Каэр-Морхен на Асхане

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Каэр-Морхен на Асхане » Ур-Сафир » Каэр-Морхен


Каэр-Морхен

Сообщений 31 страница 36 из 36

1

http://s3.uploads.ru/t/0Zht1.jpg
http://s3.uploads.ru/t/j5CPo.jpg


Среди остроконечных горных вершин, на границе Ур-Сафира и Ур-Талона, никем не замеченный, притаился замок Каэр-Морхен, "крепость недремлющей стихии". Затерянный в снегах, белоснежный и неприступный, отчасти он напоминает древние дворцы Ироллана, но выполнен в более строгом и холодном стиле - стиле, когда то распространённом в древней империи Шантири. Попасть сюда можно только на крыльях. Покинуть тоже - или спрыгнуть в пропасть. В нём с комфортом могут разместиться как человек, так и архангел или даже дракон.
Замок обслуживают элементали воздуха. Каэр-Морхен - родовое гнездо серебряных драконов рода Амон'Cулат, и сейчас его хозяин - Дрейкорд.

0

31

11 июня 55 года ИУШ, 14:30
Не в силах терпеть всё это, Йевенна выбежала из зала на втором часу тренировки.
«Какая низость! Какая подлость! Он учит нас грехам и ещё недоволен тем, как мы это делаем? Это падение!»
Мысли в голове кричали, воспоминания свои и чужие наскакивали одно на другое. Эльфийка не понимала, она ли управляет своими мыслями, её ли голос звучит в голове.
«Падение! Вообрази, как заразителен грех! Подумай, стоило лишь начать и за одним звеном потянулось другое! Сначала удар в спину, затем засада. У тебя ничего не вышло, и теперь ты зла и ты ненавидишь. Интрига, заговор, убийство. Свет удержал тебя от этого. Но ты, как любой неразумный ребёнок, недовольна. Но зла, ты чувствуешь гнев и ненавидишь своего учителя, себя и весь мир, без причины. В конце концов, этот путь приведёт к разрушению».
Йевенна споткнулась, упав на колени и опершись на руки.
«Преклонись, смирись, обуздай свой гнев и обрети спокойствие. В этом мире полно Теней и Хаоса, и ты не в силах заставить их молчать».
Эльфийка легла на землю, сжимая голову руками. Чей голос кричал в её голове? Что это за воспоминание? Чьё оно?
«Но ты в силах лететь. За твоей спиной большие крылья, покрытые перьями. Ты летишь над  огненной пропастью. Если ты падёшь, твои перья сгорят, а твою душу охватит пламя. Но чтобы не случилось, лети! Пока у тебя есть крылья, у тебя есть шанс найти край этой бездны. Забудь о лени, забудь о гневе. Ведь сидящие в этой пропасти демоны только и ждут, чтобы утянуть тебя вниз за собой. Сложишь крылья – упадёшь. Захочешь убить – упадёшь. Захочешь что-то украсть – упадёшь. Попытаешься солгать, возненавидишь или разгневаешься – потеряешь себя, свою цель. Все эти пути ведут к падению!»
Голос ещё долго кричал что-то, но Йевенна уже не могла разобрать слов. Вмешались другие голоса. Рык, плачь, призыв. Ещё никогда воспоминания не причиняли такую боль, не внушали такую тоску, не напоминали о том мраке, что твориться за Каэр-Морхеном. Эльфийка вновь увидела те шесть огромных огненных силуэтов, что являлись ей во сне. Один из них, казалось, потянул к ней руку. Йевенна закричала, вырываясь.
- Йевенна! – раздался испуганный голос Теллуриса.
Это он взял её за руку. Эльфийка замерла.
- Теллурис, - почти беззвучно произнесла Йевенна.
Стоило эльфийке увидеть своего хранителя, как все голоса замолкли, виденья исчезли. Она вцепилась в него со всей силой. Она зажмурилась и, уткнувшись в ткань его балахона, сказала:
- Мне страшно. Что со мной было?
- Не знаю, - ответил Теллурис. – Но какие бы кошмары не терзали тебя, я буду рядом. Что так беспокоит тебя? Что произошло?
- Это воспоминания. Голоса…
Теллурис не стал слушать дальше, мысленно проклиная себя и тот самый кристалл. Йевенна почувствовала, как он злится, насколько он разгневан.
«Как заразителен грех», - вновь прозвучало в голове эльфийки.
Её ужасали эти слова. Они были самой убедительной правдой.
- Эти кошмары больше не тронут тебя. Я буду рядом, - сказал хранитель дрожащим от негодования голосом.
«Но так будет не всегда, - подумала Йевенна. – Я действительно лечу над огненной пропастью. Ты поддерживаешь меня. Но когда-нибудь, настанет момент, когда ты покинешь меня, и мне придётся лететь самой. У меня совсем маленькие крылья, совсем юные перышки. Как долго я протяну в полёте над почти бесконечной бездной зла? Не напорюсь ли я на колья баррикад, что возводит жизнь? Не разобьюсь ли я о камни, что непременно поставит предо мной судьба? Не раздавит ли меня дождь из слёз, что я пролью, теряя любимых?»
Когда солнце стало уходить за горизонт, эльфийка сжалась. Она чувствовала холод, голод и сгущавшийся мрак ночи. Её хранитель был слишком глубоко погружен в мысли о своих ошибках, чтобы как раньше подумать о Йевенне. Она встала с земли (чем всё же привлекла внимание ангела) и направилась назад в Каэр-Морхен, терзаемая мрачными мыслями о будущем одиночестве.

Отредактировано Йевенна (2013-04-10 18:13:37)

0

32

Тренировка оставила после себя… неизгладимые впечатления. По крайней мере, чародейка,  сейчас обессиленно растянувшаяся на кровати, чувствовала себя тогда чуть ли не мамонтом, пытавшимся выделывать замысловатые фигуры эльфийских танцев. Всё тело ныло и болело, как будто по нему прошёлся косяк драконов, причём не один раз – как минимум, туда и обратно. Сил шевелить конечностями не было совсем, и Джайран удивлялась, как вообще умудрилась без посторонней помощи добраться до собственной комнаты. Хорошо, что запомнила дорогу – если бы девушку угораздило ещё и заблудиться, то она, наверное, молча умерла бы в каком-нибудь тёмном уголке Каэр-Морхена, благо, таких достаточно.
Бессовестный дружок Сандро загонял их до полусмерти. Сдаётся, такие условия максимально приближены к боевым, и стоило бы всерьёз опасаться, что будет, когда произойдёт стычка с демонами. Однокрылый-то уж точно не будет стоять столбом и беспечно ждать, пока в него полетит боевое заклинание. Хотя, жалко, хотелось бы… столько проблем можно было бы решить.
Длинные волосы чародейки, ещё влажные после купания, разметались по подушке. Девушка задумчиво накручивала на палец прядь, лежавшую близко к руке, и смотрела в потолок, изучая каменные узоры и прокручивая в  памяти тренировку.
Раиз заставлял делать совершенно невообразимые и невозможные – по крайней мере, для Джайран – вещи. Горько было признавать, но, как бы не восхищалась чародейка тёмным искусством Малассы, ей самой никогда в жизни хорошо не выполнить даже самого простого трюка. У неё не было таланта. Тени влекли, притягивали, манили, но… по-другому. Они не предлагали убежище и сокрытие от чужих глаз – они предлагали могущество, магию. Что бы ни просил Раиз в них найти, чародейке это было неведомо и непонятно. Вначале, когда ассасин строго-настрого запретил применять магию, чтобы посмотреть общий уровень способностей девушек, Джайран так и тянуло сплести заклинание. Чародейка не могла представить себе жизнь без магии, потому что лишиться этой силы – словно лишиться руки. Волшебство призывалось иногда почти неосознанно… и добровольно отказаться от него, пусть даже на время, оказалось сущей пыткой.
Йевенна тоже мучилась на тренировке, и даже сбежала, не дотянув до конца. Джайран понимала эльфийку – не каждый выдержит такое. И если самой чародейке были достаточно интересны преподаваемые Раизом вещи, пусть даже самостоятельно она бы никогда не смогла выполнить даже самый маленький приём. А вот Йевенне, должно быть, всё это было чуждо и отвратительно – эльфийка была слишком светлой и правильной для подобных вещей.
Зато Дианель… как бы Джайран не злилась на неё, но не признать способности эльфийки было нельзя. Целительница с чародейкой выбились из сил довольно быстро, а бард всё так же изящно выполняла требования Раиза! Это было… поразительно. То, как ловко, быстро и грациозно Дианель двигалась, с какой сноровкой использовала оружие, не делая лишних движений – лишь столько, сколько нужно было для достижения поставленной задачи… Джайран решила попробовать попроситься на тренировку, чтобы в нормальной для себя обстановке – не как участница – поглядеть за упражнениями.
Мысли ворочались в голове непозволительно медленно, тело нестерпимо ныло, глаза сами собой закрывались, хотя спать чародейка сейчас не планировала вовсе. Но, в конце концов, усталость организма оказалась сильнее, а энергии на то, чтобы в очередной раз разомкнуть тяжёлые веки, не осталось. Проваливаясь в блаженную темноту, Джайран заранее приготовилась проклинать любого, кто сунется её будить – так хотелось отдохнуть…

__

Отредактировано Джайран (2013-04-16 18:17:41)

0

33

Джайран проснулась ближе к вечеру из-за назойливого красноватого луча закатного солнца, просочившегося через чуть приоткрытое витражное окно. Как назло, тонкая, но яркая струйка света била именно в глаза. Медленно встав с кровати, девушка оглядела комнату. Помещение окрасилось в красные и оранжевые тона. Это было красиво, волшебно, чудесно... но вместе с тем навевало ощущение потери. Древней, непоправимой, страшной, но сейчас уже почти забытой. Как будто давние раны, от которых остались одни лишь шрамы и память, ноют от плохой погоды.
Этот замок, Каэр-Морхен, был свидетелем крушения самой древней и великой империи Асхана. Он стоял, когда рушились более поздние государства, когда забывались знания и история, но видел, как на руинах прошлого вырастают новые и новые города, новые цивилизации, а на смену одним поколениям приходят другие... Джайран почти кожей чувствовала груз веков, пережитых этим замком и его обитателями. Наверное, хорошо, что Каэр-Морхен - всего лишь бездушный камень, потому что редко какое живое существо способно сохранить здравый рассудок, видя, как погибает всё, к чему оно привыкло, и как на его месте возникает что-то другое. Редко кто может противостоять течению времени. Можно даже сказать - никто.
Интересно, сколько Дрейку на самом деле лет? Что он видел, как много пережил? Чародейка подумала, что неплохо было бы узнать.
Вытянув перед собой руку, Джайран некоторое время понаблюдала, как играют на коже красные блики заходящего солнца. Сжав и разжав кулак, слегка шевельнула пальцами, вызвав магический огонёк. Заставила его сделать круг по комнате, проследила за ним глазами и, когда светлячок доверчиво опустился обратно на протянутую ладонь, развеяла.
Джайран ещё довольно долго сидела, бездумно разглядывая витражи на окнах. Цветными стёклышками на них были выложены красные драконы. Солнечный свет, проходя сквозь них, окрашивал комнату в тот же оттенок, а силуэты крылатых ящеров сияли особенно ярко.
Вздохнув, девушка встала с кровати. Тело болело гораздо меньше. Сейчас надо было идти на общий ужин, Дрейкорд обещал даже устроить какой-то "особо приятный сюрприз" и уверял, что им обязательно понравится... Ходить никуда не хотелось, совсем. Чародейка желала бы провести этот вечер в компании Литы, а заодно сказать ей всё, что нужно было... Обидно.
Колдунья выползла из своей комнаты, оглянулась по сторонам - никого. Тишина. Джайран направилась в сторону главного зала - кажется, ужин должен скоро начаться.
По пути девушка зашла в библиотеку, после недолгих выборов взяла книгу о Империи Шантири и поплелась в сторону зала. Там она оказалась первой. Приметив себе достаточно тёмный уголок, чародейка прошла туда, села в удобное мягкое кресло и открыла первую страницу книги, сотворив рядом маленькую сияющую сферу, чтобы можно было с комфортом читать, не напрягая глаза.

Честно говоря, никуда вечером Лита идти не хотела. Всё-таки уснув днём, она уже чувствовала себя куда лучше, но ещё не настолько. Хорошо было бы забраться в постель с книжкой, но первоначальный план, предложенный Джай - посидеть и мирно поболтать - её тоже вполне устраивал. Но, увы, за обедом Дрейкорд объявил, что к вечеру приглашает всех на ужин, а за ужином ожидается сюрприз. Лита сюрпризов не желала - вчерашний приём напрочь отбил у неё всю любовь к сюрпризам ближайшие лет на пять, так точно. Да и вообще, идти она никуда не хотела. Но отказаться было невежливо, так что под вечер волшебница переоблачилась в тунику и сарафан, радушно выданные дрейкордовскими прислужниками, и направилась в зал. Сарафан, кстати, хоть и был очень красивым, её любимого синего цвета, но казался не очень удобного кроя - совсем не такого, как носили у них на юге. Привыкшая к свободным галабейям, в другой одежде Лита чувствовала себя неуютно. "Впрочем, любому северянину наши просторные многослойные одеяния и рукава в пол тоже, наверное, покажутся неудобными..."- думала она, шагая коридорами замка.
Перед самым входом в зал Лита нацепила на губы радушную улыбку. Приветственно помахав уже собравшимся, Лита огляделась в поисках тёмного уголочка, где можно было тихонько посидеть в ожидании обещанного развлечения.
-Чудесно выглядишь, - дракон отвесил учтивый поклон, как и остальным гостьям. Лита действительно выглядела прекрасно, хотя  элементалям пришлось специально подгонять его его по Литиной фигурке. Мариция была чуть выше ростом. Хотя, с другой стороны, она вообще платья надевала только в крайнем случае. Предпочитала свободные штаны, рубашку и куртку.
Дрейкорд налил вина в бокал, давая знак элементалю-музыканту.
-Дианель, всё готово.
- Да поняла я, поняла! Подожди немного, Дрейкорд. Приходить надо во всем блеске и вызывать настоящее удивление! Когда начнут спрашивать, где я, скажи мне, - Дианель уже приближалась к залу. Браслеты вроде даже не звенели, равно как и бубен в руках. Замерев за дверью так, что ее никто не видел, она начала ждать. Уж что-что, а ждать она умела. Сердце колотилось в предвкушении танца, а тексты вспыхивали в голове, как языки пламени. Что же... Сегодня вечер должен быть приятным, а она будет на высоте!
"Кажется, что-то такое уже было, про чудесно, вернее прекрасно, выглядишь..." - благодарно кивнув на комплимент дракона, уныло подумала Лита. Оглядела зал - все были на месте, кроме Валентина... То есть, Дианель.
- Интересно, а где Дианель? Вроде остальные собрались... - поинтересовалась она.
-Кстати, о ней, - Амон'Сулат улыбнулся краем губ, пригубив вино.
-Спрашивают!
- Раз, два, три! - Дианель хмыкнула, входя в зал и поднимая бубен над головой. Раз, два, три! Песня была одушевляющей и веселой, как раз то, что нужно. После этой - Литину любимую: "Шпоры", потом про дракона, а потом... придумаем!
Чем хорош шифон - он легкий. А значит, им можно играть, тем более, что юбок у нее в платье много. Дианель начала танец с простых движений - несколько раз прокрутилась, ведь она знала, что это эффектно. Юбки еще несколько раз взметнулись, приятно охладив кожу, а бубен наполнял движение музыкой... Хотя какой музыкой? Это не лютня, не флейта. Бубен - это только ритм. Не более! Но хватит и этого. Двигаясь, пританцовывая так, что юбки колыхались у ног, эльфийка едва ударяла в бубен, распевая:

Коль что-то начинаем и пишем пролог,
Что будет впереди, увы, не знаем.
Какой напишем все-таки эпилог,
Какой ожидать нас будет итог.
Быть может, мы сможем и сделаем все,
А, может случится, что проиграем.
Чтоб это узнать, мы все дальше живем,
Но все впереди, а сейчас мы поем.

Хэй! Ну веселее ведь!
Прекращайте всегда грустить!
Впустите на миг в сердце веселие!
И попытайтесь просто жить!
Хэй!
Вашей улыбкою
Сделайте счастливей свет.
Им ведь и так быть очень зыбкими,
И они растут в цене!
- остановившись и на быстро сглотнув слюну, Дианель развязала пояс на платье, так как тот уже мешал. Он стягивал талию и мешал дышать. Куда его положить?.. Дианка просматривала, что можно сделать, и не нашла лучшего, чем бросить ткань на стол. Рядом с Дрейкордом. Прости, дракон, но тебе песня уготована. Прекрасная. Великолепная. Если ты певицу не убьешь.

Отвернувшись и быстро пробежав в центр зала, девушка начала прохаживаться, ударяя в бубен и продолжая петь:

Я знаю, что сможем сделать мы все
И надерем кому мы надо уши.
Без слов, а очень просто их надерем,
Махнем рукой и дальше просто пойдем.
Попробуйте каждой радостью жить,
Пока еще способны, улыбайтесь,
Слезах и стонах толка вам не найти,
Так зачем же слезы пустые вам лить?

Хэй! Зануды надутые,
А пускайтесь со мною в пляс.
И не потом, а сию минуту же!
Смех нужен здесь и сейчас!
Хэй! Герои и бестии,
Прекращайте одним все знать!
Вы не одни несете возмездие,
Учитесь помощь принимать!
- песню она закончила, упав и прокрутившись на коленях, хоть и знала, что это мужское движение. Подергивая плечами, она поднялась, заискивающе смотря на Литу, по лицу которой было трудно понять ее настроение, и на дракона, который явно был доволен. Дианель немного запыхалась, но танцевать могла бы еще целый вечер. Она подмигнула зрителям, о которых немного забыла во время танца, словно растворившись в движениях. Сцена, побери ее Драконы!

Джайран завороженно следила за танцем Дианель. Эльфийка двигалась столь изящно и плавно... совсем не так, как недавно на тренировке, но глаз всё равно не оторвать! А в своей многослойной юбке бард выглядела потрясающе.
Когда Дианель начала петь, чародейка поймала себя на том, что не отрывает глаз от неё, следит за каждым движением и танцевальным па. Голос эльфийки завораживал ничуть не хуже, чем танец, и казалось, что все тревоги и заботы покидают сознание Джайран, а мир становится спокойным, понятным. Сердце отзывалось на каждое слово, чародейка практически ощущала песню, как продолжение себя, настолько точно та отвечала собственным ощущениям волшебницы! Всё-таки, не зря девушка пришла сюда - на это стоило полюбоваться!

В платье Дианель выглядела очень красиво, и было совершенно неясно, как можно было принять её за мальчика... И песня была отличная, и танцевала она замечательно. Но Лита была совершенно не в настроении, и потому наслаждаться зрелищем в полной мере не могла. И вообще, ей хотелось сидеть в кровати с книжкой. Это было очень печально, на самом деле - что приходилось улыбаться, когда не очень хочется, даже в кругу друзей - точно так же, как и на приёме демонов...
"Когда-нибудь, как-нибудь и где-нибудь," - грустно и удручённо думала Лита, хлопая вместе с остальными в ладоши в конце песни, - "должен, просто обязан найтись хоть кто-нибудь, которому буду нужна я, вот прям такая, как есть и кто есть. Со всеми моими радостями, грустями и печалями, проблемами и достижениями. Чтобы можно было говорить и рассказывать всё, что думаешь, а не что хотят услышать. Не натягивать улыбку, когда настроения никакого нет. Не сдерживать положительные эмоции, которыми хочется поделиться, потому что не место или не время. И чтобы понять мог, обнять, если что, в плечо чтобы можно было уткнуться, а не как Суула... Должен же, да? Непременно должен где-то и кто-то такой существовать..."
И, восхищённо улыбнувшись, кивнула, поймав взгляд барда.
Дракон зааплодировал, улыбнувшись. Пела Дианель действительно хорошо, как и танцевала. Что называется, вкладывала в это душу.
"Пустой Каэр-Морхен вновь ожил с приходом гостей", - весело подумалось Амон'Cулату.

Что же, может, любимая песня Литы сможет ее развеселить? Шпоры... Песня была залихватской, и ей соответствовали движения юбки, колыхающейся около ног, обнажая стройные щиколотки. С лютней было удобнее петь, так как ее пение и пение эльфийки соединялись в унисоне, но бубен задавал ритм, тот самый, который был необходим для танца.
Резко остановившись и окончив песню, так что цветок в волосах всколыхнулся, Дианель шутливо поклонилась:
- Прежде чем я спою следующую песню, я должна сказать, что я очень люблю жизнь. А кто не понял - это намек! - Дианка шутливо отдала честь, поигрывая звеневшими браслетами. Тихо придвинувшись, она пальцами потрепала ткань пояса, лежавшим у драконьей руки. Вообще, наиболее эффектным было, если бы Дианель схватила пояс и накинула дракону на шею. В принципе, можно и сделать. Почему бы и нет?
Ну что ж, осталось только спеть и выжить. Раз, два, три.

- Серебряный дракончик послушный на руках,
Дракончик тоже хочет резвиться в облаках
Он мирно пьет из плошки, клюет с руки овес
Что делать он немножко, немножко не дорос
Что делать он немножко, совсем немножко не дорос
, - Дианель не танцевала, а просто ходила кругами и ударяла в бубен. В голосе появилась любимая эльфийкой хрипотца. На Дрейка Дианель не смотрела.

- Драконов настоящих боятся все кругом
У них наряд блестящий и голос будто гром
Дракончик и синичку не тронем нипочем
Его беру как спичку - он фыркает огнем пф
Его беру как спичку - он фыркает огнем

Смущен дракончик очень, твердит который год,
Что если он захочет, то тоже подрастет
Он в детстве был упрямым, никак не мог понять,
Что надо слушать маму и кашу доедать,
Что надо слушать маму и кашу доедать

Услышав первые строчки песни, Амон'Сулат едва не поперхнулся.
"Рога и Копыта!" - как нельзя кстати вспомнилось любимое ругательство Дианели. Не то, чтобы дракон был смущён - не тот возраст, когда можно смутить подобной шуткой. Скорее... удивлён. Откровенно говоря, юмора непосредственно в свой адрес Дрейкорд не слышал уже давно, исключая, разве что, злые подколы Сандро. Не удержавшись, Дрейк начал тихо смеяться.
Последние слова песни были встречены аплодисментами. Всё ещё посмеиваясь, хозяин замка поднялся из-за стола, оставив там же трость.
-Браво, Дианель. Ургаш меня побери, надо обладать недюжинной смелостью... или же наглостью, что бы так шутить над драконом!
По незаметному знаку Амон'Сулата, встал из-за стола Теллурис, подлетел поближе Горный Ветер, элементали-музыканты приготовили инструменты.
-Дорогие дамы, - дракон изящно поклонился. - Помнится мне, в первой песне нашего менестреля были такие строчки:
" Хэй! Зануды надутые,
А пускайтесь со мною в пляс.
И не потом, а сию минуту же!
Смех нужен здесь и сейчас! "
Разумеется, я не считаю никого из присутствующих здесь занудами,
- Дрейкорд улыбнулся. - Но вот по поводу пляса... Потанцуем, леди? Теллурис и Горный Ветер с радостью согласились составить вам компанию. Да и я в своё время был не самым дурным танцором.

Джайран удивлённо хлопнула ресницами. Вот уж не думала и не гадала, что самой придётся танцами заниматься!
Нет, двигалась девушка вполне хорошо – ну, так она считала, по крайней мере. Ведь уроки, полученные в детстве, со временем не забылись, да и постоянные перемещения с места на место по всему миру не давали расслабиться, что бы совсем уж потерять форму. А мастерство не пропьёшь, как гласит всем известная гномья пословица. Так что танцевать Джай умела и даже когда-то любила, вот только в последнее время делать это доводилось нечасто… Вернее, почти никогда, и уж точно не в паре.
По правде сказать, особого воодушевления чародейка не испытывала. Но, как говорится, не попробуешь – не узнаешь. А вдруг понравится? Уйти-то всегда можно, никто насильно здесь держать не будет.
Покрутив головой по сторонам, Джайран заметила Теллуриса, направлявшегося к Лите. Свободными партнёрами оставались Дрейкорд и Горный Ветер… но к дракону с танцами чародейка по своей воле бы не сунулась! Ну не вязалась у неё в голове возможность танцевать в паре с Дрейком и реальность, даже элементаль казался лучшей парой. Он ведь наверняка умеет принимать более-менее осязаемый облик, недаром же его хозяин замка в кандидаты выдвинул.
Так и решив, девушка отложила раскрытую книгу, на которую всё равно не обращала внимания с тех пор, как Дианель начала танцевать, плавно поднялась с кресла и решительно зашагала в сторону Ветра.

Теллурис чувствовал себя неуютно, но понимал, что если он поучаствует в этих танцах, то поможет разрядить обстановку. Тёмно-зелёный костюм смотрелся на нем неплохо, но перчатки ему не нравились. Он, разумеется, раньше носил латные тяжелые перчатки, но в них была необходимость! А в простых перчатках, кажется, всё выскользнет из рук…. Отбросив пустые мысли о неудобствах,  ангел повернулся к волшебнице (той самой, что «посчастливилось» у Однокрылого побывать). Теллурис учтиво поклонился девушке и, улыбнувшись, спросил:
- Могу я пригласить вас на танец?
Лита не собиралась танцевать. Вообще, танцев с неё хватило и надолго. Погрузившись в невольно побежавшие по руслу вчерашнего вечера размышления, она совершенно неожиданно услышала приглашение... И испуганно вздрогнула, оказавшись в тени крыльев. Это было уже слишком - проклятый ангел мало того, что не шёл из памяти, так ещё и мерещился повсюду!
"Белые," - успокоила она сама себя. - "Крылья белые. Оба. Это не Однокрылый, дурища, ну сколько можно... Это всего лишь Теллурис."
Лихорадочно соображая и взвешивая, Лита молча смотрела на ангела и медлила. На её лице, наверное, успела нарисоваться если не вся гамма человеческих чувств, то половина, так точно.
"Кости немёртвых," - раздражённо подумала она. - "Что, неужто нельзя было оставить меня в покое? Или ещё кто-нибудь, кто угодно, но только чтобы не крылатый?!"
"Не глупи," - отозвался рассудок. - "По крайней мере, в Каэр-Морхене спрашивают твоего разрешения, а не хватают и волокут. Один танец, всего один, а потом можно будет сослаться на головную боль или ещё что-то... "
Как всегда, рассудок победил, и Лита, выдержав длительную паузу, улыбнулась Теллурису в ответ:
- Конечно, с удовольствием... Только танцую я не очень хорошо.
И, вкладывая руку в ладонь ангела, затянутую в перчатку, взмолилась мысленно: "Только не вальс, пожалуйста!"

Теллурис пригласил на танец Литу. Джайран, поколебавшись, выбрала элементаля. Амон'Сулат слегка кивнул самому себе, повернувшись к Дианели.
-Потанцуем, ученица? - Дрейкорд склонил голову, незаметно улыбнувшись.
Рога и копыта! Ди мысленно прокляла пару раз затею дракона в целом и самого дракона в частности. Когда она соглашалась выступить с "песнями и танцами", она никак не предполагала, что танцы будут парные!
-Дрейк, это подстава! Парные танцы совершенно не мой профиль, - пронеслось по ещё не разорванному мысленному каналу. - Не умею я вальсы танцевать...
- Вальсы и не придётся, - "мысленный голос" дракона был спокоен и наполнен какой-то затаённой ехидцей. - Просто доверься своему наставнику, ученица. Это не сложнее поединка на шпагах, только вместо оружия здесь более резкие движения. Я подстрахую по мыслеречи, если что.
-Довериться, как же, -, - Дианке очень хотелось щёлкнуть сереброволосого гада по носу, но она сдержалась. - Хотя... А, ладно, где наша не пропадала. Рискнём. Но если облажаемся - я тебя предупреждала.
-С удовольствием, - добавила она вслух.
Амон'Сулат щёлкнул пальцами, давая сигнал музыкантам. Нога болезненно ныла, но не настолько, чтобы заставить дракона хромать - сказывалось действие притупляющих боль зелий, которые были выпиты перед вечером. Как поведёт себя наплясавшаяся нога, когда действие снадобий прекратится, Дрейкорд старался не думать.

Теллурис, слегка смутившись, небрежно опустил руку на талию Литы. Ангел судорожно вспоминал, что и как нужно было танцевать, чтобы точно попасть в ритм музыки. В движениях Теллуриса не было плавности, что должна присутствовать в любом танце, он был скован, растерян. Иногда, когда он оступался, он чересчур сжимал руку волшебницы и тут же спешил извиниться. Ангел постоянно думал о том, куда ему двигаться, как не задеть кого-нибудь, какие же скользкие перчатки, какой сложный танец …
«Спокойно, как только закончится танец, я смогу уйти, - мысленно подбадривал себя ангел. – Скоро весь этот вечер закончится».
Теллурис был так погружен в свои мысли, что едва ли ощущал удовольствие. Хотя, смутно он осознавал, что ему, в общем-то, приятно танцевать с изящной и привлекательной волшебницей.
Конечно же, танцевать волшебница умела - просто, по её мнению, отвратительно. Хотя, это смотря с кем сравнивать... Но она предпочитала говорить, что не умеет - всё лучше заранее предупредить, чем расхвалить себя как отменного танцора, а потом нечаянно наступить партнёру на ногу.
Когда домашний дрейкородов оркестр заиграл "Свободу", Лита не смогла сдержать невольной улыбки. Ну конечно же, с чего же ещё начинать? Лите доводилось слышать её много раз - эту мелодию любили и знали многие повстанцы. А ритм позволял танцевать под неё что угодно, в зависимости от возможностей и умений танцующих. Волшебница решила - пусть Теллурис выбирает, чего и как танцевать, в конце концов, это он её пригласил, а не она его!
Выбранный танец оказался чем-то средним между пресловутым вальсом и простеньким хастлом. С первых же движений Лита поняла - к счастью для неё, ростом и крыльями сходство каэр-морхеновского ангела с Однокрылым кончалось - если её вчерашний тюремщик, будь он не ладен, в танце вёл себя не менее властно и уверенно, чем когда задавал вопросы, допрашивая, то Теллурис явно чувствовал себя не в своей тарелке, был напряжён и, похоже, получал от происходящего больше ущерба нервам, чем удовольствия. Впрочем, оно и к лучшему было - сосредоточившись на том, чтобы правильно и в такт танцевать, Лита выгнала из головы все невольно лезущие мысли. Ну или если не все, то большую часть.
Мелодия была недлинной и, после её окончания, волшебница поблагодарила Теллуриса и извинилась - мол, простите, танец был великолепен, но моя опять заболевшая голова не позволяет составить вам дальнейшую партию. Она надеялась, что ангел из-за этого не обидится - он показался ей довольно милым, и обижать его не хотелось.

Горный Ветер поменял облик сразу же, как только понял, что дочь Маркела направляется именно к нему. Элементаля по-прежнему нельзя было спутать с человеком, и даже черты лица у него были нечёткие, изменчивые и расплывчатые – только синие, чуть светящиеся глаза-огоньки ярко горели. Выхватить взглядом какой-то определённый образ было невозможно – разве что потоки ветра, очерчивающие овал лица, более-менее чётко воспринимались. А волосы домоправителя Каэр-Морхена также оказались тонкими струйками ветра, только серебряными, как и у Дрейкорда, и свободно ложились на плечи, иногда шевелясь, словно от легких дуновений… впрочем, почему «словно»? Так, наверное, и было.
Неведомым образом элементаль умудрился сделать своё тело вполне осязаемым и видным глазу. Дотронувшись до любезно протянутой руки, Джайран ощутила кожей прохладу морского бриза, и сразу с шипением отдёрнула ладонь, принявшись массировать пальцы – приятный морской ветерок резко сменился пронизывающим, обжигающе-холодным потоком воздуха с гор.
- Прошу прощения, госпожа, - в тоне Горного Ветра прорезались едва уловимые виноватые нотки. - Такого больше не повторится.
Ветер замер с приглашающе протянутой рукой, склонив голову. Чародейка едва слышно засмеялась, приняла предложение. В этот раз, действительно, никаких неожиданностей не было – ладоней девушки неуловимо касался тёплый летний ветерок, напоминая почему-то о покинутой степи, хотя там и погода, и ветер – всё совершенно другое.
Заиграла музыка. Джайран опознала в мелодии «Свободу», очень известную среди повстанцев песню, которая во многом отражала их взгляды, желания, да и вообще самих повстанцев и то, за что они с такой яростью боролись. Неудивительно, наверное, что музыка получила именно такое название и пользовалась такой популярностью в определённом обществе… и бешеной неприязнью кое-где в другом месте, а именно у демонов. В некоторых местах «Свободу» даже официально запрещают играть, если какой-то наместник уделяет много внимания рамкам цензуры.
Чародейка с Горным Ветром как-то сразу определились, что именно танцевать. Хастл – простенько и напряжения не требует, зато удовольствия можно получить кучу!
С разговором как-то не заладилось, но ни один из потенциальных собеседников в нём не нуждался. Каждый думал о чём-то своём и просто получал наслаждение от танца. Когда музыка стихла, партнёры поклонились друг другу, и Джайран вернулась обратно к своему креслу, присев на подлокотник – мало ли, что ещё Дрейк решит затеять?..

"На крыльях ветра", которую большинство повстанцев знали как "Свободу", была практически универсальной. Лита и ангел танцевали медленно, Джайран с элементалем взяли более быстрый темп хастла. Амон'Сулат же остановил выбор на быстром, словно вихрь, танго.
Дианель оказалась прекрасной ученицей, быстро схватывавшей на лету азы парного танца. Лишь иногда дракону приходилось поправлять её.
-Молодец, настоящий талант. Так, а теперь - резко влево...
Когда после первого же танца партнёры начали расходиться, Дрейкорд огорчённо покачал головой. Судя по эмоциональному состоянию Литы, метод  "клин вышибают клином" не прошёл.
Мягко коснувшись сознания волшебницы, дракон шепнул:
-Извини... Я хотел устроить тебе эмоциональную разрядку. Привык вышибать клин клином, а ангела - ангелом. Получилось, похоже, не очень.
-Потанцуем ещё? - Дрейк повернул голову к Дианели. - Честно говоря, я бы не отказался от ещё одной пляски. Впрочем, желание дамы - закон, - Амон'Сулат вежливо улыбнулся.
Лите ещё никогда не приходилось говорить по мысленной речи, но она о ней слышала, и потому, когда в голове зазвучал драконий голос, не воспринимаемый ушами, а словно бы вкладываемый в мысли, она удивилась, но не слишком. Только заинтересовалась - а какие именно мысли с её стороны может воспринимать Дрейкорд? Все подряд, пока открыт канал, или только специально ему адресованные? Не то, чтобы её размышления были особо секретными, но...
- Всё в порядке, - медленно и чётко продумала она в сторону Амон'Сулата. - Я просто ещё не до конца пришла в себя... Слишком привыкла к мирной жизни, встряска была неожиданной и сильной. Вот отдохну и буду в полном порядке, обещаю.
- Один танец, учитель, - честно, после этого спектакля танцевать хотелось только в обнимку с подушкой. Или в объятиях ванны. Лите не нравилось, она дергалась, Тел тоже, Джайран не особо получала удовольствия от танца, и к тому же играла эта чертова "Свобода"! Не, Дрейк специально ей подставу за подставой делает? Эту мелодию Ди ненавидела, слишком уж явная закономерность: поиграли песенку - посидели в тюрьме. Или на виселице повисели, красиво дрыгая ногами. Нет уж. Танцевать можно под что угодно и вовсе необязательно после этого резко стареть до состояния трупа.
А вот танцевал Дрейкорд... Дианели нравилось, слишком уж уверенно он ее вел, он был действительно партнером: он вел и мягко, и спокойно, и при этом не давал заскучать, что Дианель невольно отметила, резко откидываясь, поддерживаемая его руками. Но если уронит - замечтает о Шио...
- Не талант. Годы танца, - хмуро поправила Дианель, внезапно осекшись, что Дрейкорд хромал весь день! А сейчас он танцует с больной ногой... Ди чувствовала, что безногие танцы пора прекратить, но уже согласилась на второй "вихрь". Согласилась - изволь... Назвался зомби - ходи шатаясь, назвался танцором - изволь танцевать. Даже без ног.
Дракон щёлкнул пальцами, давая знак музыкантам. На этот раз элементали заиграли "Огненную пляску", хорошо подходящую для пасодобля.
"Если мне Ветер не ампутирует ногу после этого - будет хорошо" - язвительно подумалось Дрейку.
-Раньше этот танец очень любили в герцогствах Быка и Волка...
Если предыдущий танец был вихрем, то этот являлся подлинным пламенем, бушующем в душах и сердцах танцующих. Амон'Сулат и Дианель то расходились, то вновь почти сливались в единое целое, подобно огненным языкам, пляшущим в пасти красного дракона.

Промаявшись в своём углу ещё один танец, Лита решила, что, пожалуй, она побыла в компании прочих уже достаточно и можно идти спать. Вежливо покивав на прощанье всем тем, кто заметил её передвижение к двери - мол, устала, все дела, уже поздно, всё было великолепно, всем спасибо - она выскользнула из зала и направилась в свою комнату.
Пусть сегодняшний день просто кончится как можно скорей... Завтра она наверняка и чувствовать себя будет лучше, и мысли сумеет собрать, наконец.

Так, Лита ушла... Ну да  ладно. Отплясав последние секунды, Дианель покивала Дрейкорду, благодаря за танец. Лите явно не  очень понравился вечер,  почему?! Эх, Ди,  конечно,  тоже молодец, приятный они с Дрейком  устроили вечер... Танцы... веселье, радость. Тьфу!
— Благодарю за танец. Я пойду, — на вежливость эльфийка  уже не была  способна. Дрейк что думает — то  пусть и думает. А ей плевать. У нее  болит голова. На душе хор страдающих кошек, и хочется танцевать только с подушкой и одеялом. Вот с ними и потанцуем. А так  всем до завтра.
Дианель ловко выскочила из зала, направляясь в  свою комнату. Ничего не хотелось. Кроме одного...

Дверь тихо скрипнула, и Теллурис, стоявший неподалёку, заметил Йевенну. Она быстро подбежала к нему и скромно спросила:
- Я понимаю, сейчас не время, но не мог бы ты завтра улететь проведать мою маму? Всё-таки я очень давно с ней не виделась, а теперь у меня нет возможности….
- Не волнуйся, - успокаивающе сказал ангел, положив руку на плечо эльфийки. – Я завтра же её проведаю. Как ты себя чувствуешь?
- Хорошо, - немного запинаясь, произнесла Йевенна. – Только немного скучаю по Свету.
- Хм, когда я отправлюсь к твоей матери, по дороге попытаюсь найти что-нибудь «светлое», - улыбнулся Теллурис.
- Спасибо, - протянула эльфийка.

Джайран недоумённо провожала всех уходящих взглядом. Они выглядели мрачными, усталыми, унылыми какими-то. Кажется, танцы не принесли им совсем-совсем никакой радости! А вот для волшебницы, наоборот, стали своего рода избавлением от той неуверенности, что тяготила душу. Пусть и лишь на время.
Чародейка не могла поручиться за умения и талант остальных партнёров, но Горный Ветер составил ей отличную компанию, не досаждал и не навязывался. А эти качества, к сожалению, столь редки - как жаль, что именно такое Джайран ценит больше всего! Хотя, может, и не больше... Иногда девушке казалось, что, возьмись она распутывать невнятные клубки эмоций и странностей в свей душе, ещё больше запутает, настолько там всё было неопределённо. Чародейка предпочитала (а, быть может, у неё просто не получалось?) вообще не разбираться в своих чувствах, а попросту игнорировать их, закрываться от мира - так было легче, пусть и выглядело по-детски.
Кивнув на прощание уходящей Лите, проводив взглядом Дианель и Теллуриса с Йевенной, Джайран обернулась к дракону. Тот старался казаться бодрым и уверенным, но в движениях проскальзывало измождённость, усталость. Постороннему человеку этого было не заметить, слишком хорошо дракон умел держать маску, но волшебница видела его в гораздо более лучшей форме - отличие бросалось в глаза.
Девушка постаралась улыбнуться как можно беззаботнее.
- Дрейк, как по мне, так всё чудесно прошло! Спасибо тебе за устроенный вечер. Не так я хотела его провести, но ничуть не жалею, что пришла. Правда-правда! - чародейка слегка склонила голову в знак уважения к дракону и, не дожидаясь ответа, развернулась, направляясь к выходу из зала. Уже в держась за ручку двери, обернулась и весело подмигнула Дрейкорду - почему-то сейчас хотелось радоваться и смеяться, и дарить свою радость другим. Странно, ничего особенного не случилось, вроде бы... Размышляя над этим, девушка проделала остаток пути до своей комнаты, тихонько что-то мурлыча себе под нос.

-Мда, - дракон присел обратно в кресло и вскрыл бутылку с "янтарной слезой". Нога начала пульсировать болью. - Хотели как лучше, а получилось как всегда.
-Ну, Джайран и Дианель, как мне кажется, удовольствие от  вечера и танцев получили, - элементаль опустился в соседнее кресло. - Лита... Да, согласен, вышибать ангела ангелом было не самой удачной идеей. Но, с другой стороны... Каков контраст между этими двумя пернатыми!
-И не говори, -  Амон'Сулат залпом выпил бокал.
-Не важно выглядишь, - покачал головой Ветер. - Как  нога? Шёл бы отдыхать.
-Пока терпимо. Впрочем, ты прав. Посижу немного и пойду...

Дианель вошла в свою комнату, аккуратно прикрыв за дверь. Лита! Сначала истерика с утра, потом дергания при виде Телла, потом еще и этот уход… Да что же с ней? Рога и копыта! А еще Дрейк натанцевался с раной! Наверное, после этих танцев с больной ногой, от боли чуть ли не стонет.  А кто все танцы затеял? Правильно, Ди! Можно же было ПРОСТО спеть, без дерганий, нет – побежала, танцевала, довооольная, тьфу!
- Элементаль? – Дианель обратилась в пустоту, но элементаль действительно появился, - можешь принести мне вина?
Элементаль исчез, а Дианка начала раздеваться. После этого вечера даже шифон казался тяжелым, жарким и противным. Хотелось полностью скинуть с себя одежду и распахнуть окно. Но потом, правда, замерзнешь. И почему Лита так себя вела сегодня? Лучше не думать, а то и впрямь с ума сойдешь, но все же.
А элементаль на вино не скупился, принес две бутылки. Вино, похожее на кровь. А белое похоже на слезы, но слез было и так пролито слишком много…
***
Наполнив ванну, Дианель погрузилась в теплую воду, поставив на бортик огромной ванны бутылки и бокал. Плеснув себе вина, Ди пригубила, смакуя и невольно отмечая, что в том, что касалось вина, вкус у дракона отменный. И все же, почему она так себя вела? Почему?
«- Так, Ди, вдох-выдох, включи хоть раз мозги», - сказала Ди самой себе,  вспоминая весь день. Размышления лучше начать со сбора и разложения по полочкам исходного. Итак, она устроила истерику Дракону. Допустим, из-за нервов.. Допустим, в плену ей было плохо, но она сама сказала, что это был демонический курорт… Дианель невольно отметила, что допивает третий бокал.  Значит, в плену ей было хорошо… Так, если ей в плену было хорошо, то она бы хотела туда вернуться… Поэтому и истерика…  Вернуться, в плен? Ди залпом допила пятый бокал. Уже больше половины бутылки… Хватит.  А еще Дрейкорд спас ее с приема… А на приеме должны были быть танцы – иначе какой это прием? Ох, какая же она дура! Какие танцы после этого приема?
- А еще ее дергало при виде Теллуриса,
- подмигнул красной жидкостью бокал.
Так, еще и бокалы подмигивают. Дожили. Но бокал-то прав… Ее дергало. Интересно, кого может напоминать ангел? Разумеется, другого ангела. Со сколькими ангелами может быть знакома такая девушка, как Лита? Она же не Йев с ее верой в ангелов и личным ангелом - тело - и душехранителем. Значит, все же Однокрылый! Так, если бы она вспоминала об Однокрылом с ужасом, то и плен не был бы приятным, а значит, воспоминания приятны. Как минимум.
- А значит, Однокрылый ей понравился,
- прогудела бутылка. Или это Дианель сама себе? Голос глухой, как из трубы…
- Цыц, бутыль.
А если ее воспоминания про Однокрылого приятны, и Дрейкорд спас прямо во время приема, а  ей это не понравилось… И она вспоминает о нем постоянно – реагирует на Телла, то… он ей все же нравится! А если учесть то, что она реагирует на слова как дикая кошка… Она в него влюблена? Дианель залпом допила бокал. Первая бутылка выпита.
- Однокрылый и Лита, - заржала девушка не хуже полковой лошади. – Блеск!! А ты что думаешь, бутыль? – голова явно была не в порядке. Одно дело – спрашивать бутылку…
- Мда… - но когда бутыль отвечает!
***
Все еще хихикая, Ди вылезла из ванной. Допитая бутылка осталась на бортике ванной, а бокал упал в ванну. Эльфийка открыла вторую, шатающейся походкой направляясь к кровати.
- Стоп! – пьяно хихикнула она, наткнувшись на столик, - Направо! – повернулась и потопала к постели. Как могла уверенно. Жидкость плеснулась в бутылке, немного капель пролились на пол.
Дианка упала на кровать, отпивая на ходу из бутылки, но поперхнулась, а рука дрогнула. И вся бутылка пролилась на кровать и девушку, окрасив все в алый цвет. Рога и копыта! Стекло выпало из руки и укатилось под кровать, но девушку это не волновало. Она уже дрыхла пьяным сном довольного младенца…

0

34

Ночь волшебница провела не лучшим образом. Нет, уснула она быстро, как только голова коснулась подушки - усталость взяла своё. Но вот сны... Присутствовавшее в них смутное беспокойство не давало спать спокойно, а сами видения ускользали из сознания, стоило только волшебнице вынырнуть из зыбкой полудрёмы в реальный мир.
Запомнился ей только один сон - но вот уж лучше бы не запоминался! Потому что приснился ей Однокрылый - спящий. Во сне он выглядел завораживающе красиво - луна серебрила рассыпавшиеся по подушкам волосы, оттеняла светлую кожу, а пугающая холодная воля не пронизывала тонкие черты. Тряхнув головой - ещё не хватало, этим любоваться - чародейка заметила, что в правой руке сжат кинжал. Маленький, ритуальный, который она обычно носила в сапоге. Лита колебалась ровно секунду: убивать спящего было не слишком честно, кем бы он ни был... "О какой честности может идти речь? Тебе выпал невероятный шанс устранить его, действуй!" - прозвучал в голове голос. Не Литы, Аммара. И девушка, отбросив сомнения, всадила кинжал ангелу прямо в сердце.
Однокрылый распахнул глаза, схватил опешившую волшебницу за руку. Резко сел и скептически воззрился на торчащую из груди рукоять. Умирать он явно не собирался. Лита попыталась было вырваться, но хватка была железной.
- Неплохо... - Однокрылый вытащил кинжал, по светлой коже побежали струйки крови. Рана, сияющая багровым светом, затягивалась на глазах. - Будь у меня сердце. Но у меня его нет.
И поднял на девушку свои зелёные глаза с узкими кошачьими зрачками.
Лита тотчас же проснулась. Её собственное сердце колотилось, как бешеное, а спать расхотелось совершенно.
За окном уже занимался рассвет.

0

35

12 июня 55 года ИУШ, утро

Джайран мрачно выползла в коридор. Было ещё довольно раннее утро (вернее, ранним оно являлось исключительно для Джай), до полудня оставалось ещё часа два, – целая жизнь! - спать хотелось жутко, особенно после вчерашнего вечера танцев, но чародейка, проснувшись, провалиться в сон опять уже не смогла. Ворочалась, наверное, полчаса, а то и больше. На спине лежать неудобно, повернёшься на бок – заноет конечность, перевернёшься на другой – над ухом зажужжит комар (и откуда только взялся? В Каэр-Морхене ведь холодно, голодно и всякие вредные личи водятся!), ляжешь на живот – сползёт одеяло… Промучившись таким образом некоторое время, девушка решительно встала и, поминутно сцеживая зевки в кулак, побрела в сторону ванной. Кое-как приведя себя в порядок и уже изрядно повеселев, отправилась претворять в жизнь свой коварный план.
Надо сказать, Джайран всё равно выглядела несколько более растрёпанной, чем обычно. Некоторые чёрные пряди, обычно прямые, почему-то завились, под глазами красовались сочные синяки от недосыпа, а выражение глаз было на редкость жалобным. Больше всего чародейка напоминала свежеподнятого зомби - вроде и не разлагается, а всё равно больше мертва, чем жива. При этом, вот странность, настроение оказалось более-менее сносным.
Джайран шла по направлению к спальне Дианели. Зачем? Во-первых, жизненно необходимо было прояснить возникшую между девушками непонятную ситуацию. Во-вторых, присутствовала решимость, крайне необходимая для этого разговора, а также возможных разборок и препирательств, если далеко зайдёт. Чародейка не очень чётко понимала, действительно ли она сама хочет окончить дело миром, но, поразмышляв, решила, что новые враги ей не нужны – демонов и старых знакомых с лихвой для весёлой жизни достаточно и без эльфийки.
Волшебница прошла через библиотеку, отметив, что за читальным столиком у окна сидит дракон, сосредоточенно изучающий какую-то книгу – жалко, названия не разглядеть! Джайран решила не мешать Дрейкорду в его, несомненно, очень важном занятии, и тихонько прошмыгнула мимо. Как-то не очень хотелось, чтобы её видел кто-то ещё. Всё-таки, она направлялась решать довольно щекотливое дело, ко всему прочему, конфиденциального характера.
Джайран остановилась у двери в комнату Ди, вдохнула, выдохнула, потом ещё раз. Собравшись с духом, постучала. Подождав около двух минут, чародейка нахмурилась – ответа так и не было! У эльфийки не может быть проблем со слухом, значит, она либо намеренно игнорирует посетительницу (что, в общем-то, вряд ли, потому что Ди вряд ли знает чары, способные оповестить, какой именно субъект так жаждет встречи), либо спит (что тоже вряд ли, обычно Дианель встаёт не в пример раньше Джайран), либо… либо что-нибудь случилось.
Чародейка ещё с минуту помялась около входа, потом, выдав себе мысленный пинок, решительно открыла дверь. Волшебница, на самом деле, не надеялась застать дверь открытой, думала, что, скорее всего, будет заперто, и несказанно удивилась, когда дверь поддалась. Проскользнув в комнату, девушка набрала в грудь побольше воздуха, чтобы начать заготовленную по пути речь, и… судорожно закашлялась от увиденного.
Дианель лежала на кровати. Но даже не в этом вся соль – Дианель лежала на кровати посреди красного пятна, красная лужа была на полу, покрывале, на теле эльфийки.
Джай уставилась на это зрелище, боясь поверить собственным глазам. И вдруг поняла, что, если сейчас не схватиться за что-нибудь твёрдое и устойчивое, сядет на пол там, где стоит. Медленно сделав шаг в сторону, побледневшая чародейка привалилась к стене, не в состоянии отвести глаз от эльфийки, на теле которой застыли кровавые потёки. Джайран не знала, сколько просидела в таком положении, но, поняв, что ещё чуть-чуть разглядывания окровавленного трупа, и с сосновой рощей рядом с замком можно будет с уверенностью попрощаться, так же медленно поднялась и аккуратно, стараясь держаться за стеночку, двинулась к библиотеке. Кажется, там она видела Дрейка? Да, точно. Вот к нему и пойдём, он знает, что делать, стопроцентно знает.
Всё с таким же бледным, почти зелёным лицом, на фоне которого ещё более чётко вырисовывались впечатляющие синяки под глазами, Джайран подошла к дракону. И сообщила бесцветным голосом, глядя куда-то поверх его головы:
- Дрейк. Тут такое дело… - в голосе резко прорезались панические, почти истерические нотки. – Сходи к Ди. Пожалуйста!
- Ммм, что-то случилось? - дракон поднял глаза на чародейку, но, увидев в каком она состоянии, нахмурился. - В чём дело? На тебе лица нет.
- Может, ты лучше сам посмотришь? - нервно теребившая подол туники волшебница уставилась на Дрейкорда умоляющим взглядом.
- Так... - Дрейк резко поднялся на ноги. - Пошли. Посмотрим, что тебя напугало до такой степени...
Благодарно кивнув, девушка поплелась вслед за драконом, втайне надеясь, что увиденное ранее было просто очередной шуткой Ди или какой-нибудь галлюцинацией. Перед дверью в комнату Дианели чародейка  обогнала дракона, чтобы снова заглянуть в комнату и убедиться в своих предположениях. Загнлянула. Побледнела ещё больше.
- Дрейк... - Джайран нервно сглотнула и опять прислонилась к стенке, потому что ноги не держали.
- Ёпт... - вырвалось у Дрейка. Нет, не из-за открывшейся картины. А из-за того, что в чувствительный драконий нос ударил запах крепчайшего перегара. Мельком оглядев комнату, он рассмотрел в углу осколки бутылки. - Мда... картина маслом.
Джайран недоумённо нахмурилась. Она, честно говоря, ожидала совсем не такой реакции. Дрейк же явно не видел в происходящем ничего фатального...
- Т-ты чего? Она же... - чародейка перешла на шёпот, - в крови вся...
- Угу. В крови. В крови моего бедного погреба. Интересно, кто из элементалей притащил бедной девочке "Чёрную Кровь"? Узнаю - прибью. - Дрейкорд заглянул под кровать - там нашлась вторая бутылка. - Да ещё две штуки! Такая порция ангела бы с ног свалила, не то, что эльфийку.
Чародейка округлила глаза, перевела взгляд с дракона на лежащую эльфийку и обратно, а потом прошипела сквозь зубы что-то нелицеприятное и крайне нецензурное. Чувствовала Джай себе полной и бесповоротной дурой. И, кажется, тоже была не прочь прогулятся в погреб.
- Дрейк, а можно мне тоже что-нибудь выпить? - Джайран хмуро осматривала спокойно дрыхнущую эльфийку. И тут же поперхнулась, осознав кое-какой факт... интимного характера. Отвела взгляд и, покраснев, буркнула. - Нет, лучше не надо.
- Интересно, по какому поводу попойка? - дракон накрыл дрыхнувшую второй простынёй и перевёл взгляд на смутившуюся Джай.
- Хотела бы и я знать, - Джайран со вздохом посмотрела на дракона. Вспомнив, что всё ещё сидит на полу у стенки, медленно и аккуратно встала. Казалось, чародейка была чем-то раздасадована. - Можешь попробовать спросить... если растолкаешь.
- Растолкаю... проверенным способом - ледяной водой, - Амон'Сулат задумчиво посмотрел на чародейку. - Знаешь, мне кажется, тебе не помешало бы выпить что-нибудь успокаивающего.
- Вина не предлагай, мне теперь его пробовать страшно, - девушка снова скосила глаза на неподвижную Дианель. - А вообще, хорошая идея.
- Я имел в виду травяной отвар, - пожал плечами Дрейк.
- Давай, - волшебница радостно кивнула. Помявшись, неуверенно добавила. - Ну я пойду тогда, ты тут сам справишься. Извести эту... кхм, эльфийку о крайней степени моего возмущения, будь добр, - Джайран зло сверкнула глазами, кивнула дракону на прощание и отправилась искать элементаля - спросить, где достать кое-какие травки. Ну или кухню, на крайний случай, чтобы стресс заесть.

отыграно с Дрейком
________

Отредактировано Джайран (2013-05-19 21:52:19)

0

36

Джайран убежала успокаивать нервы. Амон’Сулат задумчиво посмотрел на пустую бутылку, затем перевёл взгляд на «мёртвую».
«И что, интересно, на неё нашло?», - фыркнул дракон.
-Горный Ветер, будь добр, принеси антипохмельной настойки, и побольше, - шепнул Дрейкорд в пустоту. Через пару минут лекарство было на месте и дракон приступил к первой фазе лечения похмелья – побудке посредством тучи и ледяной воды.
Проснулась Ди от воды. В который раз. Вздрогнув, она открыла глаза и попыталась приподняться, но голова дала о себе знать, отдав болью в виски. Схватившись на голову, девушка громко простонала. Это ж сколько она, простите, выпила? Бутылку, меньше? Меньше, наверное, иначе откуда эти красные пятна на простыне? Эх... И что за бред ей снился? Она говорила с бутылкой, и та ей сказала... Да быть того не может! Пить точно меньше надо. Почувствовав холод, девушка закуталась в одеяло, поежившись от прикосновения мокрой и почти ледяной ткани... Скосив глаза налево, девушка увидела Амон Сулата... О нет! Несмотря на холод, она завернулась в одеяло еще сильнее. Рога и копыта!! Что сейчас будет...
- С пробуждением, - дракон протянул эльфийке чашку с зельем. - Пей. Полегчает.
Ди зелье выпила залпом. Как вино вчера... Лита влюбилась в Однокрылого... Что за бред? Слегка покраснев, девушка смотрела на Дрейка. Боль в голове отошла на второй план по сравнению со стыдом. Мало того, что она голая сидит здесь, так еще и напилась как свинья. Рога и копыта, как стыдно!
- Знаешь, иногда мне кажется, что Каэр-Морхен превратился в больницу для душевно больных, - Амон'Сулат прислонился к стене. - Полегчало?
- Да, немного. Дрейкорд, прости, я... - ну и как сказать... Она устроила эти танцы на вечере, довела Литу, довела Дракона, точнее, ногу дракона - она после танцев должна была дико болеть, а в конце концов еще и напилась! Пока собирать вещи...
-Дианель, по какому поводу пирушка? – Дрейк повернул голову к девушке.  Его очень тянуло съязвить на тему «крови», но он сдержался, видя, что эльфийка и так готова провалиться сквозь землю. –  На моей памяти ТАК надирался только я сам… В последний раз - примерно полсотни лет назад, в день восшествия его рогатого величества на трон. Должна же быть какая-то причина.
- Прости, учитель, честно, я не хотела, - не хотела танцевать, не хотела никому настроение портить, не хотела говорить про догадку- вдруг бред, а Лита потом ее на мясо пустит? - Но причины есть... Кстати, как твоя нога?
-Ещё побаливает, но так, немного, - дракон прошёлся по комнате. - А что касается извинений... чёрт побери, - Дрейк покачал головой. - Слушай, у всех бывают моменты, когда хочется выпить чего-нибудь крепкого, я понимаю.  Но! Если уж ты пьёшь - делай это умеючи. А не умеешь пить - учись, - дракон ехидно приподнял бровь. - Чтобы не вышло... как сегодня.

- Дракон, если ты такой умный, тогда учи пить! Сам! И еще... прости за вечер, я не хотела.
-Может, и научу. Во избежание подобных казусов, - Дрейкорд хмыкнул. - А про вечер... Забудь, ты не виновата. Моя неудача. Привык клин вышибать клином. Только  с танцами и ангелами дело не прошло... – Амон’Сулат поморщился.- Хотел устроить Лите разрядку, а получилось  - как всегда.
Дианель хмыкнула, следя за драконом. Есть тут одна у нас задумка, но мы тебе ее не скажем/ Есть одна задумка, есть... Спросим у Литы. Попытка не пытка. Девушка еще несколько минут внимательно смотрела на cреброволосого.
- Хм, Дрейк, можешь просушить одеяло? А то холодно, а я уже проснулась. Пожалуйста, - жалобная просьба была похожа на мяуканье.
- Могу,конечно, - Дрейкорд повелительно махнул рукой. Дождевая тучка сменилась сухим и горячим порывом ветра, за минуту просушившим ткань и кожу девушки. - Кстати, ты очень  сильно напугала Джайран. Когда она зашла, то подумала, что ты лежишь в крови, при смерти или уже мёртвая.
Соколенок еще плотнее закуталась в уже теплую ткань, блаженно прижмурившись. Тепло и уютно, а уж если забыть про то, что было и про то, что она сейчас должна перед всеми извиняться... то вообще прекрасно!
- Спасибо большое, Дрейкорд. Теперь, я полагаю, мне надо извиняться... перед Джайран, Литой, тобой... Не люблю я это дело!
-Передо мной - не надо
, - Дрейк покачал головой, усмехнувшись. - Перед Литой - тут уже надо извиняться мне, что я и сделал. А вот Джай... Было бы неплохо, если бы вы помирились.
Ди еще сильнее зажмурилась, выдохнув сквозь зубы. Ну вот, тепер Джай. Да сколько бы Соколенок ни говорила, Джай не поймет, потому что Ди про свою жизнь рассказывать не будет!
- Это труднее, чем ты думаешь, Дрейкорд, намного труднее. Я постараюсь, но не обещаю. Она, может, даже слушать не захочет... Потому что моих насекомых в голове далеко не все понимают.

-Знаешь, я многое видел в своей жизни. У каждого в голове свои тараканы, - Дрейк  усмехнулся. - Почему бы мне не попытаться понять твоих, ученица? А потом постараемся придумать, что делать с вашей размолвкой.
- Джай не может понять, зачем вообще Валентин нужен и откуда он взялся. Сам понимаешь, взялся он не из пустого места. И она никак не хочет поверить, что Дианель, Валентин, Дианка - это все я, - Ди притянула колени к груди и обняла себя руками. Хотелось выложить все, но... нет, это немыслимо!
- Дианель, этот вопрос необходимо будет решить. Нет ничего хуже, чем разлад в отряде. Нужно помириться. Если ты не уверена, что она поймёт тебя - я могу помочь. Не обязательно рассказывать всю свою подноготную, нужно лишь, чтобы вы обе поняли и приняли... недостатки друг друга.
- Если ты хочешь, Дрейкорд, я с ней поговорю. Но пока я не вижу недостатков. В чем? В том, что она не может принять этого непоняного уживания во мне как минимум двух личностей? Это нормально. Честно, кому сказать, что девочка переоделась мальчиком - не поверят же! Дурь нашла такая вот. Но, честно, мне кажется, что рано или поздно Джай сама поймет, а мне не придется с ней говорить и перед ней рассказывать эту неприятную историю, - эльфийка фыркнула, сдувая челку. На душе сразу стало так погано... - Прости, мои беды - это мои беды. Ты не обязан выслушивать этих насекомых, хоть иногда они и бунтуют, - "Ди, рога и копыта, да что ты размякла то?! Сжала зубы и вперед, и нечего скулить тут!" Дианель зубы не сжала, но губу закусила, пытаясь прогнать червячка и слезы, которые он мог вызвать. Единственное слабое место, о котором она не желала рассказывать. Никому.
- Ты должна  обдумать и решить это сама, - Дрейкорд говорил неторопливо, точно взрослый ребёнку. Хотя, учитывая возраст, так оно и было. - Сама, понимаешь? На трезвую голову, без эмоций.  Если ты считаешь, что лучше оставить всё в тайне и как есть, и это не повредит - я не стану больше докучать. Каждый в Каэр-Морхене обладает свободным выбором, который я вовсе не собираюсь отнимать. Я могу лишь посоветовать, но не решать что-то за тебя, - Дрейк фыркнул.
-Возможно... Возможно, ты и прав. Нужно обдумать. А ещё  мне не помешал бы отдых... Чтобы меня никто не трогал. И зелье от похмелья! -  - пыталась отшутиться она, но все равно. На душе погано, как в осенний дождь.
-Пей, - дракон поставил бутылку с зельем на стоявший рядом столик.  - Завтрак сейчас принесут сюда. Пожалуй, сегодня стоит отменить обязательные тренировки. Похоже, вам всем нужно побыть одним и поразмыслить. Но, если захочешь "потанцевать" - я к твоим услугам.
- Захочу, о да. Днем, наверное. Готовь меч! - Дианель в одеяле перевернулась на живот, внимательно смотря на дракона, - И да, спасибо тебе. Огромное.
-Не за что, ученица,
- Дрейк  вышел из комнаты.
отыграно с Ди

+1


Вы здесь » Каэр-Морхен на Асхане » Ур-Сафир » Каэр-Морхен