джоры кивнула головой вслед уходящей, и растаяла в воздухе, словно и не было её здесь…
Следующие врата были гостеприимно распахнуты, рядом стоял незнакомый юноша… Каштановые волосы, яркие карие глаза с красноватым оттенком. Он ухмыльнулся и отошёл чуть в сторону, но Джайран поспешила пробежать его двери – из них шли потоки горячего воздуха, и чародейке было неуютно.
Последний проход, а рядом… Рядом отец. Черноволосый, статный, прекрасный, а глаза полны Тьмы – первородной, могущественной, властной. Джайран обернулась назад – поздно, за спиной осталась одна лишь Пустота. Собрав всю свою смелость, волшебница взглянула в глаза своей судьбе и протянула руку. Маркел изящно поклонился и сжал пальцы дочери, потом – повернулся к вратам. По одному мановению его руки створки распахнулись. А затем… некромант буквально втолкнул Джайран в сердце Тьмы, перед глазами девушки пронеслись картины пейзажей, когда солнце бросает на землю последние лучи, а за ним наступает темнота…
Сумерки. И Тьма. Джайран расправила крылья – поглощающая свет серая чешуя чуть поблёскивала красными отсветами заходящего солнца. Чешуйки переливались, становясь то светлее, то темнее… словно их касались лучи заката.
- Сандро, ты проиграл, - насмешливо улыбнулся дракон, вставая и аккуратно встряхивая учениц, выводя их из транса. - Просыпаемся, мои хорошие, просыпаемся...
- Вообще-то, я не вижу черного цвета, дракон. Серый – не черный. Так что эта девчонка нас уделала.
- Зато я вижу сине-серебряный, призрак.
- Сколько раз говорил, слушай внимательно. Я же сказал, что примеси не в счет. А синий очевидно доминирует.
Дрейк лишь пожал плечами.
Йевенна довольно быстро открыла глаза. Её видение было коротким мгновением, отпечатавшимся в памяти словно клеймо. Она села и удивленно посмотрела на Дрейкорда и Сандро.
Дианель проснулась. Чувствовала она себя, мягко скажем, неважно. Открыв глаза, она с трудом различала очертания предметов, но все казалось словно смазанным, в какой-то синеве. Каждый звук вызывал желание надавать тому, кто эти звуки издавал, по ушам, чтобы заткнулись. Дианель попыталась приподнять голову, но ее затошнило, и она быстро перевернулась на живот, уткнувшись в пол. "Лишь бы не вырвало. Лишь бы не..." - эльфийка молила всех и вся, чтобы не произошло ничего. Да и не произошло. Боль быстро прошла. Неприятный комок рассосался, и она спокойно и довольно бодро встала.
- Что это было вообще? - это было море, небо, свобода, но что они видели? Ее счастье и полет?
Джайран распахнула глаза резко, отупело вглядываясь в материальный мир. Нечёткость и невозможность рассмотреть детали резко контрастировала с недавним видением. Наконец, когда чародейка привыкла к новой картинке, она уставилась куда-то вдаль безумным взглядом, а глаза, от природы синие, заволокла тёмная пелена. Пелена, впрочем, быстро спала, а радужка приобрела первоначальный цвет… но взгляд от этого менее безумным не стал. Джайран схватилась руками за виски – боль, казалось, решила расколоть голову на части.
- Поздравляю, леди, - Дрейк весело сверкнул глазами, снимая с пояса вторую фляжку и передавая по кругу. В ней была вода, - Вы успешно прошли ритуал. Вам предстоит ещё долгий путь к полной трансформации, но начало этому положено сегодня.

Отыграно с Дрейки, Йев, Джай, Ди.

0

16

Какой-то звук отвлек Дианель. Оглянувшись, она увидела, что Джайран сжимает голову руками.
- Джай? - эльфийка опустилась на колено перед волшебницей и мягко коснулась темных волос. Получив от дракона флягу, она сделала глоток и поднесла к губам волшебницы. - Пей. Легче станет.
Сделать глоток оказалось тяжелей, чем чародейка думала. Руки тряслись, в глазах двоилось, но волшебница справилась. И правда, после глотка свежей воды боль начала потихоньку отступать, и Джайран уже могла сконцентрировать взгляд на лице рядом стоящей эльфийки. Подарив Дианель радостную улыбку, волшебница обернулась к шару. Он уже погас и одиноко лежал на полу. Интересно… наверняка лич с драконом смотрели что-то в сфере, но что именно? Лучше бы это выяснить. Не хотелось бы, чтобы эти двое использовали страхи чародейки против неё самой.
Дианель приобняла Джайран.
- Как ты себя чувствуешь? Если хреново, можешь опереться на меня, - поддерживая крепкой рукой, эльфийка помогла волшебнице встать.
- Не стоит обо мне так беспокоиться, Ди, - Джайран смущённо улыбнулась, но помощь эльфийки приняла. Затем снова подозрительно посмотрела на шар, подождала, пока уйдёт лич с драконом и прошептала почти неслышно, опасаясь, как бы слова не попали в чужие уши. - Ди... что ты видела?
- Свободу.
Чародейка кивнула и обречённо произнесла:
- А я - клетку.
Дианель приподняла ее подбородок пальцами:
- Почему? Расскажи.
Волшебница посмотрела в глаза Дианели и вздрогнула, вспомнив, как они изменились в её видении.
- Тьма... сожрёт меня. Я видела много всего. Это была целая история - коридор, двери, фигуры у входов. Каждая дверь - Дракон, каждый смутный силуэт обращался знакомым - его олицетворением. Ассоциацией... Мать - Ургаш, Сандро - Асха, но его врата были заперты. Йевенна - Эльрат, Ты - почему-то Силанна, Дрейкорд - Силат, Джора, мать литы и моя подруга... умершая подруга - Шаласса, незнакомый юноша со злобным взглядом - Аркат. Лита - Сар-Элам, но там, где она стояла, даже дверей не было, только голая стена... наверное, это означало, что драконом Сар-Элама стать нельзя. А потом...
Чародейка перевела дух и вспомнила самое страшное. Девушке сейчас не хотелось смотреть на мир, поэтому она вдруг обняла Дианель, спрятав голову у той на груди.
- Маркел - Маласса. Это была последняя дверь, самая крайняя, я хотела повернуться назад и уйти, принять Шалассу или Силата, но, оглянувшись, увидела только Пустоту. А отец манил, призывал... Я дала ему руку, и он втолкнул, практически швырнул меня в тёмный провал! Там меня посетили другие видения: красивые сумерки, закат, ночная тьма... но я почувствовала неволю. Это было похоже на детство, - чародейка снова едва различимо шептала, но потом, сделав новую паузу, сказала уже нормальным голосом. - Я тебе об этом позже расскажу, если захочешь. Не сейчас.
Дианель обняла волшебницу и прижала к тебе. Когда она о ком-то заботилась, она становилась Валентином.
- Шшш... Все будет хорошо. Это был просто глюк. Я никогда не дам тебя в обиду  и Дрейкорд не даст, - Джайран, цеплявшаяся за Валентина, была похожа на ребенка. Ну и ладно. Пусть ребенком и остается. Валентин поцеловал макушку Джайран, которая была ниже его, и зарылся в волосы. - Все будет хорошо. Я уже говорил, что все это в прошлом. Забудь.
- А что ты видела? - Джайран заинтересованно подняла на эльфийку глаза. - Что значит "свобода"? Ты... серебряный?
- Наполовину серебро. Но больше синий.
Волшебница, смутившись своей несдержанности, аккуратно освободилась и отошла от Дианель.
- Я думала, ты будешь больше серебряным. Уж прости, но, - Джайран хихикнула. - На водного ты похожа гораздо меньше.
Оглянувшись на Йевенну, чародейка добавила:
- А вот целительница точно золотой.
- Я просто не говорил, что люблю море. Я его не видел, но я онем всегда мечтал, - Дианель легко выпустила волшебницу и проводила ее взглядом. Облокотившись на стену, она сложила на груди руки, мысленно отметив, что она как никогда похожа на какого-то ловеласа.
- Говори...ла. У Литы. Я на это обратила внимание, но не думала, что море настолько чарует тебя, - волшебница, отвлёкшаяся на Йевенну, которая на данный момент общалась с ангелом, повернула голову к Дианель и удивлённо моргнула. Сейчас бард больше походила именно на юношу, примерно такое впечатление было, когда они познакомились. Вот странно, на Валентина Джайран всё ещё почти не ощутимо злилась и за обман, и за случай в дороге... Казус во время полёта на драконе был уже после открытия правды, но вот на Ди обижаться не получалось, а к Валентину одновременно и тянуло, и раздражение какое-то непонятное внутри просыпалось.
- Ну, тогда я был честен. Прости,  я просто столько времени провел в таком облике, что мне очень трудно его из себя прогнать, - Валентин замер в такой позе, внимательно следя за Джай. Напрягал этот взгляд... Ой напрягал!
Джайран подалась вперёд, держась одной рукой за стену, сузила глаза, вглядываясь в черты... Валентина. Что же так раздражает? Ох, как не вовремя Ди решила стать юношей-бардом. Подойдя к эльфу... эльфийке, волшебница взяла её за подбородок, как недавно делала сама Ди. Только теперь Джайран пришлось наклонить голову собеседницы вниз - чародейка хотела вглядеться в глаза эльфийки повнимательней. Странно, но, кажется, даже их выражение немного изменилось.
Дианель вынуждена была опустить голову, внимательно смотря на Джай. Левая бровь почти непроизвольно приподнялась. Мягко, но твердо взяв Джай за руку, Дианель с удивлением следила за Джай.
- С тобой точно все хорошо?
- Не уверена, - волшебница резко выдернула руку у Валентина и отступила на пару шагов назад, всё так же сверля эльфийку... нет, похоже, что всё-таки эльфа, взглядом. Задумчиво протянула. - Можешь... стать обратно Дианелью?
- А я разве меняллл...ась? - Дианель хмыкнула, не меняя ни позы, ни голоса. Вот честно, Джай первый человек, который подумал, что она меняется с Дианели на Валентина и обратно. Она - это они оба. Треть жизни - Дианель, треть жизни - Валентин, треть жизни - Дианка... ну как это объяснить?
Глаза волшебницы зло сверкнули. Ей нечего было ответить Ди. Выместить вновь разгоревшуюся злобу? Раздражение? Обвинить во всех смертных грехах? Глупо же!
А между тем, чародейка понимала ясно, что сейчас сморозила какую-то глупость... а вот какую именно - не понимала совсем! Об этом говорило всё в облике Валентина: жёсткая то ли усмешка, то ли ухмылка, поза, голос, выражение лица.
Колдунья, не выдержав, оперлась двумя руками о стену, повернувшись к ней лицом, согнула спину, как рассерженная кошка, сжала пальцы, царапая камень магической силой. Повернув голову к эльфу, волшебница наблюдала за ним - что он будет делать? Кажется, если решит подойти, она точно его ударит, и потом замучается объяснять, зачем.
Так, Джай злилась. И это было очевидно. И Дианель поняла, что если она подойдет - одним синяком не отделается. Поэтому она не шелохнулась. Как стояла, скрестив на груди, так и стояла...
- Я не менял..ась. И Валентин, и Дианель - это все я. Прошу прощения, если я чем-то тебя задел... задела. Если тебе неприятно мое общество, то вынужден откланяться. И не надо так остро реагировать. А то становишься похожа на ТУ девушку, которая меня чуть не убила, - Дианель шутливо поклонилась и направилась к выходу из пещеры.
Джайран, к тому времени уже отделившись от стены и повернувшись к Валентину всем корпусом, в бессильной злобе сжала кулаки. Так не пойдёт...
- Постой, - волшебница догнала уходящего эльфа... эльфийку... Врата Шио, она совсем запуталась! Встав так, чтобы оказаться с Дианель лицом к лицу, Джайран сказала. - Ди, я не хотела тебя обидеть ни в коем случае! Но и правду ты тоже не поймёшь! Да я сама не понимаю. Где правда? Что со мной творится?
Чародейка снова казалась растерянным маленьким ребёнком, которому нужна защита, поддержка, но который на неё уже не надеется.
- Все нормально, Джай, - улыбнулась Дианель, чуть сжав ее плечи. -  Просто пойми, что Дианель, Валентин, Дианка - это все я. Не смею больше отнимать у тебя время. Раз уж мое общество так тебе неприятно, - еще раз полупоклонившись, Дианель направилась прочь. Попадать под горячую руку - нет уж.
Джайран обречённо смотрела вслед уходящей. Волшебница совсем не хотела, чтобы так обернулось, но сил останавливать Дианель, извиняться, оправдываться - их не было. Джайран поджала губы и отвела взгляд, а на глаза попалась Йевенна, недоумённо наблюдавшая за разгоревшейся ссорой вместе со своим ангелом. Чародейка, осознав, что эльфийка-бард уже ушла, повернулась и покинула помещение через другой выход. Джайран не могла сейчас никого видеть.

Отыграно с Ди

0

17

10 июня 55 года ИУШ, 17:57.

Найти Каэр-Морхен, затерянный в горах, оказалось задачей не из лёгких. Даже для ветра. Амон'Сулат окружил свой родовой замок такими надёжными чарами, что Суула никак не могла отыскать лазеку и попасть внутрь... Так что она просто упрямо вилась там, где обрывался след дракона, надеясь, что сумеет поймать кого-нибудь, кто выйдет из-за волшебной завесы.
Аммар приказал найти дракона и передать ему слова - и значит, Суула это сделает.
-Дрейк, - дракона вырвал из размышлений голос Горного Ветра. Амон’Сулат поднял голову. – Кто-то крутится у барьера. Элементаль воздуха, судя по всему. Выглядит, как девочка лет десяти.
-Суула,
- Дрейкардос нахмурился. – Впусти её. Под эскортом.
Похоже, что-то случилось…
Ждать пришлось довольно-таки долго. Благо, других срочных дел у Суулы было совсем немного и она могла подождать.
Вдруг горный пейзаж вдалеке подёрнулся лёгкой дымкой... И изменился. Перед удивлённой Суулой открылся вид острых пиков, покрытых снегом, и построенного из светлого камня замка... в котором она чётко услышала дыхание тех, кого ей поручили найти. Не став ждать иного шанса, ветерок мигом шмыгнула вперёд.
Дрейк ждал гостью на балконе.
- Чем обязан, Суула?
Ветерок зависла в паре метров от балкона, упёрла ручки в бока и выдала:
- Здравствуй, серебристый дракон. У меня к тебе отвратительные новости. Злой разноцветный ангел прошёл по твоему следу и забрал с собой милого мага. Я сама видела! В замок к главному демономагу, там много солдат и мы ничего не можем сделать... Вот я и прилела сказать, что из-за тебя теперь милый маг в беде!
-Дьявол, - выругался дракон, подперев рукой подбородок, - Когда это случилось?
- Дул южный ветер, - задумалась Суула. Представления о челолвеческом времени у неё были не очень, но она всё-таки сообразила, чего от неё хотят. - Было ничего не видно, волшебные свечки горели... И мелкими светляшками всё небо было усыпано!
-А потом ты её видела? Сегодня, скажем? Когда снова взошло солнце?
Суула, кувыркнувшись в воздухе, ответила:
- Видела!
-Сможешь показать, где её держат? - Дрейк вздохнул с облегчением. Значит, скорее всего, чародейка жива.
- Собрался её выручать? - Суула перестала корчить сердитые рожицы и в первый раз улыбнулась. - В главном замке, в башне...
-Очень хорошо, - Дрейк прищурился. В глазах плясали черти. - Передай своему хозяину, что я  её вытащу. И, возможно, снесу голову-другую...
Суула взмахнула перед лицом дракона рукавами-крыльями, собирая его последние слова.
- Передам! - весело закивала она. - Только ты осторожней, серебристый дракон. Там много демонов и тех, кто им служит.  Мне бы не хотелось, чтобы милый маг пострадала... ещё сильней, - погрозила Дрейкорду пальчиком она и, взвихрив снежные хлопья, умчалась прочь.
Дрейк постоял на болконе ещё около минуты, затем, резко повернувшись, пошёл прочь.
-Зови Сандро, Дейдару и Раиза в обеденный зал, - коротко сказал он элементалю. - Намечается вечеринка.

Дейдара тяжело налег на громадные кованые двери в зал. Они никак не хотели поддаваться, и подрывник уже жалел о том, что не прихватил с собой бомбу-другую. Раиз, взглянув на эльфа презрительным взглядом, легонько коснулся ручки дверей, и те сами открылись.
- Это замок серебряного дракона. Сила здесь бесполезна, - проронил он.
- И без тебя знаю, умник! – рявкнул подрывник.
- Не позорься, Дейдара, - шепнул Сандро, входя в зал. – Ты звал нас, Дрейкорд? Надеюсь, что у тебя есть веская причина отрывать меня от книг, которых я не видел несколько десятков лет?
- Cандро, будь добр,
- дракон сделал приглашающий жест. Мол, садитесь. – Оставь свою язвительность на минутку и послушай. Раиз, Дейдара, мне нужна ваша помощь. После нашей вылазки в Ур-Сафир произошла… неприятность. Под раздачу к Однокрылому попал мой хороший знакомый. Я хочу его вытащить... а заодно снести одну-другую рогатую голову. Тебе, подрывник, могу обещать вдоволь возможности проявить своё искусство.
Раиз прислонился к спинке кресла и скрестил руки на груди.
- Твоя аура нестабильна, дракон. Ты явно встревожен. Обычно драконам нет дела до судеб смертных, но…
- Я лишь хочу устроить бум-бум, м-да…
- Я думал, мы партнеры, дракон,
- прошипел Сандро, пройдя когтем по столу. – «Хороший знакомый»? Наглая ложь. У тебя это на лице написано, особенно сейчас, когда ты так на меня посмотрел. Все дело в женщине, не так ли? Кто она?
Дракон пожал плечами. К колкостям лича он уже начинал привыкать. Заново.
- Милый мой «партнёр». Я, кажется, уже говорил и повторяю снова. В изящных лапках этой пернатой гадины я бы не оставил даже тебя. Тем более – свою хорошую знакомую, которой я кое-чем обязан. Тем более что Лита – та ниточка, которая может вывести нас к соглашению с группировкой повстанцев Ур-Сафира.
- Если ты хочешь, чтобы я помог, перестань мне врать,
- призрак внимательно разглядывал человеческое лицо Дрейкорда. – Видел бы себя в зеркале, с каким упоением говоришь о возможности вытащить бедную девушку из лап левой руки Кха-Белеха. Тебе отомстить хочется, дать падшему ангелу пощечину в лицо.
Раиз молча склонил голову. Он чувствовал, как меняется аура дракона. Казалось, еще немножко, и призраку несдобровать за его слишком прямой метод донесения правды.
- Я в деле, - наконец проронил он. – И никтомант тоже.
- Я сам могу ответить, Раиз,
- огрызнулся призрак. – Мы поможем, дракон. Было бы глупо упускать такую возможность демонстрации нашей объединенной мощи… заодно устроим новичкам проверку в реальных условиях…
Дрейкардос благодарно посмотрел на ассасина.
«Спасибо. Ещё немного – и он бы получил», - мысленно поблагодарил он мумию.
"Сочтёмся"
- Девушки остаются тут, - отрезал дракон, кивком подзывая элементаля с картами дворца. – Я не собираюсь вести необученных новобранцев на верную смерть. Мы не повстанцы и не Серый Легион.  Справимся сами, вчетвером.
- Вчетвером так вчетвером… мне умирать не привыкать, - призрак посмотрел в потолок.
- Умирать не придётся, партнёр. Значит так, - дракон расстелил карты, подаренные ему несколько месяцев назад повстанцами. – Итак, план прост до безобразия. Когда я забирал Джайран от Литы, по дороге наткнулся на интересное объявление. Сегодня вечером наместник устраивает приём. Любой менестрель может записаться  для участия в концерте. Насколько мне известно, их даже особо не проверяют. Среди мятежников не так много самоубийц, чтобы пытаться  что-то учинить  во время праздника, когда охрана усилена в несколько раз. Тем более, когда на приёме находится первый меч Кха-Белеха.
- Повторяемся, Дрейкорд. В библиотеке мы применили подобный план… - сказал Сандро, уловив мысли дракона. – Хотя, учитывая нашу боевую мощь, нам ничего более не остается. Вот вернуть бы мне мою магию… молчу, Раиз, молчу, - призрак поймал на себе гневный взгляд мумии.
- Всё новое -  хорошо забытое старое, дорогой Сандро, - фыркнул лорд Каэр-Морхена. – К деталям. Дейдара, Раиз, с вами я налаживаю канал мысленной связи. Я буду координировать ваши действия, находясь в зале, и подам вам сигнал к действию.  Раиз, - Дрейкорд указал на вторую карту. - Ты – наш козырь.  Лита находится вот в этой башне. Твоя задача – тихо снять охрану и увести из дворца девушку. Уходить будешь через катакомбы. Их строили ещё во времена Серебряных Городов. Там даже демоны ногу сломят. Но, благодаря повстанцам, мы знаем более или менее короткий путь за стены города. Там сточные воды выливаются в реку. Грязно, зато безопасно – демоны не знают об этом проходе. Там вас будет ждать одна из птиц подрывника.
Дракон повернулся к Дейдаре.
- На тебе – внешние охранники. Я укрою тебя куполом невидимости, будешь кружиться рядом с дворцом. По моей команде – устроишь там хаос, ты умеешь это делать лучше всего. Но,.   - Дрейк поднял палец. – Как только я скажу – улетай оттуда сразу. Будет погоня – отрывайся или обрати их в пепел. Приведёшь хоть одного к Каэр-Морхену – голову снесу.
Что касается меня, то я устрою в зале такую свалку, что Однокрылому будет не до пленницы. Теперь, что касается тебя, Сандро…Ты остаёшься здесь.
Дрейкорд протянул ему небольшой серебряный браслет с агатом.
-Такой же будет на мне. Когда я подам сигнал – ты вместе с Горным Ветром откроешь портал и вытащишь меня из пекла. При магических ресурсах Каэр-Морхена это займёт минуту – полторы. Но нужен грамотный наводчик. А у тебя всегда это хорошо получалось.
- Какая важная роль…
- устало протянул призрак. – Итак, чего мы ждем?

отыграно с Сандро и мастером-игротехником

+1

18

10 июня 55 года ИУШ, 18:25.

Теллурис подошел к Йевенне.
- Как ты себя чувствуешь?
Они оба уже находились в её комнате. Эльфийка лежала на кровати, смотря в потолок.
- Со мной всё в порядке, - ответила Йевенна. – Не беспокойся.
- Ты увидела своего дракона, да? Какой он? – поинтересовался хранитель.
- Прекрасный, - сказала эльфийка.
Она была погружена в размышления обо всем, что произошло с ней за день. День получился, мягко говоря, насыщенным. Тренировка – физическое утомление, поиск внутреннего дракона – моральное истощение. И хотя, для Йевенны все проходит гладко, она чувствует, что вряд ли бы была так спокойна, если бы не присутствие Теллуриса.
- Мой дракон был золотым, его крылья были из белых перьев. Он весь сиял, - уточняла эльфийка. – Только его лапы были тёмными, а глаза грустными. И он спешил куда-то, но я чувствовала, что он хотел остаться рядом со мной.
- Ты говоришь с сожалением, - сказал ангел.
- Да, это верно. Этот дракон был таким светлым, таким добрым, но скованным обязательствами. И это делало его печальным. Мне так хотелось освободить его от всего!
Йевенна вздохнула. Погладив её по голове, Теллурис сказал:
- Завтрак, обед и ужин тут, можно сказать, по расписанию. У тебя есть пара часов, чтобы выспаться перед ужином.
Эльфийка последовала совету ангела и, перевернувшись на бок, закрыла глаза.
Хранитель же взял в руки записную книжку Йевенны и на краюшке чистого листа написал:
«Лаурнар. Красивое название. Хватит с тебя на сегодня размышлений».
Теллурис вернул записи на место и присел в своём углу.
«Я зря переживаю, - мысленно убеждал себя ангел. – Конечно, не стоит терять бдительности, но нужно признать, что зря опасаюсь всего и вся в этом замке. За один день произошло достаточно событий, по которым я могу спокойно сказать: ни мне, ни Йевенне нечего бояться здесь. Бессмысленные воспоминания из прошлого закрывают глаза на действительность. Какова она? Всё очень просто. Дрейкорд  - друг, а не враг. Убеди себя в этом, пугливое существо. Согласись, никто не судит кого-либо лишь по одному его поступку. Рассмотрим иные?
Завтрак. Амон’Сулат вел себя непринуждённо, вовсе не злился на шутки со стороны того барда. На вопросы, которые ему задавала Йевенна, он отвечал чётко, не язвил, не грубил. Вел себя очень достойно.
Тренировка. Никаких усмешек, нагрузка была умеренной, и Дрейкорд не требовал от девушек, в чьём числе была Йевенна, большего, чем они смогут. И сабля. Радость моей подопечной подкупает меня.
И, наконец, поиск внутреннего дракона. Дрейкорд сделал что-то подозрительное? Нет.
Йевенна счастлива, довольна, а это главное. Так что, я могу доверять Дрейкорду.
А что до Сандро, он держится в стороне от событий. Это тоже успокаивает.
Вот теперь, стало легче, значительно. Могу даже в пыточные пойти».

При мысли о пыточных, ангела сильно передёрнуло, он обхватил себя руками.
«Ага, давай, иди туда, пощекочи нервы, которых у тебя уже почти не осталось. Вспомни всё самое ужасное», - фыркнул Теллурис самому себе. Однако через какое-то время его посетила обратная мысль и, терзаемый любопытством, он всё же решил туда спуститься.
Вскоре ангел оказался пыточной. Его вело сюда любопытство, а встретила печаль. Но что удивительно, Теллурис не хотел бы, чтобы кто-то потревожил его сейчас. Даже если это будет Йевенна.
«Раны на груди Уриэля, а потом разодранные рёбра Латгардис, затем Йевенна и её быстро бьющееся сердечко. Какой символизм», - думал Теллурис, сев на пол посреди пыточной. – «Латгардис, ты бы удивилась, если бы увидела, что я посвятил кому-то свою жизнь. Интересно, где ты сейчас? Как странно, что ты умерла, а всё еще разговариваю с тобой, словно ты живая. Ты же знаешь, я бы спас тебя, если бы не был слишком слабым. Признаться это и сейчас меня беспокоит. Сомневаюсь, что я смогу защитить Йевенну. А что я буду делать, если она умрёт? Мне бы пригодился твой совет, леди Храбрость, Латгардис».
Оставаться здесь, среди острых предметов, казалось направленных на него, хранителю не хотелось, и он отправился в пещеры медитаций. Ему нужно избавиться от лишних эмоций, но так, чтобы об этих слезах никто не узнал.

Дианель сидела в пещере для медитаций, разглядывая маленькие металлические кулончки со значками проститутки, убийцы, беглой и воровки. Эдакий послужной список двора чудес. Рядом с юбкой лежал грубо сделанный кинжал. Самый первый. Его дал Лис. Дианель закрыла глаза и вспомнила, как Лис умер. Она тогда вернулась с дела во двор и увидела, что там хозяйничают солдаты. Вроде тогда в город наведался Однокрылый... Но Дианка не уверена, что это так и было... Хотя если так. И если Лис погиб из-за него, то Дианель ненавидела этого чертова ангела!
Она выскользнула из двора и сумела улизнуть. Потом пришла на лавную площадь... Эшафот, веревка. Лис. Он увидел ее и прошептал убегать...
Эльфийка вернулась к действительности. Нет Лиса. Нет эшафота... Только пещера. И кто-то неподалеку, судя по шуму.
Теллурис, закрыв глаза, лил слёзы. Он ничего не говорил, не стонал, только капли катились по щекам, а прерывчатое дыхание выдавало внутреннее переживание. Ангел тихо шуршал перьями и был так погружен в свои воспоминания, что не замечал ничего вокруг.
Дианель обернулась и увидела ангела. "Рога и копыта. Только его мне тут и не хватало", - прошипела девушка про себя. Ему было плохо, и Дианель это видела. Он плакал... Но жалко его не было. Дианели никогда никого не было жалко. Никогда. Решив, что ему ее сочувствие как рыбе свечка, она решила было уйти. Рога и копыта, но он так плакал!!
- Не плачь. Все будет хорошо. Даже если сейчас все плохо, - прошептала она почти неслышно и уже повернулась к выходу, не зная, расслышал он или нет.
Услышав чей-то шепот, хранитель подался вперёд на свет, чтобы разглядеть того кто был здесь. Ему стало несколько стыдно от того, что кто-то чужой, посторонний, застал его в таком состоянии. Глаза ангела блестели от слёз, но выражали уже не боль, а испуг. Вскоре он заметил того барда и смущённо опустил глаза.
- Прошлое не исправить, а смотреть в будущее очень страшно. Это всё равно, что идти по шаткому мосту над пропастью, - ответил Теллурис.
- Не исправить, согласен. Но и будущее может быть лучше. В любом случае. Если хочешь, - Дианель все-таки выдавила из себя, - я могу выслушать. Расскажи.
Вздохнув, ангел сказал:
- Если ты действительно хочешь это услышать, пусть будет так.
Это произошло довольно давно. Когда я ещё даже еле меч в руках держал, а она, Латгардис, уже носила гордое звание Леди Храбрость. Она была мне верным другом, наставницей и я любил её, любил сильнее, чем кого-либо. К счастью эта любовь была взаимной. Мы оба росли вместе, жили рядом, у нас были одинаковые увлечения. Но Война не разбирает кто кому дорог и не смотрит на возраст своей жертвы. Война просто отбирает то, что захочет, не смотря, сколько слёз ты прольёшь над утратой. Но одно дело узнать о смерти любимой, другое дело – увидеть это воочию. Мы оба, я и Латгардис, попали в плен к демонам. Они долго пытали нас, издевались. Лати смогла вывести меня из пыточных, чтобы я бежал. Я не хотел её оставлять! Я говорил, что мне нужно быть рядом с ней! Но она не слушала и истратила все волшебные силы, чтобы освободить меня. Я вернулся за ней и, к своему удивлению, узнал, что её отпустили. Я был рад, что она на свободе, но меня терзали сомнения. Латгардис стала очень бледной, малоподвижной. Она почти не разговаривала. Тогда я искал того кто сможет излечить её, но я не нашел лекаря, я нашел мага-инквизитора и он сказал мне: «Это не болезнь, это Зелёный лист. Мне очень жаль». Я поскорее полетел к Латгардис. Я уже не мог ей помочь, но хотел хотя бы последний раз увидеть её. Я опоздал, Зелёный лист разорвал её грудную клетку, а на месте сердца Лати вырос прекрасный цветок, под стать её душе. Но к чему мне цветок? Мне нужна Латгардис. Мне нужна любовь.
Теллурис посмотрел на барда и добавил:
- Спасибо, что выслушала. От этого мне легче.
- Тел, - Дианель несмело приблизилась. Да если бы кто влез в ЕЕ воспоминания про Лиса, она бы уже прибила! - это в прошлом. Не думай об умершем. Думай о том, что еще живо. Я тебя понимаю.
Теллурис нахмурил брови.
- Разве что-то в этом мире может быть хуже, чем то, что произошло со мной? – сказал ангел. – Я не верю.
Дианель словно на больное наступили.
- Моих родителей и сестру при мне растерзали. А самый дорогой мой друг умер на виселице. И опять при мне. Хватит? Или еще про ежедневные насилия рассказать? - эльфийка отвернулась. Она никогда не говорила этого во дворе чудес, но, рога и копыта, как же ангел ее ОДНИМ ВОПРОСОМ выбесить смог?!
По интонации девушки, Теллурис понял, что задел за живое, но он даже представить не мог, что настолько, можно сказать, оскорбил эльфийку. Впредь он будет аккуратнее в словах.
- Я прошу прощения, - учтиво кивнул ангел. – Я и понятия не имел.… Простите мне мою бестактность.
«И глупость», - мысленно добавил Теллурис.
Он конечно хотел бы как-то утешить барда, но не находил подходящих слов. Да и что утешать другого, когда сам не можешь успокоиться?
Дианель грустно рассмеялась. Грустно и зло. Совладав с собой, она повернулась к ангелу и нашла в себе силы улыбнуться. — Неважно, я привык, - Дианель неосознанно перешла на «он». - Поэтому я точно знаю, о чем говорю, ангел. И этот мерзкий червячок в груди разожмет зубки когда-то, — Дианель опустилась на камень и прижала колени к груди. Слез не было. Давно. И ей было все равно. Просто мышцы напряглись, а лицо окаменело. Лис...
Теллурис присел рядом и обнял барда крылом.
- А как ты чувствуешь себя сейчас, здесь, в Каэр-Морхэне? – спросил ангел.
Дианель никак не отреагировала на обнявшее ее крыло.
- Честно, Тел? Замок, конечно, размягчил мое сознание, но не настолько, чтобы сидеть и горевать постоянно. Тел, на мой взгляд, жизнь - это ценность, ведь они умерли, а я нет. И если ты свою жизнь загубишь из-за памяти, то зачем жить дальше? Жизнь ведь яркая, Тел! А ну не грусти! - улыбнулась Дианель.
Теллурис тоже улыбнулся. Его даже посетила одна идея, связанная с памятью и тем злосчастным цветком. Это была весьма неплохая идея, на его взгляд.

отыграно с Ди

+1

19

10 июня 55 года ИУШ, 19:25.

Дианель уже проголодалась. И как раз вовремя! Ужин скоро должен был начаться. Правда, ни Джайран, ни Йевенны еще не было. И Дрейкорда не было. И Раиза. Эльфийка напряженно осмотрела комнату. Рога и копыта, где все?
Джайран вошла в столовую и с некоторым напряжением отметила, что здесь находилась только Дианель. После того непонятного происшествия волшебница не очень хотела видеть эльфийку. Поэтому, сухо кивнув ей вместо приветствия, Джайран медленно обошла стол вокруг и села с противоположной стороны, устремив взгляд в окно. Вечерело... вот и день почти подошёл к концу.
Проснувшись, Йевенна увидела, как Теллурис вертит в руках какой-то цветок.
- Что это? – спросила эльфийка, поднимаясь с постели.
- Подарок, - ответил хранитель, протянув цветок Йевенне.
Эльфийка вопросительно посмотрела на него.
- Это дань какой-то памяти, да?
Теллурис кивнул, а Йевенна приколола цветок к волосам.
- Кстати, ты держишься вдалеке от тех девушек, - заметил ангел. – Я говорил с одной из них, с бардом. Думаю, вы бы могли сдружиться.
Йевенна улыбнулась.
- Пожалуй, мне действительно не хватает подруг. И наверное, я уже опаздываю на ужин… - сказала эльфийка и понеслась поскорее в столовую. Она тихо пробежала внутрь и заняла своё место.
Никтомант незаметно вошел в залу. Показалось, будто он и так был здесь, просто ждал эффектного момента, чтобы появиться. Он встал у камина и протянул свои крючковатые руки, якобы грея их. 
- Ну что ж, осталось дождаться только Дрейкорда и остальных до ужина, - Дианель мысленно уговаривала желудок не урчать.
- Не дождетесь, - шепнул призрак. Но так, чтобы услышали все.
Чародейка лениво обернулась к призраку.
- Почему? Что мы пропустили? Революцию в Каэр-Морхене с последующей сменой власти?
- Он пошел спасать вашу знакомую… кажется, Литой звать, - глаза призрака хитро сощурились.
Дианель крякнула.
- Литу? Один? Крылатому под шпагу? Он что - самоубийца? - защитная реакция, рога и копыта! Теперь Дианель нервничала. За Литу, за Дрейкорда... Однокрылый же из них рога и копыта заготовит!
- Ну, не один… С ним пошли мои мертвяки. Не боитесь, вернуться. А кто такая эта Лита, о которой все так беспокоятся?.. – спросил лич, якобы не зная ответа.
Волшебница внимательно вгляделась в лича.
- Я думаю, тебе нет смысла спрашивать об этом, Сандро, - тон чародейки был ровным и спокойным, особых эмоций на лице тоже нельзя было прочитать, но нервное постукивание пальцев по столу выдавало истинное состояние девушки. - Литания бинт Джора аль Сафийри. Это от неё нас с Дианель забрал Дрейкорд... и, кажется, все мы так или иначе были знакомы с ней... - Джайран перевела взгляд на Йевенну. - Ну, или почти все.
- Кажется, так… Ну что ж. Наслаждайтесь едой. Если кому понадоблюсь, я в библиотеке, - призрак ушел, даже не закрыв за собой дверей.
Дианель нервничала, хоть и знала, что Дрейкорд выберется. Просто выберется и все. А Лита, возможно, и нет. Ди не видела, что происходит с Йев и Джай, да и ей было плевать. Она просто смотрела в одну точку. И все.
Джайран ещё долго смотрела на дверь, прежде чем до неё дошло, что лич уже покинул зал, а сама волшебница бессмысленно сверлит взглядом дверной косяк. Да, все её надежды на благополучный исход дела не оправдались...
Дианель на другом конце стола тоже неподвижно сидела, молчала и смотрела вникуда. Йевенна... ну а что Йевенна? С какой стати целительнице испытывать хоть что-то к незнакомому человеку? Джайран и сама вряд ли стала бы убиваться, если с кем-то чужим произойдёт беда - люди ведь каждый день умирают, какое до них дело чародейке? Поэтому Джайран даже не стала искать следы сочувствия у эльфийки на лице. Неловко поднявшись со стула, колдунья покинула столовую, даже не притронувшись к еде - аппетит пропал в одночасье. Чародейка чувствовала, что на глазах появляются слёзы, а плакать она лучше будет в своей комнате. В одиночестве.
Йевенна ещё не знала толком никого, но общее волнение передалось и ей. Она ерзала на стуле, тыкала вилкой еду, смотрела по сторонам, ожидая, что может быть сейчас сюда зайдёт Дрейкорд. Но этого не происходило. Йевенна доела содержимое своей тарелки и, резко поднявшись со стула, побежала назад в комнату. Оставаться в столовой не было причины.

Отыграно с Йев, Ди, Сандро

Отредактировано Джайран (2013-03-23 21:55:32)

0

20

10 июня 55 года ИУШ, 23:00

- Пора, - элементаль кивнул призраку. Тот , похоже, тоже почувствовал сигнал. – Морской Бриз, зови девушек…

Когда дракон выкатился из портала, в зале уже собрались все.
- Надо же, - весело прокомментировал лич, опуская руки и ехидно смотря на изрешечённого Амон’Сулата. – Неплохо выглядишь.
- Эликсиры и бинты, живо! – рявкнул Горный ветер на подчинённых элементалей.
- Всё нормально, - Дрейк хмыкнул, скривившись от боли, - Мы справились. Мертвецы с Литой скоро вернутся.
- Дрейкорд, ты иногда как ребёнок, хотя пару тысяч лет прожил уже! Когда ты прекратишь лезть в самое пекло очертя голову,  – управитель замка оттранспортировал хозяина на кровать в ближайшей комнате и подверг требовательному осмотру. Кроме сквозной колотой раны на груди и глубокого пореза на бедре, имелось множество мелких колотых ран, покрывающих торс дракона, как дырки сито.
- Ничего, - побледневшие губы растянулись в кривой ухмылке. - На мне всё заживает, как на собаке, сам знаешь. К тому же, Однокрылому тоже досталось преизрядно.
Джайран не отреагировала на появление дракона практически никак - как сидела, смотря вдаль через прозрачные грани стеклянного бокала, так и продолжила сидеть. Чародейка очень волновалась о Лите, и та занимала все мысли девушки.
Внимание к Дрейкорду привлекла внезапно возникшая суета и шум. Волшебница обеспокоенно встала и подошла к дракону поближе, не зная, где может пригодиться - в целительстве от неё толку нет, а как ещё помочь, было непонятно.
Увидя Дрейкорда в таком жутком состоянии, Йевенна тут же спросила:
- Чем я могу помочь? Я долго училась на лекаря, возможно, мои навыки пригодятся.
- Сначала я его перевяжу. А потом поможешь мне с заклинаниями, - кивнул элементаль.Горный ветер действовал весьма и весьма сноровисто – было видно, что лечить своего господина от подобных ран ему явно не впервой. Взяв принесённые элексиры, он быстро обработал их густой чёрной жидкостью (Дрейк при этом зашипел от боли), а затем, аккуратно наложив на них повязки, влил в рот дракона содержимое пяти разноцетных колб, - Давай, девочка. Помогай направлять потоки...
Тысяча чертей! Дианель смотрела на дракона, вспоминая, были ли у нее похожие раны. Черт, не было... К сожалению, она не была сильна в медицине - знала только основы, поэтому могла только смотреть.
- Рога и копыта, - прошипела эльфийка любимое ругательство. - Мерзкий ублюдок… - Дианель лишь могла надеяться, что Дрейкорд выживет. Почему-то это казалось важным. Почему?
- Ургаш меня побери… - снова попытался усмехнуться дракон, - последний раз меня так отделали в войну Третьего затмения… а до этого – только Каламит… Горный Ветер, будь другом, подай бокал с вином.
- Кнута бы тебе, а не бокал с вином, - проворчал элементаль, но просьбу исполнил.
Странно, когда дракон говорит, а у Дианели перед глазами всплывают и Затмение и Каламит... Надо было что-то делать, а она, дура, просто стоит.
- Заживёт же? - вырвалось из Дианели прежде, чем та успела прикусить язык. А сейчас бы с радостью откусила. Дура!
Сразу после команды Горного ветра, Йевенна сосредоточилась исключительно на ранах Дрейкорда. Согласуя свои действия с управляющим замка, эльфийка принялась излечивать мелкие раны на торсе Дрейка. Левой рукой Йевенна сдерживала кровь, а правой рукой направляла потоки целительной энергии. Лицо эльфийки перестало выражать детскую чистоту, оно стало выражать прекрасное знание дела и уверенность.
Джайран наматывала круги вокруг кровати дракона, нервируя всех остальных. Все были заняты, пытались как-то помочь, проявляли бурную деятельность, а чародейка ощущала себя бесполезной. Ей очень хотелось спросить о Лите, но она не решалась - время неподходящее. В конце концов, однако, не выдержав раздражённых взглядов всей компании, волшебница всё-таки решила задать интересующий её вопрос, тем более, Дрейкорд находился в сознании и, кажется, мог на него ответить:
- Дрейк, - Джайран не заметила, как от волнения использовала сокращённое имя дракона. - Что с Литой?
-Ты не хуже меня знаешь, что необходим был отвлекающий манёвр, - Дрейкардос устало посмотрел на свою «няньку», - А что может быть лучше для отвлечения внимания, чем появление легендарного дракона? Да и вообще, в конце концов… Не стыдно проиграть первому мечу Асхана. А я смог свести это в ничью…
Затем, услышав вопросы девушек, Дрейк повернул голову и попытался улыбнуться уже искренне. Получилось, правда, не очень.
- Дианель, всё будет нормально. Не впервой. Мой воспитатель своё дело знает, за что ему моё огромное спасибо, - серые глаза лукаво блеснули. – Джай, Лита в порядке, она с Дейдарой. Во время боя потеряла сознание…но жива.
- Да уж... - начала было Дианель, но прикусила язык. Хихикнув, она вспомнила все свои раны. А уж у этого Дракона их явно было больше. Первые страшно и больно, а потом уже никакого дела нет до ран. Дианель подмигнула, смотря в лукавые и такие манящие глаза Дрейкорда.
Амон’Сулат подмигнул ей в ответ и перевёл взгляд на остальных.
Джайран продолжила обеспокоенно ходить по комнате. Девушку интересовало многое: ранена ли Лита, как удалось её вытащить из плена, что теперь с ней будет... Заметив, что эльфийка уже потратила значительное количество своих сил на исцеление, чародейка подошла к Йевенне и положила руку на плечо, передавая свою ману целительнице - той она сейчас нужна больше, чем волшебнице. Разорвав контакт, Джайран снова спросила дракона:
- Они летят сюда? Ты знаешь, хотя бы примерно, когда они будут здесь?
- Хмм… - дракон задумался. – Если всё будет нормально, то примерно через два часа.
Чародейка кивнула и села на стул у стены комнаты, достаточно далеко от кровати. Теперь волшебница начала выстукивать каблуком сапог по полу ритм - это раздражало, но всё-таки гораздо меньше, чем хождение из стороны в сторону, пожалуй.
Дрейкорд приподнял голову с подушек.
- Завтра у вас тренировка у Раиза. Горный Ветер, замок, как обычно, на тебе. Я за пару дней оклемаюсь… Наверное.
- Оклемаешься, если будешь лежать, а не командовать, - элементаль требовательно опустил голову Дрейка на подушку. – Лежи. Потом наговоришься. Дамы, думаю, лучше дать ему отдохнуть.
Дракон усмехнулся, откидываясь на подушку.  Спорить в этой ситуации с Горным Ветром было бесполезно, да и не хотелось. Раны начали гореть, будто их посыпали солью – снадобья начинали действовать. Дрейк стиснул зубы. Оставалось утешаться лишь тем, что его противник сейчас находится едва ли в лучшем состоянии.
Джайран мигом вскочила со своего места, быстро поклонилась дракону и первой вышла из комнаты. Подойдя к соседнему окну, всмотрелась в горизонт, за которым недавно скрылось солнце. Дракон сказал ждать ещё два часа, и чародейка, кажется, знала, как будет заполнять свободное время - возьмёт книгу из библиотеки, устроится в читальном зале у окна и погрузится в чтение, иногда посматривая на часы. Надеясь, что сегодня удастся сосредоточиться на чтении, волшебница медленно направилась в сторону библиотеки...
Вспомнив ужасные раны на телах жертв Однокрылого и те сплетни или рассказы очевидцев, что колдунья успела услышать от повстанцев, Джайран вздрогнула и прибавила шагу. Лишь бы всё обошлось...
Дианель вышла из комнаты, быстро перейдя в свою. Ярость! Сначала Лис, Мариция, теперь вот и Дрейка ранил. Сволочь! Хотелось разорвать этого мерзкого ангела прям там, где у него крылья смыкаются! На две половинки! Навсегда.
Эльфийка металась, словно раненый зверь. Казалось, что с памятью Дрейкорда, она получила еще и его ненависть и ярость. К Однокрылому. Убить. Разорвать. Сжечь. Испепелить. Однако бросив взгляд на зеркало, Дианель остановилась. Казалось, что из зеркала кто-то говорил.
- Что, ум уже совсем закатился? А на разуме ты станцевала свои танцы и к лошади привязала за хвост, чтобы катался, коза сумасшедшая? Это что за истерики? Открываешь праздник истеричных дур и психованных идиоток? Им одного Дейдары хватает выше крыши и пиков этого замка! Это он пусть взрывает! А ты если взорвешься, то всех кровушкой своей ядовитой зальешь! И дурью! А дури в тебе на весь Ур-Шантири  хватит, да и на Драконов останется! А ну успокоилась, коза драконовидная! - Дианель не могла понять, то ли это она сама с собой разговаривает, то ли зеркало... Кого-то ей эта манера напоминала... смутно...  В любом случае она успокаивалась. На кулаке осталась царапина от удара об стену - ну и ладно с ней. Дрейк бы истерить не стал... Интересно, как он? Хотя... Наверное, он уже спит...
Йевенна чувствовала, что исполнила свой долг лекаря. Уставшая она вновь вернулась в свою комнату и плюхнулась на кровать.
- Я, конечно, хотел, чтобы ты выспалась, но я не думал, что ты будешь спать всё время, - попытался пошутить Теллурис.
- Я просто очень устаю, - улыбнулась Йевенна.
- Ты молодец,  - с гордостью сказал ангел. Мысленно добавляя:
«Истинная дочь Света. Думаю, во всём Асхане, таких как ты можно пересчитать оп пальцам. Тебе всего Пятнадцать Эльфийских, ты ещё очень юна, но уже рвёшься помочь и помогаешь. У тебя очень чистая душа. Светлая. Яркая, словно факел. И я знаю, что этот факел осветит тебе путь и не даст оступиться».
Йевенна соединила ладони и стала шептать молитвы. Так она делала всегда после того, как вылечила кого-нибудь. Исцеление – это дар Света, а для Йевенны у этого Света было имя – Эльрат. Теллурис  тихо присел рядом, присоединившись к молитве.

Отыграно с Ди, Йев, Дрейком

0

21

10 июня 55 года ИУШ, около полуночи

Интересно, почему Дианель словно разделилась надвое? Когда она билась на мечах при первой тренировке в некоторых местах она осознавала, что Дианель, которая Валентин, которая Дианка, как ее назвали во дворе чудес, поступит по одному, а Дрейкорд,  который Амон Сулат, который «чуть-чуть ее старше», который, который, а вот тут Дианель уже стояла и подбирала слова — по другому.  Мышлению не особо способствовал тот факт, что она стояла у дверей, собственно, дракона. Интересно, как он? Дианель едва собралась постучать, но…
«Он же спит наверняка, да и Ветер сказал, что ему покой нужен» — вместо кулака на дерево опустилась ладонь, заскользившая вниз...
«Ну спит, ну и что? Войдешь и выйдешь. Его бы это не смущало! Он вообще не стеснителен» — проорал внутренний голос, в котором проявились драконьи нотки после просмотра воспоминаний. Или позже? И она тихо постучала.
Чуткий сон дракона прервал тихий стук в дверь.
«Горный Ветер бы вошёл без стука. Да и Сандро тоже. Либо Раиз вернулся, либо кто-то из девушек. В обоих случаях компания приятная»
-Войдите.
Дианель вошла, искренне радуясь своей кошачьей походке, благодаря которой она ходила совершенно бесшумно. Дрейкорд лежал на постели, обтянутый, перевязанный, но лицо было хитрым. Несчастный и истекающий кровью от ужасных ран, конечно! Дианель внутренне фыркнула.
- Ты как? Ой, ты спишь? — Дианель изобразила удивление. Дура, знала же! — Прости, я тогда позже зайду.
-Уже не сплю, - хмыкнул Амон'Сулат. - Так что можешь заходить, не стесняйся.
- Хм, для истекающего кровью несчастного раненного ты неплохо выглядишь, — Дианель подмигнула, не решаясь приблизиться.
-Поистекаешь тут кровью, как же, - проворчал Дрейк, и, не удержавшись, фыркнул. - С таким-то лекарем... Он мне лапу, можно сказать, по кусочкам собрал. чего уж говорить об этих царапинах. Впрочем, неважно, - он усмехнулся. - Спасибо, что пришла проведать несчастного больного. Честно, ради этого стоило попасть Однокрылому под клинок.
- Дракон, ты мне льстишь и набиваешься на комплимент. Айяйяй, сэр, — засмеялась Дианель. — Вообще сама знаю: первые раны - страшно и больно, а потом, начиная с пятнадцатой-двадцатой  — нет раны — хорошо, есть она — лечись и не бойся, — эльфийка фыркнула, сдувая с глаз челку. Почему-то с Драконом было легко.Не с многими мужчинами, которых она знала, она могла вот так просто говорить.
-Хорошо сказано, - Дрейк залюбовался девушкой.Что-то в ней неуловимо напоминало хозяину Каэр Морхена свободный поток воздуха, который мог стать то лёгким бризом, то сметающей всё бурей.
"Ветер во плоти".
Дианель неслышно подошла к окну, аккуратно ступая  по полу.
- Спасибо, но это не совсем моя фраза. Я ее только немного изменила. Не хочешь — я открою портьеры? Ты уже проснулся, а небо просто прекрасно! Да и воздух в комнате не помешает, а то несколько душно. Хотя, — мягко улыбнулась эльфийка, — мне в любом помещении душно.
-Конечно, открывай, - Амон'Cулат попытался приподняться. Получилось с трудом, но теперь он полусидел.
Эльфийка резко распахнула портьеры, впустив свет в комнату, а потом распахнула окно, впуская ветер. Закрыла глаза и откинула голову, наслаждаясь.
- Блаженство, — Дианель и не заметила, как произнесла это вслух. Короткие волосы взвились на ветру... Дианель повернулась спиной к окну, смотря на дракона, - Непередаваемое счастье. Легкость. Словно полет, - Девушка усмехнулась. – Ничего, скоро научусь превращаться и тогда полечу по-настоящему. Давняя мечта эльфа, менестреля и воровки,  любящей ветер, - вообще третью свою характеристику Дианель говорить не хотела. Совсем. Ди прикусила язык, который стал что-то слишком болтливым в замке Дрейкорда.
-Воровки, говоришь? - ещё одна усмешка. - Знавал я одного мастера-вора. Занятный был  тип. Но не важно.  Кстати, не нужно каждый раз прикусывать язык, - Дрейк проницательно посмотрел на эльфийку.  - В Каэр-Морхене трудно остаться молчаливым. Даже Раиз, и тот вчера разговорился.
- Для меня вообще говорить нетипично. Я всегда больше молчала и действовала. Если там, где я жила, будешь много говорить, на обед пойдёшь быстро. попадёшь в виде мяса, если остальные будут очень голодны, — хихикнула Дианель. Не зная, что дальше выдаст ее язык  Дианка все таки себе его прикусила, пока он не выдал «убийцу» и «проститутку».
«А в борделе за излишнюю болтливость и изнасиловать могут» — погрустнела девушка.
-Я понимаю. В трущобах иначе не проживёшь... Так же, как на пиратском корабле, если  только ты не капитан.
- Ты был на пиратском корабле? — глаза девушки  загорелись. Море — вторая ее любовь, и корабли — это же… — Был?
- Ммм... да, - глаза дракона затуманились. Он явно что-то вспоминал. - Молодой был, глупый. Морской романтики захотелось.  Лет триста до первой Огненной. Вместе с братом купили небольшой быстрый корабль, набрали команду отчаянных сорвиголов на одном из островов Дикого моря... И пару десятков лет занимались самым настоящим беспределом. За наши головы  назначили огромную награду. Все местные охотники за пиратами гонялись за "Лордом Ветра".
Эльфийка фыркнула. Об этом она знала. В воспоминаниях этого не было, но выражение «неуловим, как лорд ветра» во дворе чудес знали.
-Так это ты вошел в поговорку двора… Интересно… Ну, наградой за голову меня не удивишь, а вот лорд ветра… — Дианель словно сияла. Умоляюще посмотрев на Дрейкорда, она присела на крешек стоявшего рядом с окном стула. — А какое оно — море? Расскажи! Я никогда его не видела… Пожалуйста!
-Бескрайнее и беспредельное. И во многом похожее на воздух. Свободная стихия, которой невозможно управлять - с ней можно только... подружиться, - Дрейкорд улыбнулся воспоминаниям. - Оно может быть таким  спокойным... А в другой миг начинается девятый вал.
- Хотела бы я его хоть как-то увидеть…
- Возможно, что и увидишь.

- Правда? — Дианель поняла, что слишком долго смотрит на дракона. Но море… — Прости, я, наверное, сейчас на десятилетнего ребенка похожа… — она быстро отвела глаза.
- Не нужно извиняться. Всё нормально.
Часы пробили половину первого. Эльфийка зевнула и неспешно поднялась.
-Пойду я, наверное. Приятно было поболтать. Поправляйся уж.
-Доброй ночи,
- шепнул Дрейк, откидываясь на подушку и закрывая глаза. Что-то ему подсказывало, что это не последний их подобный  разговор.
- Доброй, Амон’Сулат, — Ди аккуратно закрыла дверь.

отыграно с Дианелью

0

22

11 июня 55 года ИУШ, 10:25

Лита чуть-чуть приоткрыла глаза. Она лежала на постели, в окно светило солнце, но светлые занавеси были задёрнуты, а комната погружена в приятный полумрак. Её окружали мягкие пастельные тона, не раздражавшие глаза, никаких резких и броских красок, что обычно присутствовали в обстановке практически любой комнаты Ур-Ниброса... "Неужели Однокрылый позаботился даже о том, чтобы в комнате сменили интерьер? Невероятно..." - сонно подумала Лита. И тут же, осознав, какая чушь пришла ей в голову, окончательно проснулась и всё вспомнила. И заключение, и приём, и начавшийся магический шторм, и даже защитившие её разноцветные крылья... А вот что было дальше, чем всё кончилось, где она?
В целом волшебница чувствовала себя вполне сносно, разве что слабость ощущалась. Сев на постели, Лита придирчиво оглядела себя. Не считая пары уже почти заживших мелких порезов, она была цела и невредима, только на запястьях красовались повязки, судя по запаху, пропитанные целебным бальзамом. Нарисованные хной узоры, ещё не сошедшие с рук, вились по кистям и пряталась под белые бинты... Почему, интересно, именно запястья? И только тут девушка сообразила: оковы! Лита осторожно, дрожа от предвкушения, попробовала простенькое заклятье. Когда над её ладонью воспарил небольшой светящийся шарик, она чуть не расплакалась от счастья и облегчения. Магия была её второй сутью, и лишиться возможности колдовать оказалось худшим из ограничений. Даже лишение свободы и заключение в темницу были не так страшны - по сути, Лита, жившая среди демонов двойной жизнью, никогда и не была по-настощему свободной...
Встав, девушка первым делом распахнула занавеси и ахнула: за окном красовались заснеженные пики гор. А значит, она была где угодно, но только не в Ур-Нибиросе... и не у демонов в плену. Отчего-то, это её даже немного огорчило.
Около постели стояли туфли, в которых она была на приёме, а на тумбочке нашлась одежда: серые штаны из тонкой шерсти и светлая льняная туника - не её, конечно, но вполне подошедшая по размеру, разве что штаны оказались коротковаты. Её галабейя тоже была здесь, лежала на кресле, но её одевать волшебница не стала - скорее всего, после произошедшего выглядела она не лучшим образом.
Не торопясь и на всякий случай не совершая резких движений, Лита выползла в коридор. Она была голодна и мечтала вымыться, но больше всего ей хотелось найти кого-нибудь и узнать, где она, что случилось на приёме и чем всё закончилось.

0

23

Йевенна проснулась от солнечного луча, светившего прямо в лицо.
- Встаю, встаю! - сказала эльфийка, закрывая лицо руками.
Раскрыв одно крыло, Теллурис закрыл свету из окна путь в комнату.
- Так лучше? – поинтересовался ангел.
- Намного, - протянула Йевенна.
Она поднялась с кровати и, переодевшись, принялась приводить в порядок длинные волосы.
- Поторопись, через пять минут тебе уже нужно быть в обеденном зале, - серьёзно сказал хранитель.
Йевенна кивнула, заколов волосы цветком, который ей недавно подарил Теллурис.
- И ты всё это время хранил Цветок Зелёного Листа? Зачем? – несколько раздраженно спросила эльфийка.
- Это память, - ответил хранитель.
- И эта память причиняла тебе боль. Теллурис, когда я была ниже ростом и младше годами, ты говорил мне, что если я что-то потеряю, то найду что-то лучше.
- Да, я нашел себе цель в жизни, но забыть любовь невозможно.
Вздохнув, Йевенна развернулась и направилась в обеденный зал, как всегда сопровождаемая своим хранителем.

Дианель вышла из комнаты, тщательно занимаясь самокопанием. Итого: Дрейкорд ранен, Лита без сознания, Джайран на нее злится, Йевенна... а, неважно! Влажные волосы прыгали на плечах, а голодный желудок норовил устроить целый концерт ее любимых песен. Дианель направлялась в трапезный зал, хотя не хотела видеть никого. Никого! Вообще! Дианель на секунду замерла у двери Литы. Интересно, как она? Ветерок... Когда проснется? Неважно! Проснется. Должна.
И словно в ответ на ее молчаливые просьбы, дверь открылась.
- Доброе утро! - выдавила из себя эльфийка.
Лита не успела даже за дверь выползти, как уже услышала чьё-то приветствие. Доброе утро... Утро добрым волшебнице не казалось совершенно. Уже второе подряд.
Повертев головой по сторонам, девушка выяснила, что приветствовала её какая-то эльфийка. Черты её лица показались Лите знакомыми, но не более. Но, учитывая, что Лита не знала, где она находится, она решила на всякий случай быть вежливой. Пока что.
- Доброго и вам, - кивнула волшебница. Голова незамедлительно отозвалась на кивок резкой болью в висках, да такой, что Лита аж прищурилась. Вымученно улыбнувшись - мол, как видите, я не в лучшем состоянии, уж простите - она продолжила:
- А не подскажете, я вообще где?
- В Каэр-Морхене. Думаю, что хозяина тебе представлять, Лита, не надо, - Дианель прислонилась к стене, с интересом думая, угадает или нет.
Ответ, в принципе, был логичен и ожидаем. В Каэр-Морхене... В потайном родовом замке, принадлежащем Дрейкорду - дракону случалось обмолвиться о своём убежище. Лита глубоко и недовольно вздохнула. Что же, Каэр-Морхен разом объяснял всё. И кто затеял заварушку на приёме, и почему её сюда уволокли.
"Ещё никогда меня не спасали так некстати!" - сердито подумала она и спросила у эльфийки:
- Хозяина, действительно, представлять не нужно... А где Дрейкардос сейчас? Мне нужно с ним поговорить.
И только потом, запоздало сообразив, что её назвали по имени, добавила:
- А мы, простите, знакомы?
Дианель убрала за спину волосы, хитро улыбаясь Лите.
- Если я имя твое знаю... Наверное, все же знакомы, - эльфийка подмигнула волшебнице и ждала, что Лита сама догадается. Она же умная.
Лита, конечно, легко бы сообразила, что к чему - связала Дрейкорда, знакомые черты и тех, кто ушёл с драконом из её домика, а значит, почти наверняка находится в замке - если её больная голова не была занята другими вещами. Поэтому волшебница только выдохнула раздражённо:
- Чудесно. Но я твоего имени не могу вспомнить, уж прости... Так где Дрейкардос, не подскажешь?
- Дианель, к твоим услугам,
- эльфийка весело поклонилась, - Дрейкорд... Наверное, в своей комнате. Его в решето искромсало, Йевенна и Горный Ветер вчера лечили. А, может, и в трапезном зале, - эльфийка стояла у стены, тихо насвистывая "Проверь, друг, надежны ли шпоры".
- Очень приятно, - отстранённо отозвалась волшебница.
Большого ума не надо было, чтобы понять, что искромсало, или вернее, кто искромсал Дрейкорда в решето - Однокрылый, конечно, кому ещё такое под силу. Но дракону удалось уйти живым... Не знакомая со спецификой встреч этой парочки закадычных врагов, Лита вполне логично предположила, что ангел тоже, если не мёртв, то в решето - а иначе не отпустил бы Дрейкорда - и зачем-то огорчилась. В любом случае, как бы она не была сердита, Дрейкорд был ранен, а значит, их разговор вполне мог подождать... Хотя бы пока она позавтракает.
Насвистываемая собеседницей мелодия вывела её из раздумий. Знакомая какая-то... Тут Лита наконец сообразила, и что за песенка, и кого ей эльфийка - Диа... кто там, Дианель, кажется? - напоминает.
- А у тебя брата, случаем, нет? - поинтересовалась она. - Барда по имени Валентин.
- Наконец-то, — Дианель выдохнула, радостно смотря на Ветерок. - Брата нет, а второе имя есть. Лита, ты есть хочешь? Я в трапезный зал иду.
Такие загадки были уж слишком. "Я подумаю об этом позже," - устало решила Лита и кивнула:
- Не отказалась бы... Веди.
- Пойдем. Кстати, Лита, как ты чувствуешь себя после всего? Я за тебя волновался. И сильно.
- Бывало и получше,
- созналась девушка. - Но в целом ничего. Сил нет, голова болит, запястья щиплет, но мне отчего-то кажется, что я ещё легко отделалась...
Только потом до неё дошло, что эльфийка сказала "волновался".
- А-а-а, - протянула Лита, - Теперь, кажется, я понимаю. Брата у тебя нет, потому что Валентин - это ты и есть... Занятно, да, - волшебница скользнула внимательным взглядом по фигуре собеседницы и уточнила. - А ты на самом деле кто, девочка или мальчик?
- Девочка. Девочка, переодетая мальчиком, еще может сойти, но мальчику под девочку намного труднее замаскироваться, - Дианель внимательно посмотрела на Литу, - Думаю, после всех настоек, которые в тебя Ветер втирал, все станет лучше уже завтра. Основной удар на себя принял Дрейкардос, судя по тому, как его искромсало.
Дианель жестом предложила Лите опереться на свою руку, направляясь в трапезный зал.
Элементаль встретил их в дверях обеденного зала.
- С пробуждением, госпожа Лита, - учтиво поклонился он, подмигнув Дианели, как старой знакомой. - Рад приветствовать вас в Каэр-Морхене, Крепости Недремлющей Стихии. Я Горный Ветер, управляющий замком и, в некотором роде, старый друг его хозяина. Прошу вас, проходите, завтрак уже готов. Дрейкардос Амон'Сулат просил передать его извинения - он спустится немного позже. Ему сильно досталось во время вчерашнего боя.
Лита покачала головой:
- Вообще-то, я бы сказала, что весь урон мне нанёс Дрейкардос... При условии, что это были его молнии, конечно - впрочем, чьим же им ещё быть? - девушка усмехнулась и спросила, как бы между прочим. - А каков оказался исход битвы? Замок разнесён по камушкам, демоны повержены... Чем всё кончилось?
Она вежливо и осторожно, чтобы снова не заболела голова, кивнула элементалю и подумала: "Что-то частенько в последнее время меня называют госпожой..."
- Есть ли из замка сообщение с внешним миром? - спросила она у Горного Ветра. - Мне нужно передать повстанцам весть о том, что я жива и в порядке.
Элементаль скрипнул зубами. Ему явно не понравилось, что его бывшего воспитанника обвиняют спасённая им же самим девушка. Впрочем, он слишком хорошо владел собой, чтобы это проявилось как-то внешне.
-Прошу меня простить, госпожа Лита... Но Дрейку пришлось пойти на этот шторм в зале. Ваше появление вместе с Однокрылым отнюдь не входило в план операции. Что же касается итогов... Наместник убит, несколько влиятельных людей - тоже. Однокрылый ранен. И да, у нас есть средства связи. Если вы позволите, после завтрака я принесу вам кристалл.
- Я понимаю,
- сдержанно ответила волшебница. - В мои планы тоже много чего не входило. Ни приём, ни спасение, ни уж, тем более, знакомство с Однокрылым и последующие допрос и заключение...
Лита сама не понимала, отчего злилась. Вроде бы, всё нормально, из плена демонов спасена, но... Но.
Правда, услышав о том, что ангел всего лишь ранен, она отчего-то успокоилась и обрадовалась. Конечно же, себе волшебница это объяснила тем, что наместник убит - уже для повстанцев хорошо.
Ладно. В том, что она здесь, виноват Дрейкорд - вот с ним она и будет разговаривать, остальные же, по сути, не при чём...
- Нет, спасибо, кристалл не сгодится, адресат таким не пользуется. Мне достаточно будет места, где свободно дует ветер, - поблагодарила она элементаля. - Такое найдётся?
- Любой балкон всегда в вашем распоряжении, - учтиво ответил Горный Ветер, - Прошу вас всех к столу. Уверен вы найдёте нашу кухню превосходной, - элементаль позволил себе лёгкую улыбку.

Неподалёку, на пересечении коридоров, рядом с окном стояла Джайран. Одета чародейка была, как всегда, в вещи из тёмной ткани – так не очень удобно ходить по пустыне, зато по степи, особенно в зимнее или осеннее время года – в самый раз.
Колдунья находилась в тени, так что не было ничего удивительного в том, что ни один из идущих в обеденный зал не заметил неподвижную фигуру. Чародейка проводила их взглядом, особенно долго задержав его на Лите – выглядела бинт Джора неплохо, а если вспомнить, кто держал юную волшебницу в плену, то совсем хорошо – разве что движения были слишком плавными и замедленными, а осанка – слишком прямой, как будто девушка старалась лишний раз не делать резких жестов. Должно быть, её мучают головные боли…
Джайран вспомнила, как вечером ждала, пока Литу доставят в замок. Сосредоточиться на книге удалось с трудом, а ожидание затянулось на гораздо больший промежуток времени, чем два часа. В конце концов оказалось, что все страхи были напрасными – Лита жива и практически невредима, только сознание потеряла. И это казалось совсем уж удивительным – Однокрылый никогда не выпускал своих жертв, и уж тем более без видимых увечий!
Джайран даже некоторое время посидела рядом с Литой, смотря, как обрабатывают раны и ссадины, явно полученные не от пыточных орудий, а во время «спасательной операции». Когда обморок Литы превратился в простой, чуть беспокойный сон, чародейка отправилась спать сама. Утром она хотела встретить юную волшебницу на пути к трапезной, но доносящийся из коридора голос Дианель ясно говорил – колдунья опоздала. А встречаться с Ди никак не хотелось…
Теперь, прислонившись к стене и ощущая прохладу камня через одежду, Джайран думала, что и завтракать ей не хочется совсем… наверное, она здесь ещё чуть-чуть постоит, а потом спустится на кухню и съест что-нибудь в одиночестве. А если она кому-то нужна… ну, найдут рано или поздно.

Закончив с элементалем и справедливо решив, что еда важней любых претензий, Лита наконец ступила за двери, и тут же аж приоткрыла от удивления рот. Сказать, что обеденный зал Каэр-Морхена был потрясающ - значит, ничего не сказать. В её комнате и коридоре не особо ощущалось, что она попала в настоящий замок, но обеденный зал... Высокие потолки, большие окна, открывающие вид на заснеженные горные пейзажи, заставленный всевозможной едой стол, уютно потрескивающие в камине дрова. Здесь всё было красиво, причём не яркой и броской, привычной девушке красотой, а какой-то иной... драконьей, что ли. Лита осторожно втянула воздух носом - да, точно, даже едой пахло иначе.
Примостившись на приглянувшийся стул, Лита стянула из вазы с фруктами яблоко, надкусила... И поняла, что привычных и любимых фруктов здесь, в Каэр-Морхене, на завтрак не хочется. Это в жаре родных пустынь хорошо утром выпить прохладной воды и, перекусив горстью абрикосов или лёгким салатом, побежать по делам. А здесь холодно, горы, снег за окнами... И хочется чего-то тёплого. Пирожков, к примеру. Или гадкой горячей каши, которой пичкали в приюте.
Пока она размышляла, пришёл кто-то ещё. Обернувшись на звук шагов, Лита невольно вздрогнула, первым делом взглядом выхватив крылья... и тут же успокоилась, обругав себя: "Дурища, это другой ангел!". Самый обычный - светлокрылый, с добрым и грустным выражением лица. Рядом с ангелом шагала молоденькая эльфийка, тоже вся такая тоненькая и светленькая, ему под стать.
"Странная компания собралась в этом замке," - невольно подумала волшебница. - "Если я всё верно понимаю, то где-то есть ещё и древний лич... И его помощник, тот, что меня сюда достаавил. Надо будет расспросить Дрейкорда обо всём."
И всё-таки взяла себе пирожок.
Решив, что, пока Дрейкорда нет, она исполняет некую роль «защитника» Литы, Дианель не пыталась отвлечь девушку во время завтрака, а просто ею любовалась. А вот и Йевенна пришла. Дианель радостно помахала эльфийке рукой.
- Йевенна, Тел, с добрым утром. Собственно, не думаю, что стоит представлять Литу, из-за которой я и Джай вчера чуть ли не на ушах стояли. — Дианель поймала себя на мысли, что с приходом Литы в себя она стала какой-то подозрительно радостной. Ну и ладно
Йевенна широко улыбнулась и, развернувшись к Лите, представилась:
- Меня зовут Йевенна, а ангел рядом со мной - мой хранитель, Теллурис, - на этих словах ангел учтиво кивнул волшебнице и добавил: – Рады знакомству.
- Очень приятно, - торопливо дожевав и проглотив, ответила Лита, решив не представляться полным именем - всё равно не запомнят, Литы вполне достаточно. И про себя подумала, что попозже обязательно надо будет познакомиться поподробнее.
Присев за стол, эльфийка обратилась к Дианель:
- Доброе утро. Дианель, ты не знаешь, как себя чувствует Дрейкорд?
"Стояли на ушах, вчера и из-за меня?" - пока эльфийки бесодовали, волшебница слушала одним ухом и рассуждала. - "То есть, получается, вчера на приём Дрейкорд сунулся не только насолить демонам, но и меня выручать? Ну и дела... Откуда, интересно, они вообще могли узнать? Разве что... Впрочем, чего гадать - спрошу у Суулы или у самого Дрейкорда. Сколько вопросов и непонятного, просто ужас!"
- Дрейкорд чувствует себя вполне себе неплохо. Спасибо за заботу, Йев, - раздалось в ответ из-за второй двери в зал. Амон'Сулат ступал осторожно, опираясь на трость из чёрного дерева с серебряным наболдашником - затянувшиеся за ночь раны всё ещё давали о себе знать. Через расстёгнутый воротник рубашки можно было заметить краешек повязки.
- Всем доброго утра, - дракон сел в любимое кресло. - Рад приветствовать тебя в Каэр-Морхене, Лита. Немногим смертным случалось побывать в драконьей цитадели, - добавил он с лёгкой улыбкой. - Как ты себя чувствуешь?
Увидев прихрамывающего дракона, Лита воинственно прищурилась, но от высказывания всего, что вертелось в голове, сдержалась - уж слишком много народу было в зале.
- Спасибо, вполне сносно, хотя бывало и лучше, - собрав всю вежливость, ответила она. - Твой замок прекрасен... Но, пески пустынь, я бы предпочла оказаться здесь при иных обстоятельствах.
- Я бы тоже этого хотел, - Дрейк пригубил красного, словно кровь, вина. - К сожалению, Однокрылый вчера несколько спутал нам карты. Предполагалось вытащить тебя из башни без лишнего шума, но он привёл тебя в сердце мясорубки в качестве дамы. Извини за причинённые... неудобства во время приёма.
Упоминание о "даме" всё-таки вывело Литу из себя:
- Неудобство - это когда туфли жмут или на тебя чай пролили, - не выдержала волшебница. - А ко мне домой Однокрылый явился, лично - за тобой пришёл, между прочим. Я прошлую ночь провела в темнице, вынуждена была что-то отвечать этому разноцветному, чтобы вам обоим в Шио провалиться с вашими дрязгами. На меня одели антимагические оковы и отобрали все нежно любимые фенечки. Мой дом перевернули вверх дном демоны и нашли там всё, что можно и нельзя. Дьявол, меня потащили на приём Ур-Шантирийской знати, и кто, ты в курсе, да? Кости немёртвых, да мне танцевать с Однокрылым пришлось! Это не считая того, что меня швыряли на пол и шарахали молнией. Но, самое досадное, что когда до освобождения и чистого имени, а значит, возвращения к деятельности связной и прикрытия мне оставалось всего каких-то пару часов, вы меня спасли и утащили - ума не приложу, зачем!
Чем дольше Лита говорила, тем больше выходила из себя - однозначно, по-хорошему и начинать не стоило. Под последние слова, громогласно проскрипев стулом по полу, она встала и, заявив:
- Прошу меня извинить. - Решительно фыркнула и потопала к дверям.
- Ну извини уж... Не знал, что тебя спасать было не надо. У Аммара и Суулы на это счёт было другое мнение, - Дрейкорд во время пламенной речи сохранял ледяное спокойствие. Лита не обернулась, хотя, судя по всему, услышала.
- Дрейкорд, рада видеть, что тебе уже лучше, - Дианель едва улыбнулась. Больше в этой маленькой перепалке она особо ничего не могла сказать. - У нас сегодня тренировка с Раизом, а ты лежишь, болеешь и поплевываешь в потолок? - чертова веселость! Хотя… для нее есть все основания: все живы-здоровы. А если бы еще и Однокрылый слег в могилу, было бы вообще замечательно! Только Лита… рога и копыта! Досталось же ей! Натяни улыбку, им и так плохо. Хоть ты улыбайся и немного повесели их.
Амон'Сулат цокнул языком, шутливо погрозив пальцем.
- Дианель, тебе не кажется, что дерзить учителю... не самая лучшая идея из всех возможных? Нет, лежать и болеть я не собираюсь... После тренировки с ассасином вас ожидает небольшой сюрприз, - глаза дракона хитро сверкнули.
Уже взявшись за ручку двери, Лита обернулась, высоко вздёрнула брови:
- Ещё скажи, что он слёзно умолял меня вытащить! - снова фыркнула она. - Уж скорее, просто сообщил, что меня взяли демоны, а спасательную операцию ты начал сам - или мстительную, верней, не так ли?
И гордо прошествовала за дверь, злая, раздражённая и по-прежнему голодная.
Отлииииично! Теперь и Лита злится на белый свет. И нет, дерзить учителю Дианели не кажется самой худшей идеей хотя бы потому что сейчас всем плохо! И чем сидеть и грустить...
А еще Лита так и не поела толком. Не мудрствуя лукаво, Дианель положила на небольшую салфеточку рядом со своей тарелкой фруктов, несколько пирожков и булочек. Пойдет после завтрака в свою комнату - занесет Лите по дороге.
Соколенок отвела глаза от Дрейкорда. На душе было гнусно и паршиво.
Дракон скрипнул зубами.
"Dот и помогай повстанцам после этого..." - среброволосый осушил бокал. Не то, чтобы он обиделся на слова Литы... Но, в конце концов, он рисковал жизнью, в том числе и для того, чтобы её вытащить!
В этот момент в голову дракона пришла другая мысль.
-Дианель, скажи... Ты могла выступить сегодня вечером с песней? Это могло бы поднять всем пошатнувшееся настроение,- обратился он к менестрелю по мыслеречи.
- Да хоть с десятью! Если хочешь, конечно. Прости за откровенность, но я тоже не особо поняла, что тут творится, - общаться по мыслеречи - это весело. Ты вроде и говоришь и не говоришь. Дианель искоса посмотрела на дракона, скрывая от Йевенны, сидевшей с другой стороны, легкую улыбочку. - Если хочешь, можно и танцы устроить. И да, прости, конечно, что надерзила. Реакция защитная. Да и лучше надерзить, чем сидеть и горевать.
- Договорились, - мысленно усмехнулся дракон. - Танцы тоже не помешают, Лита их любит... И не нужно просить прощения, всё нормально.
- Хорошо, - Дианель хитро подмигнула Дрейкорду, поднимаясь и беря салфеточку со снедью для Литы, - Обучишь потом этой мыслеречи? Полезная штука, а для меня вообще на вес золота!

Йевенна была возмущена поведением Литы, но молчала. Про себя размышляя:
«Как можно быть настолько не благодарной тому, кто тебя спас? Как можно быть не благодарной тому, что Дрейкорд привёл её в свой замок, куда попасть могут лишь те, кому Дрейк очень доверяет?! Вот уж не знаю, за что к ней так тепло относятся! Впрочем, поживём – увидим, какова эта волшебница на самом деле. Сейчас, при первой встрече, мне ока показалась не с лучшей стороны».

Эльфийка продолжала спокойно есть. Не выражая внутреннего возмущения.
Девушки разбежались, кто куда. Только Йевенна осталась в зале. Что ж... у них есть время до первой тренировки.
Дракон налил себе ещё вина, задумчиво смотря в камин.

0

24

Лита выскочила из зала, сама не своя от злости и, захлопнув дверь, прислонилась в ней спиной. Голова опять разболелась, будь она неладна... Девушка шумно выдохнула и огляделась по сторонам, раздумывая, где может находиться балкон... И только тогда заметила Джайран, стоящую совсем недалеко от двери, в тени. И злость туту же нет, не испарилась, конечно - отошла немного на задний план.
- Джайран? Привет... - снова вздохнула волшебница.
Джайран, улыбаясь, вышла на свет. Под глазами чародейки были синяки, лицо казалось необычайно бледным - создавалось ощущение, что девушка не спала долгое время, или спала, но забывалась сном коротким и беспокойным, волновалась, мучилась кошмарами. Может, это и вправду так, но зато сейчас глаза, внимательно глядящие на Литу, излучали радость и какое-то невероятное счастье.
- Лита, - от Джайран не укрылось состояние волшебницы. То, как яростно девушка выбежала из зала и хлопнула дверью... наверное, злится на кого-нибудь. Джай на миг покосилась на злополучную дверь, но потом перевела взгляд обратно и улыбнулась ещё шире. - Я... Врата Шио, ты не представляешь, как я рада, что с тобой всё в порядке! Ну, или почти в порядке. Очень "почти".
Чародейка немного грустно посмотрела на запястья девушки, на которых красовались бинты. Ссадины от браслетов - Джайран была уверена, что на Литу надевали какие-нибудь ограничители магии, иначе та наверняка уже сбежала бы сама, не дожидаясь посторонней помощи - были не такими уж серьёзными или глубокими, но всё-таки были.
- Впрочем, как оказалось, с тобой переделки и похуже случались, да? - Джайран подмигнула Лите.
- Всё нормально, - улыбнулась волшебница. - Мне сильно повезло в этот раз, легко отделалась.
Джайран, пожалуй, была единственной, кого она рада была сейчас увидеть. Лита отметила, что выглядела чародейка не лучшим образом - бледная и уставшая, измотанная... Как будто бы в время в Каэр-Морхене она провела примерно в таких же условиях, как и Лита у демонов. И ещё, тени... Лита не могла объяснить, чем её беспокоили тени вокруг Джайран, но они внушали ей смутную тревогу.
- А ты как? - спросила она. - Выглядишь усталой...
Чародейка безразлично пожала плечами. Джайран сделала несколько шагов в сторону окна, повернувшись к Лите спиной, чтобы та не смогла увидеть лицо чародейки, примерно минуту смотрела вдаль, на горы.
- Как я? Да, вроде, как обычно. Разве что, - послышался смешок. - Такие вещи о себе узнаешь, после которых... Эх, - Джайран повернула голову, приветливо улыбаясь Лите. Складывалось ощущение, что чародейка хочет что-то сказать, но не знает, с чего начать и как это "что-то" преподнести. - У Судьбы иногда потрясающее чувство юмора, верно?
- Это точно, - кивнула Лита, ещё раз подумав о том, как некстати её спасли из, казалось бы, демонического плена. Будь она в нормальном состоянии, непременно  бы заметила, что Джай ведёт себя как-то странно... Но она ещё не до конца пришла в себя и торопилась дать знать, что жива, и потому, не заметив внутренних метаний чародейки, спросила:
- Послушай... Ты можешь показать мне, где здесь балкон? Мне нужно выйти на воздух.

- Да, конечно! - Джайран даже вздохнула с облегчением. Тем не менее, сказать рано или поздно всё равно придётся... От осознания этого чародейке становилось совсем не хорошо. Её отец - Маркел, некромант, с этой мыслью никак не удавалось смириться. Сама возможность такого в глазах чародейки оскорбляла и Литу, и, тем более, Джору... но, к сожалению, был факт, и против него никак не пойдёшь. Джайран знала, что родителей не выбирают, но никакие уговоры не могли избавить колдунью от чувства собственной испорченности, будто бы грязи внутри. И это ощущение только усиливалось рядом с Литой.
Совсем не о таком мечтала чародейка в детстве, воображая себе отца, совсем.
- Не факт, что мы сейчас придём, куда надо, но где-то неподалёку был какой-то балкон. Я точно видела! - Джайран уверенно свернула в какой-то коридор, потом ещё в один. По знакомым витражам на окнах, изображающим чёрных, сумеречно-фиолетовых и красных драконов, чародейка поняла, что идёт правильно - она помнила, что балкон был в конце коридора с драконами Малассы. И верно, уже можно было рассмотреть арку, ведущую на свежий воздух, и ощутить дуновения ветра. Джайран остановилась и кивнула в сторону проёма. - Во-он там балкон. Лита, кстати... у тебя никаких дел нет вечером? Если хочешь, можем чай вместе попить. Я террасу одну недавно видела, там потрясающие горные виды, просто дух захватывает! Можем попросить принести туда всё, что понадобится.
Лита следовала за Джайран коридорами замка, поглядывая по сторонам. Та часть замка, что она успела увидеть, была очень красивой...
- Спасибо, - поблагодарила она подругу. - Да и какие у меня дела... Разве что спать. Я с удовольствием проведу время с тобой. А пока пойду поскорей, наверное. Ещё раз спасибо!
И она, кивнув Джай, зашагала по коридору дальше.
Джайран сделала быстрый полупоклон, а потом тихонько смотрела, снова скрывшись в тени, как Лита спешно - насколько позволяла боль в голове - доходит до балкона. Интересно, зачем ей туда? А, неважно.
Чародейка ещё некоторое время постояла около стены, а потом медленно, никуда не торопясь, пошла обратно. На душе было удивительно спокойно, ничего не хотелось делать... Правда, существует такое слово - "надо", и тренировки не ждут...

0

25

Лита, оказавшись на балконе, тут же тихо позвала:
- Суула...
Если бы не встреча с Джайран, она бы непременно прокричала имя ветряной девочки во весь голос, но разговор и холод, царящий снаружи замка, её немного успокоили. В ожидании волшебница закрыла глаза и начала, как обычно, повторять слова заклятий.
- Ми-и-илый маг! - весёлый и звонкий, словно колокольчик, голос Суулы вскоре раздался над ухом. - Я рада-рада-рада, что ты нашлась!
Лита, обрадовавшись, что её услышали, улыбнулась:
- Передай это своему хозяину, пожалуйста.
Ветерок, радостно покивав, испарилась. Обхватив себя за плечи руками и ёжась на холодном ветру, девушка задумчиво разглядывала заснеженные вершины гор. Главное неудобство разговоров через Суулу состояло в том, что ответной реплики приходилось ждать несколько минут. Совсем другое дело - передавать приказы... Но в этот раз ветряная девочка вернулась совсем скоро, и с важным видом стряхнула со своих крыльев знакомый голос:
- О, пески пустынь, Лита, наконец-то! - маг говорил с искренней радостью и, пожалуй, даже волнением. - Ты в порядке, цела? Где ты?
- Я в полном порядке,
- почти что не соврала девушка. Чувствовала она себя вполне сносно, особенно для того, кто попал под драконову молнию, а каша в мыслях была и вовсе не в счёт. - Я в безопасности, в замке Дрейкорда.
- Так и надеялся... Очень рад, что ты жива. Когда Суула не сумела тебя отыскать, я уже было подумал о худшем.
- Извини,
- Лите было приятно, что за неё волновались. - Я позвала Суулу почти сразу, как пришла в себя. Мне жаль, что так получилось... И кто просил Дрейкорда и компанию меня спасать? Если бы не они, я бы уже была на свободе и с чистым именем...
- Я бы не был так уверен на твоём месте,
- урезонил её Аммар. - Ты не знаешь наверняка, сдержал бы твой тюремщик обещание или отдал демонам для дальнейших расспросов. А теперь ты жива совершенно точно.
"Он сдержал бы," - но Лита не смогла бы объяснить даже самой себе, на чём строится её уверенность, и потому просто сказала:
- И вся Ур-Шантири знает, что я повстанец!
- Вот о чём-чём, а о своей репутации среди демонов точно можешь не волноваться,
- в голосе Аммара слышался смех. - Не забывай, Однокрылый привёл тебя на приём не как пленницу, а как спутницу. Ты бы слышала, что говорят в городе! Повстанцы - конечно же, как всегда всё списали на нас, у них всё повстанцы виноваты, даже если плов подгорел - так вот, повстанцы проникли на приём и устроили небывалый переполох, в процессе которого убили многих важных лиц, включая наместника Ур-Сафира, причинили большие разрушения, ранили самого Однокрылого, а как итог - умыкнули его прекрасную спутницу. Легендарный ангел рвал и метал, между прочим, наверное, очень расстроился... Так и говорят, честное слово! Так что, прекрасная спутница Однокрылого, о том, что ты гнусный повстанец, едва ли кто-то догадался. Тебе скорее стоит беспокоиться о репутации среди наших...
Лита почувствовала, как лицо заливает краска:
- У меня не было выбора! - возмущённо выкрикнула она, сжав кулачки. - Сам бы попробовал этому перечить...
И, дожидаясь ответа, от злости кусала губы - слова мага её задели. Вернувшаяся Суула ласково погладила волшебницу по волосам и стряхнула с крыльев такой ответ:
- Надеюсь, мне никогда не придётся встретиться с Однокрылым... Не волнуйся, никто тебя ни в чём не обвиняет, ты всё сделала правильно.
- Мне возвращаться в Ур-Сафир?
- облегчённо спросила Лита.
- Ни в коем случае: Однокрылый и его гвардия всё ещё в городе, весь удел стоит на ушах. Сейчас тебе там появляться нельзя, отправляйся в Ироллан... Но лучше, если получится, оставайся с этой... новой силой. Тебе повезло оказаться в очень нужном месте в нужное время. Нам совершенно не помешает знать, что собираются вытворять твои спасители дальше, поэтому постарайся задержаться у них. Только сразу попроси разрешения рассказывать мне кое-что, чтобы не выглядело, как будто бы ты шпионишь. Справишься?
- Конечно,
- улыбнулась Лита. И, вспомнив нечто очень важное, добавила. - Аммар, твой браслет... Он остался у демонов. Однокрылый забрал его вместе с другими магическими мелочами и не вернул... Они же не найдут тебя, нет?
- Очень досадно, -
маг недовольно цокнул языком. - Обо мне не волнуйся - проследить демоны ничего не смогут. Плохо то, что ты лишилась возможности спастись из опасной ситуации...
Аммар был в безопасности не сердился, и это было главное. Лита совсем успокоилась.
- Я попробую вернуть браслет, - пообещала она, и тут же получила возмущённый ответ:
- И думать забудь! Просто береги себя, пожалуйста, - тут Суула ласково подула ей в лицо. Лита смущенно улыбнулась:
- Я постараюсь. Спасибо...
Ветерок взъерошила ей волосы, помахала ручкой на прощанье и улетела.
А Лита ещё долго стояла в одиночестве, подставив лицо холодному северному ветру. Возвращаться в замок ей не хотелось. Ей вообще хотелось быть не здесь, но Аммар отдал приказ, и не подчиниться она не могла.

0

26

Немного побродив по коридорам замка, Лита отыскала дорогу в ту комнату, что ей отвели. Войдя внутрь, она сразу заметила: в спокойном интерьере её платье, лежавшее на кресле, выделялось ярким приметным пятном, словно бы напоминая хозяйке о себе. Лита решила проверить, в каком оно вообще состоянии.
Под платьем в кресле лежали её браслеты. Большинство, конечно же, было безнадёжно испорчено каплями застывшего металла, но часть осталась цела. Огорчённо вздохнув по потере, Лита придирчиво осмотрела галабейю. Выглядела она, мягко сказать, не лучшим образом, ведь её хозяйка успела поваляться на полу, попасть в ураган и под удар молнии, оказаться под дождём стеклянных осколков и потом ещё проделать долгий путь до Каэр-Морхена в компании Дейдары. Такого варварского обращения нежные шёлк и шифон, конечно же, не выдержали. Пыльное, заляпанное кровью и глиной, испещрённое мелкими порезами платье восстановлению уже не подлежало.
"Особый случай, ну-ну," - хмыкнула про себя Лита.
Уже бросив галабейю обратно на кресло, она заметила, что за вышивку на поясе что-то зацепилось. Присмотревшись, волшебница обнаружила странную феньку: пряжка, пёрышко, голубые бусины... Это точно была не её вещица. Лита сняла феньку с платья, задумчиво повертела в руках... и вспомнила. Ну конечно же! Эта штучка была прицеплена к поясу Однокрылого. И именно к ней он иногда машинально прикасался - выходит, дорога была?
"И что же мне с ней делать теперь?" - подумала волшебница, задумчиво пропуская голубые бусины между пальцев. С одной стороны, какое ей дело до фенечек демонских прихвостней, а с другой стороны, выбросить вроде жалко, раз безделушка для кого-то ценная... Взять, что ли, пока себе? Примерила - цепочка как раз сошлась на тонком запястье, разве что застёжки не хватало.
"У Однокрылого как раз остался мой браслет... Не хотелось бы, чтобы он от него избавился! Если вдруг удастся встретиться, попробую обменять, вдруг повезёт?" - решила девушка. Спрятала пока цепочку с крылышком в карман штанов и принялась ещё раз перебирать свои браслеты. Вот тут много бусин уцелело, и здесь тоже, а вот и подходящая застёжка... Можно выпросить у Дрейкорда леску или нитки, и собрать несколько новых браслетов из старых - чтобы ангельская фенечка не болталась на запястье в приметном одиночестве. И платье, если вдруг найдётся, кстати, выпросить тоже, раз уж её пришло в негодность - ходить в штанах Лита не любила.

0

27

Не придумав, что делать дальше, Лита взобралась на кровать с ногами и уселась в угол, обхватив коленки руками. Хотелось есть и спать, но выходить из комнаты пока не хотелось совершенно: нужного баланса душевного равновесия, необходимого для того, чтобы быть дружелюбной, волшебница ещё не вполне обрела, а огрызаться на всех подряд было, по меньшей мере, невежливо. Спать днём Лита не любила, потом ночью долго не могла уснуть. Решив заняться браслетами, она притащила их на кровать и принялась разбирать, сперва на цельные-из бусин, испорченные-целые. Не очень-то, конечно, но всё же дело.
Дианель уже было собралась на тренировку. Быстро одевшись и повязав на пояс мешочки с «сонным» и «темным» порошками, Дианель уже у выхода из комнаты бросила взгляд на остывший, но еще вкусный Литин завтрак. Положив все на небольшую тарелочку, стоявшую на тумбочке, Дианель вышла из комнаты.
Искренне надеясь, что хотя бы Лита на ее мужскую одежду отреагирует без истерик,да и вообще уже успокоилась, девушка тихо постучала.
"Ну кому там ещё чего от меня надо," - удручённо подумала Лита на стук в дверь, но всё же отозвалась:
- Да-да? - и добавила. -  Кто бы там ни был, можете войти!
- Лита, прости, если помешал. Просто ты не позавтракала... Я и подумал…
— Дианель тихо вошла аккуратно прикрыв за собой дверь. Тарелочку она держала почти так, чтобы Лита видела, что ни яда, ни кинжала нет. Ну а вдруг?
Это оказался Валентин... Вернее, Дианель.
- Ой, спасибо большое! - увидев еду, очень даже искренне обрадовалась волшебница и, оставив браслеты, вылезла из своего угла.  - Есть хочу - просто умираю...
Вот теперь, кстати, она барда легко узнала. Странным было - вроде бы черты лица остались те же, но что-то неуловимо изменилось. Интонации, жесты, мимика... Валентином эльфийка почему-то нравилась Лите больше.
- Я так и подумал, - улыбнулась Дианель, отдавая тарелку девушке.-Я здесь не очень долго. У нас сейчас тренировка будет. Ты, конечно, можешь убить меня за эту фразу, но мы с Джай за тебя волновались. И скучали. Очень.
Дианка прислонилась к стене и скрестила на груди руки, невольно заметив, что слишком часто так делает. С некоторым замиранием она следила за подвижным лицом волшебницы. Жива и невредима. Хотя бы этому можно радоваться.
- Право дело, не стоило волноваться, - улыбнулась Лита, беря тарелку. - Это, можно сказать, оказался не демонический плен, а почти курорт... Почти. Да. По сравнению с прошлым разом, так точно.
Хоть уже и остывшие, пирожки оказались великолепны. Съев один, волшебница невольно подумала, что не так уж всё и плохо в этом мире, и поинтересовалась:
- Тренировка? Дракон и лич что, натаскивают вас на сражения?
В голове тут же всплыли все, кто был с обеденном зале. Три девушки и тихий ангел... Сомнительная боевая сила.
- Да, тренировка. Знаешь, вчера у каждой выявляли способности. Йевенна лекарь просто превосходный - она помогла Дрейкорда лечить - Джайран прекрасный боевой маг… — про себя Ди умолчала. Лита  захочет — сама спросит.
- Здорово, - улыбнулась девушка. - А ты?
И только потом, сообразив, что Валентин назвал всего два имени, поинтересовалась:
- Слушай, и это что, всё? Дракон собирается свергать Кха-Белеха столь малыми силами?
- А я... Фехтование, ассасинство... - Дианель с нетерпением ждала тренировки у Раиза. - Слишком много поваров еще не гарантия хорошего супа.
Лита в ответ только покачала головой с улыбкой и взяла ещё один пирожок. Ей случалось бывать в настоящем бою и она прекрасно помнила: это только в сказках бывает, что один героический герой лёгким взмахом руки повергает армию противника в пепел... Демонов куда больше, и воины среди них тоже встречаются искусные, как тот же Однокрылый, к примеру... Тьфу ты, да что же такое, опять Однокрылый! И чего он постоянно в мыслях всплывает?.. Впрочем, планы Дрейкорда - это планы тысячелетнего дракона, и какими бы они ни были, если их результат позволит свергнуть Властелина Демонов - то хоть пусть в одиночку работает, лишь бы дело выгорело... А пирожки, кстати, были очень вкусные.
- Было бы интересно поглядеть на ваши тренировки... - задумчиво сказала она. - Если позволят, конечно.
- Надеюсь, что позволят. Приятного аппетита, Лита, - улыбнувшись нежданной рифме, поднялась Дианель. Тренировки, тренировки и еще раз тренировки! Дианка коротко поклонилась и направилась к выходу из комнаты.
- Ещё раз спасибо, - улыбнулась маг ей вслед, принимаясь за абрикосы и за раздумья.
Совершенно точно, следовало найти Дрейкорда и извиниться за утреннее поведение. Как всегда, успокоившись, Лита обрела способность глядеть на ситуацию с иной стороны, и потому легко представила: вот Суула приносит весть о том, что Лита попала в руки к элитному отряду демонов. Конечно же, Аммар не просил её вытаскивать, это было не в его правилах, он скорее всего просто сообщил новости, а дракон подействовал вполне ожидаемо: из-за меня попала, значит, я должен вытащить; да ещё и повод, опять же, демонам насолить... Потратив кучу нервов, сил и получив пару серьёзных ран, Дрейкорд-таки вытащил её... и получил в ответ, вместо ожидаемой благодарности, кучу упрёков. Действительно, вот самой Лите скажи, что кто-то к демонам попал, да не просто к демонам, а к элитной гвардии, охотникам на повстанцев, что бы она подумала? Смертельная опасность! Пытки, дознания, мучения и смерть! Уж точно не то, что будут в ароматной ванне купать и на приёмы водить... Лита задумчиво посмотрела на руки, проследила глазами вьющиеся изгибы узоров из хны. Да, однозначно, перед драконом следует извиниться. А потом попросить разрешения остаться здесь. Какое бы не затеивалось предприятие, Лита наверняка могла оказаться полезной. Если не тем, что боевой маг, то хотя бы своими многочисленными связями с повстанцами.
Но для начала всё-таки следовало дозавтракать, разобрать браслеты до конца и окончательно успокоиться. Чем волшебница, собственно, и занялась.

0

28

11 июня 55 года ИУШ, 13:23

Разобрав браслеты, Лита отправилась на поиски ванной и нашла её куда ближе, чем думала - в смежной со спальней комнате. Бережно обернув запястья водонепроницаемыми заклятьями, она осторожно вымылась, высушила и расчесала волосы, а потом всё-таки решила снять повязки и поглядеть, что там у неё с руками. Всё оказалось не так уж и страшно - ожоги были серьёзные, но целебные бальзамы не подвели, на запястьях уже красовалась молодая, розовенькая кожа. Вот что значит своевременно и профессионально оказанная помощь: пара дней - и следа не останется...
Снова повязав бинты на руки, волшебница оделась во всё те же штаны и тунику, заплела волосы в косу и отправилась на поиски Дрейкорда. Правда, первое же затруднение она встретила, уже выйдя за дверь: Лита понятия не имела, куда идти, да и вообще где в огромном замке мог оказаться дракон. Прикинув, что раз в замке служат духи воздуха, то к ним и можно обратиться за помощью, она отправилась в трапезную - единственное место, куда помнила, как добраться, - надеясь отыскать там Горного Ветра. И, привычная к беседам с Суулой, на всякий случай периодически произносила вслух:
- Уважаемые элементали, мне нужно найти Дрекорда. Не могли бы вы мне помочь?
Подействует или нет, кто знает? Но попробовать было можно.
- Госпожа, - перед чародейкой возник домоправитель. - Мастер Амон'Сулат сейчас в библиотеке замка. Если позволите, я провожу вас. Уверен, вы оцените наше собрание фолиантов.
Библиотека! При этом слове у волшебницы аж глаза загорелись: вне зависимости от того, как она себя чувствовала, книги оставались величайшей ценностью. А уж в библиотеке тысячелетнего дракона, до которой не дотянулись грязные лапы демонов или их прислужников, наверняка было столько всего интересного!
Тут Лита сразу же вспомнила о своих книжках, которые наверняка нашли и изъяли, и печально вздохнула. Очень жаль, но что ж теперь поделать, будет жива - обязательно ещё соберёт.
- Спасибо, - кивнула она Горному Ветру. - Это было бы очень кстати.
- Прошу за мной, - Горный Ветер отвесил учтивый поклон. - Провести для вас экскурсию по Каэр-Морхену, или желаете пройти к библиотеке коротким путём?
- Пожалуй, пока лучше коротким путём, - чуть подумав, решила Лита. Поглядеть на замок, конечно же, было очень интересно, но она ещё не чувствовала себя настолько хорошо, чтобы пару часов гулять по коридорам, а едва ли экскурсия ожидалась короче.
-Следуй за мной, - элементаль развернулся и неспешно "поплыл" в ему одном ведомом направлении. Направо, налево, опять налево... Он действительно вёл волшебницу коротким путём, отличным о того, который пару дней назад демонстрировал гостям дракон. Вот они поднялись по винтовой лестнице, опять свернули... Наконец Горный ветер распахнул тяжёлые двери библиотеки.
Лорд Каэр Морхена сидел в одном из кресел, стоявших в огромном зале. На коленях покоился тяжёлый фолиант с обложкой из чёрной кожи.
Лита старалась запомнить путь, но заранее знала, что к услугам духов придётся прибегнуть ещё не раз: нахождение дороги всегда было её слабым местом, она даже в родном городе пару раз умудрялась теряться. 
Когда элементаль распахнул перед ней двери, первым делом Лита увидела книги. При виде уходящих высоко ввысь стеллажей, заставленных древними томами, у неё перехватило дыхание. Волшебница тихо ахнула от восхищения и застыла в дверях, переводя взгляд от одной стены к другой и еле сдерживаясь, чтобы не начать немедленно бегать туда-сюда, читая книжные корешки. Тряхнув головой, она взяла себя в руки - и тут же увидела Дрейкардоса. Дракон сидел в глубоком кресле, у витражного окна, и что-то читал. Поблагодарив Горного Ветра, Лита неторопливо пересекла зал и, встав неподалёку от хозяина замка, сказала:
- Дрейкорд. Извини, что отвлекаю, но мне нужно поговорить с тобой.
Амон'Сулат поднял голову, услышав знакомый голос. Спокойные серые глаза встретились со взглядом Литы.
-Конечно, присаживайся, - дракон кивнул на стоящее напротив кресло и захлопнул том.
Разместившись в кресле и поёрзав там - привыкшая сидеть на подушках, скрестив ноги, маг не очень-то уважала стулья и кресла, но что ж поделать - Лита поглядела на дракона и чуть-чуть улыбнулась:
- Первым делом мне хотелось бы извиниться за утреннее поведение и поблагодарить тебя за то, что вытащил меня. Я была... ещё слегка не в себе и совершенно точно не права. Даже не зная всех обстоятельств, ты рисковал жизнью, своей и своих помощников, ради моего освобождения, получил ранения... И, в любом случае, мне не стоило высказывать свои претензии при посторонних, - волшебница уважительно склонила голову.
-Извинения приняты, - Дрейк наклонил голову, приложив руку к сердцу. - И ты меня, пожалуйста, извини, что не предупредил о "спасательной операции".
Дракон помолчал немного, собираясь с мыслями.
"Волшебница умна, очень умна для своих лет... Но поймёт ли она то, что я попытаюсь донести?"
-Лита, скажи мне... почему ты пошла в повстанцы? Я никогда тебя об этом не спрашивал, но какова твоя цель? Чего ты хочешь добиться? Возвращения прежнего миропорядка, о котором знаешь только по книгам?
Волшебница пожала плечами:
- Про таких, как я, говорят - рождена была, чтобы стать повстанцем. Повстанцем была моя мать, да и отец, наверное, тоже; меня с детства воспитывали не так, как прочих детей Ур-Шантири. Я росла на старых книгах, на рассказах о том, каким Асхан был прежде... И прежний, он мне нравился больше. Свобода выбора, свобода служения, свобода передвижений, свобода верований, безграничное познание... Мне тесно в рамках, что отводят для нас демоны. И мне, в отличие от остальных, случалось видеть, каков их истинный лик. Поэтому я хочу, чтобы они убрались в свою Огненную тюрьму... снова и уже навсегда.
Что до прежнего миропорядка,
- Лита возвела глаза к потолку, задумчиво отвела вечно выбивающуюся прядку за ухо, - То, думаю, прежним он уже никогда не станет. Но что бы там ни было, всё будет лучше, чем то, что есть сейчас, - уверенно закончила она. И, подумав ещё чуть-чуть, добавила:
- А почему ты спросил? И, кстати, что движет тобой? Ты борешься с демонами точно так же, как и повстанцы, порой помогаешь нам, но не становишься одним из нас. Такой лидер, как ты, пригодился бы Сопротивлению... Неужели твои цели так сильно отличаются от наших?
"И так совпадают с целями древнего лича и пустоманта," - добавила Лита про себя. Странный союз, странная новая сила... - "Я должна узнать и понять, что происходит, куда ведёт и чем грозит. Кроме меня-то, по сути, и некому..."
-"Безграничное познание", различные "свободы", - Амон'Сулат грустно усмехнулся, вспоминая. - Мда... Если ты думаешь, что в "старом" мире не было цензуры, то ты очень сильно ошибаешься. Достаточно вспомнить инквизицию Эльрата, например.
Дракон откинулся на спинку кресла, задумчиво рассматривая потолок.
-Что же касается того, что движет мной и почему я не с вами... Файдаэн, наверное, прочёл бы тебе лекцию об отступнике, драконе-ренегате, что окрысился на Стихийных, - лорд Каэр-Морхена насмешливо фыркнул. - Мальчишка, что с него взять...
Ты мечтаешь о возрождении старого миропорядка, хотя понимаешь, что прежним он уже не будет. Это естественно, все мечтают вернуть утраченное. То, что в своё время не ценили,
- Дрейкорд дёрнул щекой. -  Моя проблема в том, что я видел гораздо больше, чем Ироллан, Хашима и иже с ними. Я был рождён в легендарной Империи Шантири, настолько древней, что всё тысячелетие Эпохи Седьмого Дракона перед ней - не более чем одна страница перед вот этим, - он похлопал по лежащему на его коленях тому. - Не удивляйся, Древняя Эпоха, Имперская Эпоха, была куда длиннее, чем принято считать сейчас.
Так вот... В отличии от смертных, я могу сравнивать. Слава государств, существовавших до вторжения Кха-Белеха - не более, чем пыль по сравнению с величием Империи Древней эпохи. Империи, где жила истинная Гармония. Гармония между Порядком и Хаосом свободных стихий. Прекрасны были Талонгард и Аль-Сафир, ты наверняка видела их изображения... Но скажи, разве годятся ли они хотя бы в подмётки Каэр-Морхену, хотя он был далеко не самым величественным творением шантирийцев? Маги Серебряных Городов кичились своими знаниями, а эльфы Ироллана - чувством прекрасного... Но могли ли они создать нечто, подобное этому?
Амон'Сулат снял с пальца кольцо удачи и положил на  ладонь волшебницы. Мифриловый ободок был выполнен в виде побега плюща. металлические листья защекотали кожу Литы, шевельнулись... Сначала чародейка подумала, что ей показалось, но нет. Металлическое растение действительно было живым! Внутренним зрением Лита ощущала, как бежит по стеблю жизненный сок.
-Мастера Шантири могли вдохнуть жизнь в мёртвый металл. Не подобие её, как было с конструктами - настоящую жизнь! А магия, культура? Кто из волшебников "старой эпохи" мог зажечь на небе новое созвездие или проникнуть в Мир Духов при жизни? Насколько я знаю, только Сар-Илам. То, чего он добился через поклонение Асхе, а Сандро - пытался завладеть с помощью Пустоты, Мастера Империи проделывали с лёгкостью! До Войн Древних силы шантирийцев стали приближаться к возможностям богов! Как много мы знали - и как много было уничтожено и утрачено из-за этих пернатых идиотов и теневых фанатиков...
Дракон замолк, отпив из стакана воды, и продолжил.
-Разумеется, можно сказать, что шантирийцам понадобились тысячелетия, чтобы подойти к этому рубежу. И это совершенно верно. Я прожил две тысячи лет, постигая древние знания, уцелевшие в библиотеке Каэр-Морхена, но до истинных Мастеров мне ещё очень далеко.
Империя развивалась очень долго - и продолжала развиваться, пока гражданская война не испепелила её. Но у "старых" царств не было возможности когда-нибудь дойти до её уровня. Они находились в застое. Лишь Серебряные города продолжали развитие - помнится, они подошли к технологии "парящих городов", хотя она была ещё далека от совершенства. Но остальные? Империя людей не менялась со дня её основания, хотя успела сменить веру и три династии. Ироллан и Игг-Шайл закостенели во взаимной ненависти и пространных рассуждениях. Некроманты Эриша вообще деградировали. Насколько могущественен (для своего времени) был Белкет - настолько убог был Арантир... Нет уж, спасибо,
- Дрейк усмехнулся. - Возвращения этого застоя я не хочу, знаешь ли... На самом деле, у Ур-Шантири гораздо больше  шансов достичь славы древней Империи. И не надо на меня так смотреть. Да, сейчас это - кровавая тирания. Но все государства зарождались подобным образом. Империя Кха-Белеха развивается - вот что главное. И если бы не старые счёты, скверный характер ургашистов и их желание перебить всех драконов на колбасу - возможно я бы с радостью служил Ур-Шантири и добровольно отдал бы все знания, находящиеся в здешней библиотеке - чтобы приблизить возрождение моей настоящей родины.
Что же касается моей цели... Я надеюсь, свергнув Кха-Белеха и демонов, не уничтожать его государство. Разумеется, многое придётся поменять... Но это дело будущего. Далёкого будущего. А вернув величие той, Настоящей Империи,
- Дрейкорд произнёс  это с лёгким благоговением. -  Постепенно достигнув тех возможностей и перегнав их, став равными богам - можно подумать и о мести Стихийным Драконам.
Услышав про инквизицию, Лита подумала: "Среди простых людей - быть может... Но для магов, идущих путём чистого познания, не жаждущих вечной жизни или ещё чего-то... эдакого, не было никаких границ и запретов. А люди... они и есть люди, чего с них взять."
Она внимательно выслушала дракона, и чем дальше слушала, тем больше захватывало дух. В словах Амон'Сулата о прошлом звучала тень былого величия первой из империй. Потерянные знания.... Лита - да впрочем, не только Лита, почти никто из ныне живущих ничего о Шантири не знал. Разве что редкие, обрывочные упоминания...
"Это неправильно," - завороженно разглядывая колечко из живого металла, лежавшее на ладони, думала маг. - "Знания Шантири, знания Семи Городов... Такое не должно было быть потеряно!"
Лишь в конце она нахмурилась, когда дракон сказал о том, что быть может, стал бы служить демонам. И ещё сильней, когда он упомянул о мести.
- Конечно же, тебе такие вещи видней, - сказала она. - Ты давно живёшь на свете, видел всё это воочию, а я всего лишь маленький маг и почти ничего не знаю... Но по-моему, никогда и никакую Гармонию на крови и ненависти или ради мести построить нельзя. Только разве разрушить. Всё это так... неотрывно растёт, одно из другого! Как у нас, с некромантами и магами... Впрочем, - Лита беспомощно улыбнулась и протянула кольцо дракону обратно, - я всего лишь маленький маг, не умею думать так надолго вперёд, и потому мне сложно о таком судить. И всё, что я хочу пока знать - совпадают ли твои цели с нашими, повстанческими, хотя бы в начале. Потому что в таком случае Аммар ибн Зехир просил меня остаться здесь на случай, если и вдруг вам, кто бы вы ни были, понадобится наша помощь. Ты позволишь мне остаться в Каэр-Морхене?
-Все государства рождаются в муках, - философски заметил дракон. - Империя людей, Игг-Шайл, даже Шантири - все они создавались в войнах, на крови...
Услышав вопрос Литы, он мягко улыбнулся.
- Конечно, оставайся. Будь моей гостьей. В конце концов, не исключено, что нам понадобится помощь повстанцев на каком-то этапе. Причём всех,  а не только Ур-Сафирской ячейки. Оставайся, будь связной между Каэр-Морхеном и Сопротивлением.
Услышав ответ, волшебница вздохнула - конечно, по большей части облегчённо, раз приказ выполнен, но и с толикой сожаления тоже. Впрочем, между Каэр-Морхеном и Иролланом она бы всё-таки предпочла Каэр-Морхен - одна библиотека чего стоила, не говоря уж о прочем. Она благодарно склонила голову:
- Спасибо. Всё мои скромные силы - в твоём распоряжении, - Лита невольно улыбнулась - да уж, вот прям вся огромная мощь боевого мага! - и потому добавила. - Если понадобятся, конечно.
-Боюсь, понадобится... Кстати, как тебе наш маленький коллектив? Джайран, Дианель, Йевенна? - Дракон перевёл разговор на другую тему.
Лита пожала плечами:
-Коллектив? Я здесь всего полдня, Дрейкорд. Джайран я знаю уже довольно давно, и знаю, что на неё можно положиться - она старая подруга моей матери, ещё ей запрещённые книги привозила... Дианель, которая для меня пока что всё ещё Валентин и ещё не скоро Дианелью станет - мы знакомы-то были всего ничего. Завтрак мне сегодня принесла после глупейшего бегства из трапезной, за что ей огромное спасибо. А Йевенна - такая... светлая. Мы с ней и парой слов ещё не перемолвились. Что это за ангел с ней, кстати?
-Его зовут Теллурис. Старый знакомый, в своё время в месте с Однокрылым был секундантом во время моей дуэли с Уриелем. даже не представляю, как он с Йевенной познакомился.
"Вот если хочешь у кого-то про Однокрылого узнать - то лучше Дрейкорда источника тебе, пожалуй, не найти. Конечно, его мнение будет несколько... предвзятым - они, судя по всему, не только старые знакомые, но и старые недруги - но всё-таки более достоверным, чем слухи и легенды, что перескажут остальные..." - мигом пришло девушке в голову. Лита, разумеется, не собиралась заводить разговор специально, но коль уж дракон сам упомянул Однокрылого, то отчего нет?
- Ясно... - Лита улыбнулась, - Слушай, мой вопрос покажется тебе, наверное, странным, но... Расскажи про Однокрылого, пожалуйста. Я впервые столкнулась с ним и до сих пор не знаю, чего от него можно ожидать - кроме того, что он опасный противник, но с весьма приличными для прихвостня демонов манерами... А этого маловато. Так как он ищет тебя, а я остаюсь с вами, то что-то мне подсказывает, что очередная встреча вполне себе может состояться... И в следующий раз я хочу быть готовой.
Она старалась, чтобы её слова звучали рассудительно и равнодушно. Впрочем, даже если бы дракон и прочёл волнение - ничего такого. Конечно, она волнуется ,ведь совсем недавно была у предмета разговора в плену.
Дракон фыркнул.
-На самом деле, тебе повезло, что ты попала к нему, а не, скажем, к Аграилу. Тот бы, в случае согласия сотрудничать, пообещал бы скорее всего быструю смерть, а не освобождение, - Амон'Cулат мрачно усмехнулся. - Что я могу сказать... Не думаю, что тебе интересно, из-за чего мы вцепились друг другу в глотки, поэтому расскажу суть. Однокрылый - наиболее принципиальный из сторонников Властелина. Он уважает храбрость и силу, даже если она исходит от противника. Откровенно "мокрые дела", вроде резни, не любит. Предпочитает "честный бой", в его понимании... Ну, например, вполне может демонстративно прикончить часового и перебудить весь вражеский лагерь. Военную хитрость не признаёт вообще и очень обижается, когда ему устраивают засады. Ибо "нечестно"... Старается сначала решить дело миром, при допросе будет пытать только, если не получится уговорить. Замкнут, необщителен. Проблемы с чувством юмора. Уязвимых мест практически нет - кроме одного. Очень трепетно относится к памяти своего учителя - архангела Михаила. Из-за его смерти он, в общем-то, и пошёл к демонам.
Лита слушала и удивлялась. "Он говорит с уважением и как будто бы про друга, а не про врага," - подумала она. Впрочем, слова дракона многое проясняли и ставили на места. Правда, вопросов всё равно оставалось предостаточно, но уже не таких, какие можно было открыто задать. Со всеми ли пленными повстанцами ангел пьёт чай, к примеру.
- Как я и думала, легенды и слухи правы не во всём...
- задумчиво протянула она. - Хм, я думала, что вы враждуете только по тому, что оказались по разные стороны баррикад... Разве нет?
Ладонь дракона непроизвольно сжалась в кулак. Впрочем, он уже взял себя в руки. Лицо его оставалось спокойным, выдавали только глаза.
-Ладно, если тебе интересно - слушай, - Амон'Сулат мягко повёл плечами. - Так уж получилось, что мы с пернатым знаем друг друга достаточно давно. Прошли плечом к плечу Первую Огненную. Ну а потом наши пути разошлись в разные стороны... Хотя не раз пересекались. Я не могу не уважать Разящего - я сражался рядом с ним, видел, на что он способен. Видел его отчаянную отвагу и небывалое мастерство. И он сохранил эти качества даже на службе демонов. Но я не могу его и не ненавидеть. - Дрейк склонил голову. - Ты, наверное, слышала, что одно из его прозвищ - Драконоубийца? Вполне заслуженное. Он перебил больше драконов, чем все агенты Кха-Белеха, вместе взятые. Но его первым трофеем в этой коллекции, - ящер подавил рвущееся наружу ругательство. - Была голова серебряной драконицы, погибшей во время Третьего Затмения. Её звали Мариция вар Амон'Сулат. Моя младшая сестра.
Лита обругала себя за заданный вопрос - вот вечно так, будь неладно её проклятое любопытство, лезет, куда не следовало бы! Глядя на Дрейкорда, она подумала: "Он помнит и испытывает боль, как будто бы это было вчера, а ведь столько веков уже прошло... Как хорошо, что я смертная и что у меня человеческая память. Да, жизнь моя, если повезёт, будет долгой - но не вечной. И я умею забывать, а значит, всю вечность держать на сердце груз горечи, расставаний и потерь мне не придётся..."
- Мне... не следовало спрашивать, - тихо сказала она. - Не следовало напоминать тебе. Извини.
-Ничего, всё нормально, - Дрейкорд мягко улыбнулся. - Любопытство - прекрасное качество. И не твоя вина в том, что ты затронула тему моей персональной головной боли.
Волшебница, решив, что на пока и с неё, и с дракона, наверное, хватит расспросов - да и голова проклятая покоя не давала -  сказала:
- Спасибо. Это пока всё, что я хотела узнать... Надеюсь, у нас ещё будет время поговорить, и ты расскажешь ещё чего-нибудь. Ты же, по сути, ещё большее сокровище, чем все эти книги, - она улыбнулась и обвела полки с фолиантами рукой, - Бесценный кладезь знаний, живой свидетель истории... Ещё раз спасибо, что позволил остаться!

Отыграно с Литой

0

29

Дрейк откинулся на спинку кресла, подняв взгляд к потолку. Мгновение – и по мысленному приказу дракона каменные своды сделались прозрачными, открывая взору Амон’Сулата небо, затянутое тучами.
«Тоска зелёная», - кисло подумал дракон. Несмотря на внешнее спокойствие, недавний разговор с Литой действительно крепко зацепил его.
Сражения, стычки, поединки. Поединки, стычки, сражения. Убивай, чтобы не убили тебя. За местью – до края земли.  Дрейкорд жил по этому волчьему закону с того самого дня, когда, очнувшись после ранения, узнал, что Мариция погибла. Противостояние с Однокрылым вплавилось в его душу... Нет, месть отнюдь не была главной целью дракона. Но неотъемлемой частью жизни это бесконечная погоня успела стать, будь она проклята.
Чёрт, как же всё казалось просто тогда, до первой Огненной Войны… Когда о высоких целях даже не приходилось задумываться, когда жизнь казалась одним сплошным поток ветра. Бесконечным, полным увлекательных завихрений и приключений…
Давно ушло то время. Возможно, к счастью, возможно – нет. Так или иначе,  Амон’Сулат заматерел, набрался опыта… повзрослел. Но пока ещё не постарел, несмотря на древний, по меркам смертных, возраст.
«У бессмертных путей немного. Либо, зациклившись на чём-то одном, на Великой Цели,  стать мрачными фанатиками вроде Файдаэна, либо «соответствовать возрасту», удалившись от мирских тревог и размышляя о высоком… Либо стараться оставаться молодым душой. Находить удовольствие в жизни обыкновенного, пусть и могущественного, смертного. В полёте, например.  В гастрономических изысках, приключениях, дружбе, любви… в этом дурацком противостоянии, на худой конец! И, Ургаш меня побери, я предпочту третий вариант. Иначе совсем раскисну»
Размышления ящера прервало деликатное покашливание. Дрейкорд опустил взгляд – в кресле напротив сидел Раиз.
-Как тренировка? – дракон кивнул мумии в знак приветствия.
-Как я и говорил, - мрачно отозвался ассасин. – Честно говоря, не вижу смысла продолжать…
-Настолько плохо?
-Ну, не совсем. Ты не дослушал,
- Раиз скрестил руки на груди. -  Я не вижу смысла продолжать со всеми тремя. Джайран – прирождённый боевой маг. Но Маласса не одарила её навыками искусства Ночи. Йевенна вообще слишком светла для этого… По-настоящему светла. Моя профессия не для неё.
-А Дианель? – Амон’Cулат заинтересованно слушал мастера-ассасина.
-А вот о ней по-подробнее. Признаюсь,  ей удалось меня удивить. Для дилетантов из ночных гильдий   – очень хорошо. Для меня… Неплохо, - в голосе мумии послышалась насмешка. – Имеет смысл позаниматься. Задатки есть, было бы желание учиться… А то я учу так, что обычно на моих занятиях воют. Что же касается остальных – лучше поучи их боевой магии и целительству. Не вижу смысла вертеть круг без точила, как говорят гномы.
-Как скажешь. Я доверюсь мнению мастера, - пожал плечами Дрейкорд.

+1

30

Дианель погрузилась с головой в ванну, пытаясь прогнать из мышц тупую боль.  Рога и копыта! Так нельзя! Это же бесчеловечно, как минимум! Мало того, что загонял их как скотину, так еще и язвил, сволочь забинтованная. Если так и дальше будет, то Дианель после тренировок будет лежать в обмороке. Весь день. Или ее будет вырывать. Главное, чтобы не в зале. А эта мумия будет стоять и смеяться, что «будь это реальный бой, они бы превратились в решето» и что «из них будет хорошее мясо». Хотя Джайран и Йевенна действительно не были сильны в ассасинстве, мягко скажем. Совсем. Они были очень неловки для убийцы, не говоря уже о воровстве. Во дворе они не протянули бы и суток. В них не было скрытности и ловкости тени, и Дианель задавалась вопросом, смогли бы они цепляться за жизнь всеми силами? А если нет? Эльфийке не было привычно защищать кого-то, как бы она того ни хотела. Наверное, Дрейку привычно заботиться и опекать, но не Дианели. Иногда на них было действительно смешно смотреть, но если Дианку заставить метать огненные шары, подчинять, исцелять, ослеплять, она будет выглядеть не менее смешно. Ослеплять она могла только дешевыми побрякушками на шее и руках, да и то… Кстати, о побрякушках.
Дианель вылезла из ванны, покрывшись мурашками от холодного воздуха. Положив на кровать два платья, она внимательно рассмотрела их… Лите, наверное, больше понравится синее… Яркий красный цвет напоминал о крови, а синее больше было похоже на одежду Ур-Сафира. Дианель натянула светло-синюю ткань, повязав пояс и расправив шифоновые юбки… Браслеты на запястьях и на щиколотках весело зазвенели, а синий цветок все-таки соизволил укрепиться на волосах. Большая серьга в ухе, похожая на пиратскую, выбивалась из облика прекрасной танцовщицы, да и уши от нее болели, гноились и воспалялись, но другой серьги у нее не было, к сожалению. Что ж, осталось только повторить текст песни… До ужина еще оставалось время, а она все равно намеревалась опоздать, но появиться эффектно.

Отредактировано Соколенок Дианель (2013-04-07 15:11:30)

0


Вы здесь » Каэр-Морхен на Асхане » Ур-Сафир » Каэр-Морхен